1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Брильянты вместо газа

Туркменский газ играет важную роль в схемах обеспечения углеводородами стран Евразии.


Туркменский газ играет важную роль в схемах обеспечения углеводородами стран Евразии. Именно туркменским газом в первую очередь рассчитывается Россия с Украиной, туркменское топливо идет в Иран, заключен масштабный контракт на открытие голубого потока из Туркмении в Китай. Но достаточны ли запасы газа в республике, чтобы в долгосрочной перспективе выполнять условия заключенных соглашений?

Почему вообще возник вопрос о том, что Туркмения может оказаться не состоятельной в аспекте выполнения контрактов по поставкам газа? Вроде бы, и главный партнер республики, российский «Газпром», таких сомнений не высказывает, и его глава Алексей Миллер, недавно, будучи в Ашхабаде, выглядел вполне удовлетворенным развивающимися отношениями. По данным «НВ» в настоящее время в Туркмению прибывают китайские специалисты по геологоразведочным работам, Пекин активно инвестирует в это средства. Кроме того, согласно данным, распространенным туркменской стороной, две авторитетные западные компании провели аудит важнейшего туркменского месторождения, Давлетабадского, и пришли к оптимистичному выводу, что там еще хранится 4,5 триллионов кубометров газа! Конечно, «Газпром» может жить спокойно, поскольку согласно 25-летнему контракту, связавшему Москву и Ашхабад, за четверть века в Россию должны поступить 2 триллиона кубометров.

Однако имеется и иная сторона. На фоне общего недоверия, которое в мире испытывают к бизнесу с Туркменбаши, единолично решающим, есть или нет газа в Туркмении, и как и по каким ценам им торговать, эксперты обращают внимание на следующие соображения и факты.

Говорит бывший вице-премьер республики по экономике Худайберды Оразов:

ХО: В 1996 году американская компания «Юникол» сделала совместно с соответствующими компаниями экспертизу ведущего туркменского месторождения — Давлетабадского. Было установлено, что реальные запасы газа на Давлетабадском месторождении составляют 1,3 триллиона кубометров газа. После этого прошло 10 лет, и запасы сейчас составляют 550—600 миллиардов максимум.

Х.Оразов обращает внимание на то, что, согласно данным геологоразведочных работ, проводившихся еще в советский период, дополнительные запасы газа в Туркмении есть, но они пока остаются не исследованными.

ХО: На моей памяти был случай, когда в 1995 году мы собирались куда-то лететь, и один из руководителей подбежал к Ниязову и сказал, что открыто среднее месторождение газа, на 300 миллиардов кубометров. Ниязов от него отмахнулся. «Да что мне твой газ, ты мне брильянты найди». Даже не алмазы, а сразу брильянты. Хотя любой нормальный человек знает, что, исходя из структуры почвы в Туркмении, алмазов там быть не может. Такой подход привел к тому, что работникам Управления геологии месяцами не выплачивалась зарплата, и потихоньку оно рухнуло, кадры разъехались. В результате практически геологоразведочными работами никто не занимался. Сейчас, в конце прошлого года, по нашим данным Ниязов лихорадочно пытается что-то восстановить, не столько для поисков, сколько для создания видимости. Он знает, что серьезные эксперты понимают: кроме Давлетабада, открытых месторождений в Туркмении нет.

В свою очередь, в интервью корреспонденту «НВ» Оразу Сарыеву бывший высокопоставленный сотрудник Управления геологии Туркмении рассказала, что, по имеющимся у туркменских специалистов данным, потенциальная возможность существования газовых месторождений есть в районе возвышенности Карабил, пролегающей от Тахтабазарского этрапа Марыйского велаята, до местности Керкичи-Ишметпет Лебапского велаята вдоль афганской границы. Однако надежды на существование газа там не столь велики, поскольку в находящемся поблизости Учаджинском месторождении газ истощен на 95%, а в Иолатане буровые работы дали отрицательные результаты. Тем не менее, как утверждает источник, С.Ниязов рассчитывает на обнаружение там больших объемов газа и заключает под это новые контракты, не оправданные технически. По словам источника, еще одну «газовую» надежду питает Туркменбаши по отношению к территории, пролегающей вдоль Амударьи по туркмено-узбекской границе. Соседи за прошедшие годы куда более интенсивно занимались разведкой запасов газа, и открыли значительное его месторождение, которое, судя по всему, и составляет базу для существенного расширения экспорта узбекского газа «Газпрому». Туркменбаши, узнав об этом, дал указание приняться за геологоразведочные работы на туркменкой стороне Амударьи, но пока они положительных результатов не дали. Но даже если вблизи от узбекских Газлинского и Таллимарджанского месторождений удастся обнаружить газ, для доступа к нему нужно будет разрешение Ташкента, с чем там вряд ли согласятся.

Бывший сотрудник Управления геологии утверждает, что С.Ниязов не располагает и анализом запасов газа на Каспии, эти данные имеются в Баку и в Москве. Во времена СССР Азербайджан с помощью Миннефтегаза СССР и Миннефтегеологии провел достаточно полный аудит в каспийской акватории, и его результаты должны, по мнению специалиста, находиться, помимо этой республики, и в России.

Что же касается оптимистичных данных аудита Давлетабада, якобы проведенного двумя известными западными компаниями, то зарубежные эксперты отмечают: сами эти фирмы молчат, а о результатах заявляли лишь туркменские чиновники, не приводя никаких подтверждений. В свою очередь, из республики приходят сообщения о том, что месторождения, относящиеся к Давлетабадскому комплексу, одно за другим затухают.

Кроме того, есть и еще одно косвенное соображение, подтверждающее опасения, что газа в Туркмении не так много, как Ашхабад заявляет.

Зимой этого года, выдавшейся особенно холодной, была прекращена подача газа для отопления в сельские районы, а в крупных городах этот вид топлива подавался в дома порционно. В западных СМИ была обнародована информация о том, что Туркменбаши дал указание разработать план экономии газа на населении. Исходя из этого, возникло предположение: глава государства, не отличающийся крепким здоровьем и молодостью, обещая газ Москве, Ирану, Пекину и поддерживая тем самым их лояльность, «тянет время», изыскивая последние резервы. Насколько обосновано такое предположение? Как говорит бывший вице-премьер Туркмении Х.Оразов:

ХО: Когда в 1995 году были сплошные неплатежи за газ со стороны Украины и ряда кавказских республик, я официально обратился с письмом к Ниязову о приостановлении поставок газа, а потом с этой докладной зашел к нему и сказал: "Сапар Атаевич, мы газ качаем, а, в результате, через 20-30 лет у нас самих газа не будет. Не лучше ли сейчас, пока не платят, придержать"? А он мне ответил: "Долго же ты собираешься жить! На наш век хватит". Вы правильно отметили: когда себя касается, он человек очень практичный и учитывает эти факторы. Он рассчитывает, что на три, четыре, пять лет максимум газа должно хватить, а потом хоть трава не расти, потому что вряд ли больше он протянет.