1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Британский правовед: закон о ФСБ доказал, что Медведев - не либерал

Профессор Лондонского университета, эксперт по вопросам прав человека и международного права Билл Бaуринг в интервью Deutsche Welle о новом законе о ФСБ, его последствиях для России и молчании Запада.

Президент Медведев

Президент Медведев

Президент России Дмитрий Медведев в конце июля подписал закон, расширяющий полномочия Федеральной службы безопасности. Закон среди прочего наделяет ФСБ правом объявления официального предостережения физическому лицу о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений.

С просьбой прокомментировать новый закон о ФСБ Deutsche Welle обратилась к известному британскому эксперту Биллу Баурингу (Bill Bowring). Бауринг - профессор Лондонского университета, председатель Международного наблюдательного комитета Европейского центра защиты прав человека (EHRAC), постоянный эксперт Совета Европы по правовым вопросам, автор многочисленных публикаций о правах человека и правовых реформах в России.

Deutsche Welle : Господин Бауринг, новый закон о ФСБ вызвал неоднозначную реакцию в России. Одни надеются, что он поможет бороться с преступностью. Другие опасаются, что закон может быть использован для запугивания оппозиции. Каково ваше мнение?

Билл Бауринг: Закон, который подписал Медведев, дает ФСБ полномочия выносить людям предупреждения, если их заподозрят в возможной экстремисткой деятельности в будущем. Пока не ясно, что будет, если проигнорировать предупреждение. Но, судя по всему, наказание может быть довольно суровым. Это действительно вызывает беспокойство. Ситуацию можно сравнить с фильмом "Особое мнение" (фантастический боевик с Томом Крузом в главной роли - ред.), в котором силовые структуры предотвращают еще не совершенные преступления. Экстремизм в России имеет чрезвычайно широкое определение. Например, активисты-экологи сейчас проводят акции в защиту леса под Москвой - это тоже считается экстремизмом. Другой пример - акции в поддержку 31-й статьи Конституции РФ, которая гарантирует свободу собраний. В субботу, 31 июля, в Москве и Санкт-Петербурге были задержаны более 80 участников протестов… Все это - часть общей картины.

- Что означает расширение полномочий ФСБ для демократии в России?

- Сегодняшнюю ситуацию в России очень трудно назвать демократией. Власть принадлежит одной партии, лидером которой является Владимир Путин. Выборы проводятся под все более жестким контролем. Люди у власти - выходцы из КГБ. Это окончательно доказывает, что Медведев вовсе не либеральный демократ. Именно он объяснил, почему новый закон так важен, и почему у России есть право наделять свои спецслужбы такими полномочиями. Я считаю, что это очень тревожная тенденция, когда ФСБ получила право выносить людям предупреждение.

- Сторонники закона о ФСБ в России говорят, что, мол, на самом деле ничего нового не произошло, такая практика уже существовала…

Эмблема КГБ СССР

Эмблема КГБ СССР

- Да, во времена КГБ у них были такие полномочия. Еще один тревожный момент, который касается ФСБ, это последствия шпионского скандала между Россией и США. Похоже, что Служба внешней разведки - СВР снова станет частью ФСБ. Так уже было в советское время. Эти службы разделили, чтобы у них было меньше власти. Теперь, похоже, они снова будут вместе. ФСБ теперь стала значительно крупнее, и у нее стало больше полномочий.

- Как вы думаете, что стоит за такими действиями российского руководства?

- Я думаю, что есть две причины. Во-первых, российское правительство - это клептократия, это система, основанная на воровстве. В стране массовая коррупция, начиная от высшего руководства во главе с Путиным и до самых низов. Во-вторых, помимо сохранения своих денег, главная цель Путина и его коллег - сделать Россию очень сильной державой, которой бы боялись другие страны.

- Некоторые российские оппозиционеры утверждают, что такого закона, как о ФСБ в России, больше нет нигде в мире. Если говорить о Европе, это действительно уникальный случай или есть похожие законы?

- Здесь, в Великобритании я недавно председательствовал на заседании в Палате лордов, на котором обсуждалась практика задержания на срок до 28 дней. Это максимальный срок среди стран Европы. В Великобритании действуют антитеррористические законы, которые дают силовым структурам намного больше полномочий, чем это необходимо. Британские законы гораздо более жесткие, чем в Германии, Франции, Италии или других странах Западной Европы. Я думаю, что во всех этих странах есть опасная тенденция, но в России она зашла особенно далеко.

- Некоторые эксперты в Германии видят в новом законе о ФСБ угрозу для правого государства в России. А каково ваше мнение?

Ходорковский за решеткой

Эксперт: Дело Ходорковского было бы невозможным в правовом государстве

- Правовое государство обещал построить Горбачев во время перестройки в конце 1980-х. Путин и Медведев тоже говорят, что привержены принципам правового государства. Однако в России правительство очень активно вмешивается в судебные процессы. Один из наиболее ярких примеров - это дело Ходорковского, компания которого, ЮКОС, была экспроприирована правительством с целью получения денег. Такие вещи невозможны в правовом государстве.

- Есть мнение о том, что новый закон о ФСБ мог бы стать предметом рассмотрения в Европейском суде по правам человека в Страсбурге…

- Для этого должна быть жертва, то есть кто-то должен обратиться в этот суд. Я возглавляю один из крупнейших проектов - Европейский центр защиты прав человека. У нас уже более 500 дел против России в Европейском суде по правам человека.

- Ожидаете ли вы, что появление нового закона о ФСБ приведет к увеличению числа исков против России в Страсбургском суде?

- Да, безусловно.

- На усиление ФСБ в России пока почти не отреагировали страны Запада. Чем вы это объясняете?

- На этот вопрос можно ответить двумя словами: одно слово - это "нефть", а второе - "газ". Европа очень зависима от российских поставок энергоносителей. Это еще одна причина, почему Европейский Союз ведет себя так пассивно в отношениях с Россией. Россия предпочитает иметь дело не с ЕС, а с отдельными его членами, например, с Германией. Конечно, между Германией и Россией существуют очень тесные экономические связи. А теперь еще бывший канцлер ФРГ Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder) работает на "Газпром"…

- То есть, вы не ожидаете протестов Европы по поводу закона о ФСБ?

- На правительственном уровне это очень маловероятно. Другое дело - Совет Европы, занимающий довольно жесткую позицию.

Беседовал: Роман Гончаренко
Редактор: Геннадий Темненков

Контекст