1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

История

Борьба Хрущева за Германию

Немецкий историк Герхард Веттиг в новой книге, основанной на впервые ставших доступными советских документах, освещает кульминационный момент "холодной войны" - и приходит к интересным выводам.

default

Никита Хрущев на заседании Генеральной Ассамблеи ООН, 3 октября 1960 года

Сегодня уже с трудом верится в то, что была Берлинская стена - символ "холодной войны" и конфликта между Востоком и Западом. Ее возведение было кульминацией так называемого второго Берлинского кризиса, инициатором которого осенью 1958 года стал Генеральный секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущев. Кризис потерял свою остроту лишь поздней осенью 1963 года.

Современники, и прежде всего немцы, которые были шокированы возведением Берлинской стены, восприняли изоляцию Западного Берлина как обострение "холодной войны", грозящее серьезной опасностью. Когда речь идет о Берлинском кризисе, сразу вспоминается Карибский кризис 1962 года. В истории эти два события, неразрывно связанные друг с другом, считаются центральными в период "холодной войны". Именно поэтому историки в прошлом уделяли такое внимание исследованию главных политических игроков того периода и процессам, предшествовавшим и сопутствовавшим обоим кризисам.

Использование односторонних источников информации

Свободный доступ к архивам на Западе позволял историкам лишь частично исследовать события того периода истории, а также мотивы действий политиков в Вашингтоне, Лондоне, Париже, Брюсселе и Бонне. Была даже возможность ознакомиться с позицией, которую занимало руководство правящей в ГДР Социалистической единой партии Германии - СЕПГ. Проблема заключалась в том, что источники информации в СССР оставались закрытыми, а они как раз представляли особую ценность – ведь инициатором кризиса был Никита Хрущев. Сведения о том, как принимались ключевые решения в Москве, фактически отсутствовала. Особенно интересовал вопрос о том, почему Хрущев инициировал кризис. Поэтому важнейшие вопросы, связанные с советской политикой, долгое время оставались открытыми. Для чего Хрущеву нужен был Берлинский кризис? Какую роль играли при этом другие представители социалистического лагеря, и прежде всего руководитель СЕПГ Вальтер Ульбрихт (Walter Ulbricht)? Достиг ли СССР своей цели возведением Берлинской стены?

Герхард Веттиг (Gerhard Wettig), знаток советской политики в отношении Германии после 1945 года, в своей новой книге дает ответы на некоторые из этих вопросов. Автор книги - бывший руководитель одной из секций Федерального института восточных и международных исследований в Кельне, а также бывший главный редактор журнала "Außenpolitik" ("Внешняя политика").

Веттигу была предоставлена уникальная возможность познакомиться с советскими документами тех лет в рамках проекта германо-российской исторической комиссии. В первую очередь автор книги смог оценить материалы архива российского Министерства иностранных дел, Российского Государственного архива новейшей истории, бывшего ЦК КПСС. А также он использовал архивы бывшей ГДР.

Однако доступа в президентский архив в Москве Веттиг так и не получил. Этот архив, без сомнения, самый важный для исследователей советской истории. Даже редкий российский историк может попасть туда. И тем не менее на основе уникальных документов Герхарду Веттигу все же удалось узнать множество интересных подробностей о советской политике во время второго Берлинского кризиса.

Идеология против политических интересов

Что касается самого процесса принятия решений на государственном уровне в СССР в тот период, то историк считает, что "берлинский ультиматум", выдвинутый Западу в ноябре 1958 года, был единоличным решением Хрущева. Ни разу Хрущев не обратился за советом к сотрудникам министерства иностранных дел. Для Веттига Хрущев оставался "в течение всего кризиса движущей силой и был решительным инициатором происходящего, в то время как ведущие западные политики могли лишь реагировать на его действия".

Результатом кризиса стало возведение Берлинской стены, которая, однако, не была конечной целью советской политики, она была призвана лишь на время скрыть постепенное социально-экономическое и политическое истощение ГДР, отмечает Веттиг. По мнению историка, Хрущев поставил перед собой более далеко идущие цели: во-первых, форсирование мирного договора, которым должен был закончиться процесс разделения Германии, во-вторых, аннулирование послевоенных договоренностей по правам западных союзников в их секторах Западного Берлина с целью преобразования его в контролируемую СЕПГ территорию. "Этого курса он придерживался и после возведения Берлинской стены", - полагает Веттиг.

Почему Хрущев не пошел на компромиссные предложения американского президента Кеннеди? В поисках ответа на этот вопрос Веттиг обращается к коммунистическому мировоззрению Хрущева. Ведь "в основе его отказа от всяческих компромиссов лежала идеологически обусловленная оценка, что соотношение сил изменится в пользу социалистического лагеря". Принципы, которыми руководствовался в то время Хрущев, базировались не на интересах национальной безопасности. Скорее его вера в превосходство коммунистической системы была источником для агрессивной политики конфронтации советского руководства во время второго Берлинского кризиса.

Книга Герхарда Веттига предназначена для всех, кто интересуется советской политикой в отношении Германии в период с 1958 по 1963 годы - "берлинским ультиматумом", возведением Берлинской стены, молчаливым противостоянием советских и американских танковых подразделений по обеим сторонам контрольно-пропускного пункта "Чарли" в центре Берлина. Темы, которые освещаются в книге, еще долго будут формировать представление о том периоде в истории, наверное, вплоть до открытия свободного доступа к президентскому архиву.

Инго Маннтойфель

___________________

Gerhard Wettig, Chruschtschows Berlin-Krise 1958 bis 1963. Drohpolitik und Mauerbau. (Quellen und Darstellungen zur Zeitgeschichte. München/Berlin, Bd. 67), R. Oldenburg-Verlag, München 2006

Архив

Контекст

История Германии