1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Глобус

Будда и номер люкс

19.03.2003

Монастырь «Fo Guang Shan", что означает «Гора Блеска Будды», относится к числу десяти наиболее важных буддистских центров мира. Он расположен недалеко от Гаосюна (Kaohsiung) – крупного города на юго-востоке Тайваня. 500 монахов и монахинь живут здесь в своем мире, напоминающем жизнь маленького провинциального городка. Здесь есть несколько школ, университет, выходит газета, в которой, стоит отметить, печатаются только хорошие новости. Монастырю «Fo Guang Shan" принадлежат 25 выдержанных в традиционном китайском стиле зданий, построенных тридцать с лишним лет назад. От них к самому монастырю, который расположился на вершине холма, ведут три лестницы - одна в 40, другая в 60 и третья в 80 ступеней. Вокруг холма раскинулись парки и широкие площади, их пересекают многочисленные тропинки, по которым прогуливаются улыбчивые монахи. Эти исключительно пешеходные дорожки носят названия типа «Дорога Будды» или «Дорога Паломничества». На холме, недалеко от одной из многочисленных буддийских сокровищниц, вознеслась в небо 36-метровая золотистая статуя Будды, стоящая в окружении еще 480 маленьких статуй божества – символ монастыря, а также свидетельство величия и могущества. Картина, ошеломляющая любого своим великолепием и сказочностью.

Жизнь монахов довольно проста. Следуя духу и традициям чань-буддизма, монахи обязаны соблюдать три условия: бедность, безбрачие и миролюбие. Монах Чу Шоу, к примеру, делит 30-метровую комнату еще с четырьмя братьями по вере. На его кровати нет матраца, а только тонкое покрывало. По правде говоря, еще несколько лет назад Чу Шоу звался Герхард Фрёшль - он уроженец Нижней Австрии. У каждого, кто попадает в монастырь, своя долгая история. Герхард Фрёшль, или Чу Шоу, рассказывает, что поначалу спать было неудобно, но потом он привык. А боли в спине он просто старается не замечать. В зале для медитации монах проводит в среднем пять с половиной часов в день. В полшестого утра, едва проснувшись, он садится в позе лотоса на огромную скамью рядом с другими монахами и старается обрести внутренний покой. Иногда, когда приходят посетители, он проводит экскурсии или учит гостей медитации. Монастырь посещают несколько сот людей в год. Специально для них построено отдельное здание - «Дом пилигрима». В то время, как Фрёшль и другие монахи и монахини живут в спартанских условиях, для туристов делается все, чтобы они чувствовали себя комфортно. Некоторые комнаты в «Доме пилигрима» напоминают номера отелей люкс типа «Hilton» или «Hyatt», разумеется, с телевизором, телефоном и т.д. Есть комната в японском стиле, устланная татами, есть номер в европейском стиле с большим обеденным столом в гостиной. Теоретически любой гость, если он заранее об этом побеспокоится, может бесплатно жить в монастыре. Правда, каждый из гостей жертвует в пользу монастыря некую сумму. Те, кто жертвует много денег, получают «номер люкс», а те кто мало - делят комнату с другими туристами. Больше других ценят роскошь и комфорт японцы, которые приезжают сюда, чтобы на несколько дней или недель отвлечься от напряженной работы.

Но, вне зависимости от толщины кошелька, каждый гость монастыря «Фо Гуанг Шан» должен выполнять какую-нибудь работу. По прибытии всех спрашивают о том, что они умеют делать: одни соглашаются помогать на кухне, другие, хорошо владеющие английским, редактируют брошюры о монастыре. А те, у кого нет никаких особых дарований, могут просто мыть полы.

Туристы вовсе не обязаны жить как монахи. Никто не принуждает их вставать в полшестого утра для медитации или обедать в огромной столовой вместе с монахами и их учениками. И те, и другие, кстати говоря, обязаны хранить молчание во время трапезы. Несмотря на то, что в столовой одновременно обедает несколько сот человек, за столами царит полная тишина, слышен только стук палочек о фарфоровые чашки с рисом. И привыкшим к шумному застолью мирянам становится даже как-то не по себе. Для того, чтобы культурный шок не был столь велик, туристы питаются в своего рода ресторане, в котором, однако, подают только вегетарианскую пищу и безалкогольные напитки. Но там, по крайней мере, за пиалой чая можно вести светскую беседу. Что с удовольствием делает и наш герой Герхард Фрёшль, когда заходит туда вместе с экскурсионными группами. Он показывает туристам наиболее интересные и красивые постройки, водит по монастырскому музею, в котором собраны различные изображения Будды, рассказывает об истории монастыря. Например, о том, как в 1967 году на поросшем бамбуком холме Великий Учитель Hsing Yun, 48-ой патриарх школы Чань, основал этот монастырь и вдохновил впоследствии более 1000 человек стать монахами. Или о том, как монахи работают в больницах, тюрьмах и приютах. Начиная с 80-х годов «Фо Гуанг Шан» усилил миссионерскую деятельность заграницей, с помощью которой монастырю удалось найти много сторонников во всем мире и построить новые храмы: 26 в Азии, 4 в Африке, 29 в Америке, 13 в Австралии и 11 в Европе, в том числе и в Берлине.

Кстати, у монастыря «Фо Гуанг Шан» есть свой сайт в Интернете, где вы не только можете почерпнуть всю необходимую информацию, на случай, если захотите стать его гостями, но и полюбоваться красотой его храмов, музеев и залов для медитации: www.fgs.org.tw

Нигерийское кино

Несмотря на низкий уровень жизни населения в Нигерии, в стране процветает ... видеоиндустрия. Каждый год здесь производится около 600 полнометражных видеофильмов, распространяемых многочисленными розничными торговцами. В Нигерии нет больших кинотеатров. Люди собираются перед экранами телевизоров на задних двориках или в забегаловках, где круглосуточно демонстрируются нигерийские видеофильмы. Восторг населения Нигерии от лент местного производства, сюжет которых основан на мифах и легендах, огромен. Эти картины вселяют в людей гордость за свою культуру. А невостребованные сериалы из США и Бразилии пылятся на полках магазинов.

О нигерийском кино мы расскажем в нашем следующем репортаже.

Актеры играют по-дилетантски, техника работает плохо, а реквизит подобран в лавке старьевщика. Только энтузиазм команды и поразительная способность к импровизации спасают положение.

Во главе этого проекта стоит Кабат Эсос Эгбон - 33-летний режиссер-постановщик и продюсер. Молодой нигериец начал свою работу в видеоиндустрии в качестве сценариста, потом продолжил работать как режиссер. Он уже снял несколько пользующихся успехом картин по заказу больших акул нигерийского видеобизнеса. А теперь решил рискнуть и снять собственный фильм. Фабула ленты «Promise" («Обещание») призвана поразить воображение нигерийцев. Картина полна волшебства и неожиданных поворотов сюжета. Повествуется о заколдованном богами принце Изу, о его чудесном исцелении и борьбе со злым магом и чародеем.

Кастинг к фильму «Обещание» длился всего лишь один день, в течение которого было отобрано более 70 исполнителей. На сами же съемки режиссер-постановщик отвел пять дней. За это время нужно отснять материал для 2-х часовой ленты. Финансирует проект Эгбон сам. Конечно, денег, которых он назанимал у знакомых и родственников, для производства картины явно недостаточно, но тем не менее молодой режиссер смело принялся за работу.

Картину решили снимать в глухой деревушке, где нет ни водопровода, ни электричества. Около 50 лет назад в этом месте осели бывшие рабы. С тех пор здесь практически ничего не изменилось. Идеальное место для съемок фильма о прошлом Нигерии.

Навес, под которым обычно проходят занятия в деревенской школе, на несколько дней переоборудован под гримерную и костюмерную. К великой радости ребятни, на время съемок занятия отменяются.

По традиции, съемочная группа в Нигерии всегда собирается вместе непосредственно перед началом работы и молится об успехе предприятия.

Но, несмотря на общую молитву, график съемок нарушается в первый же день. Однако Эгбон относится к этому спокойно:

- Мы сегодня сняли практически все намеченное, за исключением, пожалуй, ... четырех сцен.

Второй день съемок начинается не слишком удачно. Автобус, который должен отвезти всю группу из гостиницы на место съемок, опоздал. Потом всплыла еще одна проблема:

- Весь сегодняшний день придется перепланировать. Я не могу снимать сцену в королевском дворце, потому что исполнитель главной роли – роли короля - не приехал. Он появится, вероятно, завтра. Он снимается еще в одном фильме - недалеко отсюда. Он знал, когда начинаются съемки, но так как финансовый вопрос еще не был решен, окончательной договоренности у нас с ним не было.

Без главного героя съемочной группе приходится импровизировать и снимать другие сцены.

Третий день. Не успев начаться съемки снова остановлены. На этот раз виновата погода:

- Сегодня слишком жарко. К сожалению, много времени уходит, чтобы добраться до этой деревни. Потом нужно наложить грим, переодеться в костюмы. Я думаю, в худшем случае нам понадобится вместо пяти - шесть дней. Но погода – это такое дело, которое нельзя предсказать.

Пару часов актеры в полном гриме, который, по нигерийской традиции, наносится не только на лицо, но и на все тело, сидят под тентами в ожидании, что зной пройдет. Наконец, солнце скрылось за облаками, и команда снова готова к съемкам.

Пятый день съемок. Наконец-то на съемочной площадке появился исполнитель главной роли Пит Эдочи – звезда, лучший актер Африки 2001 года и гарант хороших сборов. Он уже давно олицетворяет на экранах образ Игве – традиционного африканского короля. Нигерийская публика его обожает и не хочет никого другого видеть в этой роли. Поэтому коллеги называют Пита Эдочи «King of the forests» - король лесов.

Седьмой день съемок. Деньги на исходе. В начале у Эгбона было 10 тысяч евро – это ровно половина того, во сколько обычно обходится бюджет полнометражного фильма. Неудивительно, что от этих денег уже ничего не осталось, а актеры и статисты требуют оплаты. Уже несколько недель Эгбон ведет переговоры с фирмой по распространению видеопродукции в Лагосе, в экономической столице Нигерии, которая заинтересовалась картиной.

- Они обещали помочь и предложили денег, немного, но достаточно, чтобы заплатить актерам.

А проблемы с актерами уже начали возникать:

- Один актер - нам осталось снять с ним только одну сцену - разбудил меня сегодня утром и сказал, что не будет сниматься, пока ему не заплатят.

Восьмой и последний день съемок.

Снимается решающая сцена битвы принца с магом. Но маг на площадке появился на четыре часа позже, потому что ему еще не заплатили за работу. Времени на репетицию боя на мечах не осталось, и от сцены борьбы пришлось отказаться. Камера запечатлела только конец боя – смерть мага. Из-за споров съемки затянулись за полночь, поэтому дневные сцены решено было срочно переделать в ночные.

Наконец, съемки окочены.

Молодому нигерийскому режиссеру Эгбону потребовалось для своей 2-х часовой картины на три дня больше, чем он планировал. Но главное – работа успешно завершена.

- В Нигерии есть лишь три-четыре человека, способных на такую работу. И это настоящие воротилы кинобизнеса, у которых действительно есть деньги. Поэтому этот проект был для меня настоящим вызовом, испытанием сил и веры. Я многому научился. Дело стоило того.

Глохнущие охотники

А сейчас мы поговорим о проблеме, которой всерьез обеспокоено население в Швеции. Здесь глохнут охотники.

Охота в Швеции - не только дань традиции или развлечение. Охотники выполняют здесь определенную функцию: дело в том, что поголовье лосей в стране слишком высокое, и они превратились в серьезную проблему. Во-первых, они наголо объедают молодые леса, а во-вторых, зачастую представляют угрозу для автолюбителей на дорогах. На сегодняшний день в Швеции насчитывается около 300 тысяч лосей, и каждый охотничий сезон выдаются лицензии на отстрел до 100 тысяч животных. Но в последнее время возникла новая проблема, на этот раз не с лосями, а с самими охотниками: половина из них страдают слуховыми расстройствами.

История Хольдса Лина типична: неосторожный товарищ по охоте выстрелил из своего ружья прямо рядом с его ухом. С тех пор Хольдс Лин плохо слышит, а для охотника этот недостаток может обернуться серьезными последствиями.

- Моя самая большая проблема, как охотника, состоит в том, что я не могу правильно определить, откуда доносится шум – будь то лай собак или рев лося. Иногда я собак уже вообще не слышу.

Товарищ Хольдса Тобиан глуховат сразу на оба уха.

- У меня постоянный гул в ушах. Иногда мне кажется, что я слышал какой-то шум, но на самом деле – это только гул в ушах. И тогда это опасно: если рядом находится грибник, то я его не услышу.

Несчастный случай произошел осенью прошлого года, в самом начале охотничьего сезона. Один охотник, услышав шелест в кустах, по ошибке выстрелил в человека, который собирал в это время ягоды.

Согласно исследованию, поведенному университетом Гётеборга, половина шведских охотников на лося страдают слуховыми расстройствами. Поэтому многие требуют от властей разрешения на использование глушителя. Но это в Швеции запрещено законом.

- Полиция почему-то думает, что с введением глушителей вырастет преступность. Но ведь никакой преступник не станет официально обращаться в соответствующие органы за получением разрешения на глушитель. Преступники покупают оружие в других местах. Наши границы открыты, и в страну и так попадает масса нелегального оружия, -

сетует Хольдс.

Если использовать глушитель, то вместо обычного грохота охотничьего ружья слышен лишь легкий треск, как от выстрела пневматической винтовки. Однако одно исключение шведский закон все же предусматривает. О нем рассказывает эксперт шведской королевской полиции Клаус Йохансон: он охотился на лося прежде и сейчас тоже жалуется на частичную потерю слуха.

- Если охотник предоставит врачебное заключение, что от грохота оружия он частично потерял слух, он получает право на использование глушителя. В остальных случаях все прошения мы обязаны отклонять.