1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Британский политолог: Смена власти в Грузии весьма вероятна

Путин решил преподать Грузии суровый урок, а заодно и показать все остальным, как не стоит себя вести с Россией, считает профессор политологии университета Ноттингема Стефан Вольф.

default

Стефан Вольф

Британский ученый-политолог Стефан Вольф высказал в интервью Deutsche Welle свое видение причин российско-грузинского конфликта и его последствий.

Deutsche Welle : Несмотря на прекращение военных действий в Грузии, все больше создается впечатление, что Россия не просто стремится защитить автономную территорию Южной Осетии, на которой находятся ее граждане, но и задалась целью свергнуть с поста президента Грузии Саакашвили. Намерена ли Москва изменить существующий в Грузии режим, и какие последствия имело бы это для региона в целом?

Стефан Вольф: Цель России изначально была шире, чем миротворческая миссия в Южной Осетии и Абхазии. Россия была обеспокоена стремлением Грузии вступить в НАТО. В течение длительного времени создавалось впечатление, что поддержания сепаратистских тенденций в Грузии было бы для Москвы вполне достаточно. Но когда в 2004 году Саакашвили начал проявлять силу, в частности, решив вновь объединить Грузию, разногласия между Тбилиси и Москвой стали расти, и конфликт вошел в новую фазу. Саммит НАТО в Бухаресте в апреле этого года еще раз подтвердил, что, если бы Грузия разрешила все свои внутренние конфликты, двери НАТО были бы для нее открыты. Россия имела следующие намерения. Во-первых, она решила помешать Грузии избавиться от внутренних проблем, при этом показав Тбилиси, кто есть кто, ограничив ее влияние в конфликтном регионе. Во-вторых, продемонстрировать всем, что не стоит играть с огнем и стремиться к членству в НАТО против согласия России.

- Если бы военные действия возобновились, и российские войска двинулись бы дальше и вторглись в Тбилиси с целью свержения правительства, что бы тогда произошло? Принудила бы Россию Грузию стать частью Федерации или установила бы полный контроль над грузинской территорией?

- В настоящий момент трудно представить, что Россия могла бы добиться абсолютного контроля над грузинской территорией, но она приложила немало усилий, чтобы подорвать военную мощь Грузии. Как бы то ни было, Саакашвили, в любом случае, потерял бы уважение народа, когда его начали бы спрашивать, почему Грузия не прекратила наступательные операции в Южной Осетии, недооценив Россию как сильного соперника, действующего быстро и эффективно и обладающего несоизмеримой силой. Не стоит забывать, что власть Саакашвили неоднократно оказывалась под угрозой как в этом году, так и в прошлом. Когда дым сражений рассеется, оппозиция вновь наберется смелости и попытается свергнуть Саакашвили.

Проблема в том, что эта операция, наверняка, затянется, и, скорее всего, по своим масштабам напомнит нам о 90-х годах, когда внутренняя оппозиция свергла тогдашнего постсоветского лидера Грузии Звиада Гамсахурдию, и его место занял бывший советский министр иностранных дел Эдуард Шеварнадзе. Правительство, которое, предположительно, придет на смену Саакашвили, не обязательно будет иметь пророссийскую ориентацию и отличаться исключительной благосклонностью к своему большому соседу, - но, скорее всего, будет более реалистично осознавать, каков баланс власти на Кавказе, а также необходимость стабильных конструктивных отношений с Россией. Я полагаю, смена власти в Грузии очень вероятна в ближайшем будущем. Однако маловероятным я считаю установление Россией полного контроля над Грузией, равно как и реинтеграцию Грузии в Российскую Федерацию, по крайней мере, в обозримой перспективе. Пока сложно также сказать, станет ли Россия укреплять свои связи с Южной Осетией и Абхазией до такой степени, что эти два региона станут частью России.

- Какова, по-вашему, главная цель России в данном конфликте?

В случае России речь, прежде всего, идет о ее собственных интересах в сфере безопасности - сохранении сферы влияния, укрепления за собой статуса сильной державы, а также сохранения и расширения контроля над нефтегазовыми ресурсами на всей территории бывшего советского пространства. Россия тщательно следила за ситуацией в Грузии и была готова отстаивать свои интересы в случае необходимости, в том числе и с применением военной силы. Ведь ни для кого не секрет, что исход военных действий между России и Грузией предсказать несложно. Но одно дело - повергнуть Грузию путем применения военной силы, и совсем другое - справиться с такой страной, как Украина.

Поскольку контроль над энергетическими ресурсами согласован, конфликт в Грузии представляет собой незапланированный сценарий. Газопроводы проходят через территорию Грузии от Каспийского моря, главным образом, из Азербайджана, к богатым международным рынкам. Для Азербайджана это единственная возможность избавиться от контроля России над его газопроводами, чего страна добивалась долгие годы. В то же время, речь идет о единственном доступе мировых рынков к ресурсам Закавказья который не может быть перекрыт Россией. Длительная нестабильность в Грузии могла бы сделать газопровод зависимым от энергетических ресурсов России. Более того, Россия могла бы получить в свои руки контроль над распределением каспийских и центрально-азиатских энергетических ресурсов.

- Какова роль Дмитрия Медведева и Владимира Путина в данной кампании? Создается впечатление, что в этой операции скорее можно узнать путинский стиль, своего рода возращение былой славы, нежели то видение России, которое, как все надеялись, присуще Медведеву?

- Несложно догадаться, что полный контроль над ситуацией оказался в руках Путина. Сложнее предположить, было бы все по-другому, если бы балом правил Медведев. Оба лидера четко скоординировали между собой сферы компетенции. Создается впечатление, что Медведев менее жесткий политик, чем его предшественник, однако, он все еще темная лошадка. Путин более предсказуем. Он точно знает, как действовать в состоянии кризиса, и отлично знает правила игры между бывшим Советским Союзом и Западом. Его игра основана на реальной политике. Он решил преподать Грузии суровый урок, а заодно и показать все остальным, как не стоит себя вести с Россией, и использует все доступные средства, чтобы избавиться от Саакашвили.

- Какова была бы реакция в мире, если бы Россия возобновила военные действия и завершила операцию по оккупации Грузии?

- Было бы много риторики и переливания из пустого в порожнее в высших кругах. Противникам соглашения между Россией и Европейским Союзом, возможно, удалось бы приостановить переговоры, но вряд ли удалось бы окончательно свести их на "нет". У ОБСЕ и ООН фактически нет выбора. В настоящий момент груз накопившихся проблем слишком велик, чтобы портить отношения с Россией. Россия и Евросоюз нуждаются друг в друге. Нельзя допустить ухудшения отношений на долгое время. Таким образом, я не верю ни в возможность полной оккупации Россией Грузии, ни в предоставление Западом военной помощи последней.

- США в настоящий момент являются основным союзником и поставщиком военной техники для Грузии. Буш поддерживает членство Грузии в НАТО. Насколько велик риск для США после выборов нового президента оказаться вовлеченными в серьезный военный конфликт ?

- Риск незначителен. США не заинтересованы в военной конфронтации с Россией. К тому же, США, ввязавшись в такую военную авантюру, ничего бы не выиграли. Не стоит забывать, что обе страны пережили и не такие кризисы, и смогли и без прямого военного вмешательства справиться с "холодными войнами".

- В понедельник Кремль провозгласил Михаила Саакашвили военным преступником. Какова цель этого поступка и что выигрывает Россия, выставляя президента Грузии в таком свете?

- Все, что нам известно на данный момент: это то, что тысячи мирных жителей погибли в результате военных действий в Цхинвали, столице Южной Осетии. Более того, от беженцев поступила информация об этнической чистке в селах Южной Осетии, осуществляемой грузинскими военными силами. Источники этих сообщений не были нейтральны, но если хоть одно из них удастся подтвердить, против Саакашвили и ряда военных командиров, организовавших данные операции, могут возбудить уголовное дело на основании несоблюдения принципов Женевской конвенции. Не будем гадать сейчас о том, случится это или нет. Но если бы это произошло, этим бы были достигнуты сразу две цели противников Саакашвили. Это бы коренным образом подорвало репутацию Саакашвили, независимо от того, обладает он демократическим мандатом или нет, и сделало реинтеграцию Северной Осетии в Грузию еще менее вероятной. Думаю, не стоит упоминать Косово, очевидная параллель уже и так видна.

- Евросоюз практически оказался беспомощным в условиях разрастания военного конфликта. Как сейчас ЕС следует повести себя, чтобы не потерять авторитет в послевоенной ситуации и чтобы страны могли извлечь из опыта России и Грузии уроки?

- ЕС очень серьезно воспринял сложившуюся ситуацию и принял все возможные меры по урегулированию конфликта на высшем уровне. Николя Саркози, президент Франции, председательствующей в настоящее время в ЕС, представил реальный план урегулирования конфликта. С самого начала Евросоюз настаивал на необходимости прекращения военных действий обеими странами.

Евросоюз не обладает военной функцией. Не то, чтобы ЕС не смог бы путем военного вмешательства урегулировать этот конфликт. Просто это не тот случай, где необходима военная интервенция. Еще раз подчеркиваю, речь идет не о беспомощности ЕС, а о четком политическом расчете. Вмешательство ЕС только усложнило бы ход течения конфликта.

Интервью вел Ник Амиес

Стефан Вольф, профессор политологии и директор Центра Международного кризисного менеджмента и антикризисного управления высшей школы политики и международных отношений при университете Ноттингема, известный обозреватель по международным отношениям.

Контекст