1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Бросит ли Европа узбеков на произвол судьбы?

После смягчения санкций Евросоюза в отношении официального Ташкента в Швеции увеличилось количество отказов узбекским гражданам в предоставлении статуса беженца. Узбекистанцы готовы к проведению акций протеста

default

Кому поверит Стокгольм? Каримову или беженцам?

«После исхода. Узбекские беженцы в Европе и СНГ». Так называется доклад, подготовленный и распространенный Ассоциацией «Права человека в Центральной Азии», штаб-квартира которой находится во Франции. Собственно, почему правозащитники обратились к данной теме именно сейчас? Дело в том, что, по их мнению, после того, как Евросоюз ослабил санкции в отношении официального Ташкента, изменилось и положение беженцев.

Европейские чиновники, к сожалению, зачастую понятия не имеют о том, что происходит сегодня в Узбекистане. Более того, они не имеют представления и о том, что ожидает беженцев на некогда покинутой родине. Видимо, некоторые сотрудники миграционных ведомств полагают, что раз санкции смягчены, значит ситуация в Узбекистане улучшилась. А потому нелегально находящихся на территории западноевропейских государств беженцев можно без зазрения совести отправить на родину. Правозащитники обеспокоены такой позицией миграционных служб.

Швеция приняла больше узбекских беженцев, чем любая другая из стран Европы. При запланированной на 2005 год квоте в 300 человек шведские власти после трагедии в Андижане приняли 310 беженцев из Узбекистана и предоставили вид на жительство более чем 400 заявителям, уже ожидавшим в Швеции определения статуса, - отмечается в докладе Ассоциации «Права человека в Центральной Азии».

В сложном положении оказались те узбекистанские беженцы, которые отправились из Узбекистана в Европу, так сказать, полулегально, через третьи страны. Из-за своей правовой неграмотности беженцы часто становятся нарушителями административного законодательства государства, в котором находятся. В этом кроются основные причины депортации узбекских беженцев из западноевропейских государств.

Так, находящиеся нелегально на территории Швеции узбекистанцы нередко вынуждены скрываться, боясь того, что их в любой момент могут вернуть на родину. О судьбе узбекских беженцев в Швеции и о том, почему некоторым из них, возможно, грозит депортация, рассказывает наша корреспондентка Наталья Бушуева, ранее работавшая репортером «Немецкой Волны» в Ташкенте. Сегодня Наталья является официально признанным политическим беженцем и проживает в Западной Европе:

«После смягчения санкций Евросоюза, введенных в 2005 году после трагических событий в Андижане, изменилась и миграционная политика Швеции по отношению к узбекским беженцам. Так считает руководитель организации "Защита прав беженцев, вынужденных эмигрантов из Узбекистана", координатор оппозиционной партии "Эрк" по Европе Дустназар Худойназаров. По его наблюдению, именно после ослабления санкций резко увеличилось количество отказов в предоставлении убежища узбекистанцам.

Узбекистанцев на территории Швеции, как говорит Дустназар Худойназаров, немало. Среди них есть как легальные (то есть те, кто обратился в миграционные службы с просьбой предоставить им временное убежище), так и нелегальные (те, кто в миграционные службы не обращался, опасаясь депортации).

В Швецию узбекистанцы, в основном, попадают, как рассказывает правозащитник, нелегально, через третьи страны. Вот, к примеру, история женщины из Самарканда (из соображений безопасности имя ее мы называть не будем). На родине ее начали преследовать после того, как она сделала резкое заявление в отношении властей. Она оказалась в Швеции, но срок действия визы истек. Решение о депортации уже принято, однако женщина рассчитывает его обжаловать. Ведь дома, как она полагает, ее ожидает тюрьма – до 15 лет лишения свободы…

Только уже за одно то, что узбекистанцы попросили убежище в какой-либо стране, им на родине может угрожать опасность, утверждает Дустназар Худойназаров. Так как рано или поздно сведения о беженцах поступают в спецслужбы Узбекистана. В «черных списках» оказываются даже далёкие от политики люди, не говоря уже о представителях оппозиции или правозащитниках.


Как рассказывает вынужденный политический беженец, журналист из Узбекистана Кудрат Бабаджанов, «возвращенцев» на родине ожидают либо тюрьма, либо домашний арест. Из-за частичной отмены санкций, считает журналист, в Европе складывается иллюзия, что в Узбекистане ситуация с правами человека улучшается. Но это иллюзия, подчеркивает Бабаджанов.

Как рассказал руководитель организации "Защита прав беженцев, вынужденных эмигрантов из Узбекистана" Дустназар Худойназаров, с 15 ноября многие беженцы готовы начать в Швеции бессрочную акцию протеста, чтобы привлечь внимание властей к проблеме депортации узбекских граждан».


Надежда Атаева, руководитель Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», также считает, что практика НЕпредоставления официального статуса беженца участилась после того, как санкции ЕС в отношении официального Ташкента были ослаблены. Собственно, правозащитники сейчас и распространили свой доклад, чтобы привлечь внимание европейских чиновников к проблемам узбекистанцев, преследуемых на родине.

По словам Атаевой, в Великобритании узбекистанцы все чаще попадают в депортационный центр. И это при том, что это государство всегда выступало с жесткой критикой действий узбекских властей в Андижане. Как отмечает Надежда Атаева, в очень сложной ситуации оказываются сегодня этнические русские, прибывшие в Европу из Узбекистана. Миграционные службы европейских стран, как правило, считают, что русские без проблем могут отправиться на свою историческую родину – в Россию. При этом европейские чиновники забывают о том, что переезд в Российскую Федерацию еще не гарантирует узбекским гражданам решения проблем.

Тому, что Россия выдает Ташкенту узбекских беженцев, есть масса подтверждений. Взять хотя бы дело Мухаммадсолиха Абутова. Его задержали в Подмосковье, и, судя по всему, несмотря на то, что он ходатайствовал о получении статуса беженца, его депортируют на родину. Такие опасения высказывают российские правозащитники.

Мухаммадсолих Абутов был задержан в мае текущего года в Красногорске. Причём задержали его не сотрудники российских силовых структур, а их узбекские коллеги из Службы национальной безопасности Узбекистана. И, кстати, в этом нет ничего удивительного. По словам руководителя программы «Миграция и право» правозащитного центра «Мемориал», председателя комитета «Гражданское содействие» Светланы Ганнушкиной, представители узбекских спецслужб действуют на территории России так же свободно и без стеснений, как и в собственной стране. Более того, их российские коллеги им активно помогают, отмечает правозащитница.

Как говорит Ганнушкина, Россия готова отдавать узбеков чуть ли не в подарок к празднику. По ее словам, многие люди, которых удалось спасти, рассказывают, что задерживали их на территории РФ не российские, а либо узбекские спецслужбы, либо и те и другие совместно. Как рассказывает Ганнушкина, узбекские спецслужбы оплачивают российским коллегам их услуги, то есть, это уже не только политическая установка, но и материальный интерес нижнего звена правоохранительных органов РФ.

Показателен в этой связи случай с Абутовым. Как рассказывает руководитель программы помощи политическим беженцам из Центральной Азии Комитета «Гражданское содействие» Елена Рябинина, когда узбекский гражданин был доставлен сотрудниками Службы национальной безопасности Узбекистана в отделение милиции города Красногорска, российские милиционеры не обнаружили его имя в списке тех, кто находится в международном розыске. Но, тем не менее, они решили «закрыть глаза» на эту недоработку узбекских гостей, если из Узбекистана постскриптум пришлют необходимые документы, подтверждающие тот факт, что данный гражданин действительно разыскивается.

Напомню, Мухаммадсолих Абутов за свои религиозные убеждения уже отсидел в Узбекистане восемь с половиной лет. В феврале этого года узбекские власти вновь предъявили ему обвинение в том, что в 1998 году в местах лишения свободы он якобы организовал религиозную экстремистскую группу. Уже после того, как Абутов был задержан в Можайске, он направил в Управление Федеральной миграционной службы России ходатайство о предоставлении ему статуса беженца на территории страны. Ответа до сих пор нет, хотя документ был направлен ещё в сентябре. Кроме того, сразу после задержания Абутов направил ходатайство о предоставлении ему статуса беженца и в Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН). Представители этой структуры также пока с задержанным узбекским гражданином не встречались и никакого ответа не давали.

По словам российской правозащитницы Светланы Ганнушкиной, Россия в последнее время, как правило, идет на встречу официальному Ташкенту, когда речь идет об экстрадиции в Узбекистан так называемых «противников режима», которых узбекское правительство представляет экстремистами. Как предполагает Елена Рябинина, вполне вероятно, что в Генпрокуратуре России уже лежит запрос из Узбекистана о выдаче Мухаммадсолиха Абутова Ташкенту. И теперь его судьба зависит от того, признают его беженцем или нет…

Наталья Бушуева, Дмитрий Аляев







Контекст