1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Борьба с терроризмом и границы дозволенного

Трагедия 11 сентября 2001 года оказала свое воздействие и на Германию. Изменения законодательства, судебные преследования исламских экстремистов – вот лишь некоторые из последствий для политической жизни страны.

default

Отто Шили проводит политику активной борьбы с терроризмом.

Вначале было заявление федерального канцлера Германии Герхарда Шрёдера (Gerhard Schröder) о "безграничной солидарности" с США, подвергшимися атаке террористов:

" Это объявление войны всему цивилизованному миру. Немецкий народ твердо стоит в эти безгранично тяжелые для американцев часы на стороне Соединенных Штатов Америки".

Федеральное правительство сразу приступило к разработке и осуществлению обширной программы антитеррористических мероприятий. Министр внутренних дел Германии Отто Шили (Otto Schily) , который когда-то был адвокатом членов немецкой левотеррористической организации RAF, выступил теперь в качестве неуступчивого преследователя экстремистов. Были ужесточены меры безопасности в немецких аэропортах, строже стали контролироваться сотрудники, занятые в сферах, так или иначе связанных с обеспечением безопасности. Кроме того были подготовлены два новых "пакета" законов, которые были уже в декабре 2001 года приняты в бундестаге.

" Мы осуществили в Германии ряд реформ в области законодательства, которые дали представителям закона и служб безопасности большие возможности. Теперь нам не придется прятаться", заявил министр внутренних дел.

"Религиозной привилегии" больше нет

Была отменена так называемая "религиозная привилегия", и теперь стал возможен запрет организаций, прикрывающих свою террористическую направленность религиозными лозунгами. Антитеррористическое законодательство расширило права спецслужб по наблюдению за подозрительными элементами. Ужесточение федерального законодательства в области борьбы с терроризмом привело и к изменению соответствующих земельных законов.

" Банки и компании, занимающиеся авиаперевозками, обязаны, согласно закону об охране Конституции давать сведения о счетах и передвижениях подозреваемых лиц. Информация, которую можно получить в результате сотрудничества с почтовым ведомством и службами телекоммуникаций, поможет установить контакты и связи этих персон", - подводит итог Хартвиг Мёллер (Hartwig Möller), руководитель службы по защите Конституции в Северной Рейн-Вестфалии.

Спорным остается действующий в Германии принцип разделения полиции и спецслужб. Хартвиг Мёллер настроен скептически:

" Другим странам не знаком запрет на оперативную деятельность для их спецслужб. Однако результаты подобной политики в правом смысле вызывают большие вопросы. В качестве примеров сомнительности подобной деятельности можно назвать потопление агентами французских спецслужб судна, принадлежащего природозащитной организации "Гринпис" в 1985 году, минирование американскими спецслужбами никарагуанских гаваней в начале 80-х годов. Еще один пример – Израиль, а с недавних пор и США, считающие своим "правом" поручать спецслужбам физическое уничтожение "врагов государства".

Мёллер указывает, что " в Германии потрясения терактами 11 сентября вызвали и дальнейший шок: террористы открыто выбрали местом своего предварительного базирования Федеративную республику, как будто речь шла о том, в какой стране правовое положение и реальный уровень преследований со стороны служителей закона предоставляет необходимую свободу действий по планированию и подготовке терактов".

Спецслужбы догадывались об 11 сентября

Однако, Мёллер подчеркивает, что немецкая полиция и службы безопасности еще задолго до 11 сентября знали об опасности. За так называемыми "гамбургскими террористическими ячейками", к которым принадлежал и пилот-смертник Атта, велось длительное наблюдение. О нем были заблаговременно информированы и американские спецслужбы.

В Гамбурге впервые в мире состоялся процесс против одного из сообщников исполнителей терактов 11 сентября. Марокканец Моунир Эль Мотассадек был приговорен к 15 годам заключения за соучастие в организации массовых убийств. С августа 2003 года во Франкфурте идет процесс против Абдельгани Мзоиди – еще одного участника группировки, в которую входил Атта. В настоящее время федеральная прокуратура ведет 60 дел против 100 предполагаемых исламских террористов.

Почему пассивна американская юстиция?

Юстиция США реагирует в этом плане гораздо менее активно. Единственное расследование, начатое против подозреваемого с французским паспортом Захариаса Моуссои, одного из сообщников пилотов-камикадзе, топчется на месте. Ключевой фигурой, сидящей в американской тюрьме, является Рамзи Биналшиб, который сам признает себя руководителем "гамбургских ячеек". Однако против него не выдвинуто никакого обвинения, и он не может быть допрошен как свидетель ни в США, ни в Германии.

Отто Шили, имеющий тесные контакты с американскими службами безопасности, говорит:

" Я радуюсь тому, что мы действительно имеем очень хорошие и доверительные отношения – как раз в области обеспечения внутренней безопасности. У нас есть документ, составленный госсекретарем США Колином Пауэллом, в котором содержатся очень хорошие отзывы об активности, предпринимаемой нами в области борьбы с международным терроризмом".

Йохен Фок
Перевод: Вадим Шаталин, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст