Борис Титов: Я конкурент не Путина, а экономической политики Кремля | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 17.01.2018
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Борис Титов: Я конкурент не Путина, а экономической политики Кремля

Претендент на пост президента РФ, бизнес-омбудсмен Борис Титов рассказал Жанне Немцовой о невозможности конкуренции с Путиным, неприятии бойкота выборов и о регистрации Навального.

Жанна Немцова и Борис Титов

Жанна Немцова и Борис Титов во время интервью

Гость программы "Немцова.Интервью" - претендент на пост президента России, уполномоченный при президенте РФ по правам предпринимателей, председатель Партии роста Борис Титов. В политику он пришел в начале 2000-х из бизнеса, под его фактическим контролем находился винный холдинг "Абрау-Дюрсо".

Титов позиционирует себя как защитник интересов малого и среднего бизнеса. В предвыборной платформе делает ставку на продвижение экономической программы "Столыпинского клуба" "Стратегия роста", переход к несырьевой экономике, поддержку предпринимателей и декриминализацию экономической деятельности. В 2013 году по инициативе бизнес-омбудсмена по амнистии были освобождены более двух тысяч человек. Сам Борис Титов утверждает, что на президентских выборах не собирается конкурировать с Владимиром Путиным.

Жанна Немцова: Борис Юрьевич, как вы считаете, президентская кампания в России - это демократические выборы, которым свойственны прозрачность, честность и конкуренция, или это процедура переизбрания действующего президента России Владимира Путина на четвертый срок?

Борис Титов: С точки зрения закона все демократические нормы соблюдены: есть барьеры (электоральные. - Ред.), проводится сбор подписей в поддержку кандидатов в президенты, которых несколько десятков, и в принципе процедура является демократической. Но, конечно, с таким рейтингом как у Путина сегодня, - а по последним данным ВЦИОМ его рейтинг превысил 80% (по данным ВЦИОМ за Путина намерены проголосовать на выборах 81,1% избирателей. - Ред.), - все понимают, что результат практически предрешен.

Смотреть видео 00:36
Now live
00:36 мин

Борис Титов о популярности Путина

Поэтому эти выборы - борьба не за кресло, а за то, какой будет экономическая политика страны. И именно с этой задачей мы пошли на выборы.

- Если все нормы соблюдены, то почему тогда не допустили до участия в выборах одного из главных оппонентов Владимира Путина Алексея Навального?

- Здесь также была соблюдена юридическая процедура, и позиция по регистрации или не регистрации Навального достаточно сильна. Навальный ссылается на конституцию, но этот документ - это только общее право. Приняты конкретные законодательные акты, которые не были оспорены на соответствие или не соответствие их конституции, и значит, считаются действующими. В то же время, мы считаем, что для будущего страны, чем больше конкуренции - тем лучше. В выборах должны иметь возможность принять участие все желающие кандидаты с любых сторон: правые, левые, свободные или те, кто за диктатуру в стране,

- Насколько решение властей о недопуске Алексея Навального на выборы было политически мотивированным?

- Я не в курсе, поэтому не могу говорить за власть. По нашему мнению, у власти в этом случае очень сильная правовая позиция. Но с точки зрения будущего развития страны, демократического представительства всех слоев нашего общества на выборах, конечно, участие Навального было бы правильным.

- Если вы говорите, что итог президентских выборов предрешен, есть ли смысл тогда вообще на них ходить? Поддерживаете ли вы бойкот, к которому призвал Навальный?

- Призыв Навального не участвовать в выборах - это его политический шаг и его политические интересы. Те, кто не придут на выборы, будут считаться якобы голосовавшими за Навального. Это неправильно. Вы знаете, Уинстон Черчилль говорил, что плохая власть избирается хорошими избирателями, которые не пришли на выборы.

- Это если выборы есть. Если мы подразумеваем, что в России есть выборы, тогда Черчилль был абсолютно прав.

- Это ваше мнение, дайте мне высказать свое. Как политический процесс выборы в России есть, их процедура соблюдена. Все понимают, что большинство людей в стране поддерживают Путина. Но лично мы все равно идем на выборы, потому что есть огромная, очень умная, серьезная и активнейшая часть общества - предприниматели, чьи интересы практически не представлены сегодня при принятии решений. Наше участие в выборах - это возможность влиять на власть, показывая, что огромная часть общества поддерживает изменение экономической ситуации в стране.

Смотреть видео 00:32
Now live
00:32 мин

Борис Титов о бойкоте выборов

В выборах участвует Ксения Собчак, ее электорат - это граждане, которым многое не нравится у нас в стране. Есть же эти люди, поэтому Собчак должна идти на эти выборы и говорить: "Я - кандидат "против всех". Должен участвовать в выборах Павел Грудинин (кандидат от КПРФ. - Ред.), который представляет интересы тех людей, которым было хорошо в Советском Союзе. Их в стране у нас много, и они тоже не поддерживают Путина. По итогам голосования на выборах мы посмотрим, каково распределение сил в нашем обществе. И власть увидит, что за Собчак проголосовало много избирателей, и за Явлинского, а может быть, и за Титова. Значит, мнение этих людей необходимо учитывать.

- По данным социологов у перечисленных вами кандидатов пока нет большой поддержки. Скажите, а вы себя воспринимаете как конкурента Владимира Путина?

- Я себя воспринимаю как конкурента реализуемой экономической политики. Вы знаете, у Путина не бывает черного и белого. Мы понимаем, что некоторые вещи были сделаны правильно, некоторые недоработаны и сделаны неправильно. Путин за все время, которое он у власти, сделал одну самую важную вещь, за которую ему люди благодарны, и которая и выражается в этом большом количестве голосов поддержки. Он вернул страну в стабильное состояние. Другой вопрос, что у этой стабильности нет будущего. Главное, чтобы хорошо было только сегодня. Мы говорим, что стабильность нужна, но для прогресса, чтобы двигаться вперед.

- Вы, с одной стороны, кандидат в президенты России, а с другой - фактически работаете на Путина или с Путиным, защищая интересы предпринимателей. Можете объяснить, как это возможно - и работать с президентом РФ, и участвовать в президентских выборах, конкурируя с ним?

- Потому что я не чиновник. Я - сотрудник. Как говорят англичане: report to the president (докладывать президенту. - Ред.). Я должен каждый год готовить отчет президенту. Но моя позиция - правозащитная. Например, Михаил Федотов (председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. - Ред.) работает в администрации президента, но при этом возглавляет Совет по правам человека, абсолютно независим от государства в своих суждениях, выводах и предложениях.

Мы - омбудсмены. Мы - правозащитники. Мы выгодны государству, потому что мы говорим правду. В мире существует огромная сеть омбудсменов - как частных, так и государственных. И да, они получают зарплату от своего так называемого "создателя", но они защищают права тех, кто работает с ним, но не его права. Это абсолютно нормальная схема. Я защищаю права предпринимателей, корпоративные права.

- Вы занимаете пост бизнес-омбудсмена уже с июня 2012 года. Как защитник интересов бизнеса сколько раз в год вы встречаетесь с Владимиром Путиным?

- Я могу встречаться с Путиным несколько раз в год. Каждый год 26 мая я представляю ему свой доклад на личной встрече. Кроме этого, мы встречаемся на публичных мероприятиях. Вот только что был Госсовет, и я там выступал по поводу защиты прав малого бизнеса и вопросу создания специальной программы по детеневизации, вывода в свет так называемой "гаражной экономики" в России, которая занимает, к сожалению, очень серьезную часть нашей экономики: более 40% ВВП страны. Путин реагировал на мое выступление, в чем-то поддержал, в чем-то нет.

- Вы идете в президенты, все-таки вы - политик. Вместе с тем все время говорите о том, что у вас одно требование - это изменение экономической политики. Так зачем идти на выборы, если можно с Владимиром Путиным все обсудить. Он вас либо поддержит, либо не поддержит. Или вам нужна народная поддержка или какой-то протест? Я не понимаю логики просто.

- Народная поддержка - это не обязательно протест. Знаете, я просто приведу один пример. Есть возможность идти к Путину, он обязательно выслушает и распишет это своим экспертам, министрам, которые формируют его мнение по тем или иным вопросам. В свое время я пошел с предложением по уголовной амнистии для предпринимателей.

Все коридоры (власти. - Ред.) были против. Те, которые занимаются юридическими вопросами, правоохранители. Мою идею поддерживали в министерстве экономического развития. Но Путин думал. Потом мы начали привлекать общественное мнение, вышли к людям, дали много интервью по этому вопросу в СМИ. Началась общественная волна поддержки этой идеи. В результате Путин принял решение о проведении уголовной амнистии для предпринимателей.

Мы должны сегодня использовать все методы. Например, и я, и Кудрин работаем с президентом, но у нас с ним разные экономические стратегии. Президент провел две встречи, на которых и Алексею Леонидовичу, и мне дали возможность выступить с изложением наших взглядов. Но пока решение не принято, и мы надеемся, что оно будет принято после выборов. Так вот, Кудрин пошел, засекретил свою стратегию и отдал в кабинеты для того, чтобы весь аппарат ее утвердил. Мы понимаем, что это очень сложный процесс. Я уже тоже немножко навострился в аппаратной игре.

Хотя еще раз: я предприниматель и правозащитник. Но нам приходится менять законодательство. И, кстати, достаточно много по нашей инициативе было принято предложений в пользу бизнеса. Кудрин засекретил, отдал в аппарат. Сейчас ее там режут, это всегда компромисс. Но пока бюрократический процесс идет, и не видно его конца. Мы, понимая все сложности этого пути, решили пойти по-другому.

- Одним из экспертов "Столыпинского клуба" является экономист Сергей Глазьев, который известен как "борец с долларом". Вы считаете, что эта идея борьбы с долларом, она вообще жизнеспособна?

- Я не очень понимаю, что значит "борьба с долларом".

- Хорошо, отказ от доллара.

- Дедолларизация экономики - это вопрос, который стоит перед всеми странами, в том числе европейскими, которые ввели евро как альтернативу доллару, как мощную валюту, объединив все свои усилия в этой сфере. Создав единую валюту, они противопоставили ее доллару. Поэтому нет ничего в этом плохого. Мы тоже должны ориентироваться, прежде всего, на свою национальную валюту. Это абсолютно нормальный процесс для любой страны.

Контекст

Другой вопрос - Сергей Глазьев. У него кроме доллара есть еще ряд других предложений. Например, что надо зафиксировать курс рубля. С этим мы не согласны. Глазьев - один из экспертов "Столыпинского клуба", а их много. С ним мы обсуждаем многие вопросы, но сказать, что его взгляды лежат в основе нашей "Стратегии роста" - абсолютно неправильно.

- В рамках своей предвыборной кампании собираетесь ли вы посетить Крым?

- Собираюсь. Я часто посещаю Крым. Наша четкая позиция, что возврат Крыма в Россию был политически правильным. Юридически можно спорить, но как предприниматели мы знаем, что даже во время украинской юрисдикции Крым во многом развивался за счет российских бизнесменов. Инвестиции шли в основном из России. Крым - русскоговорящий.

- Если я правильно понимаю вашу основную идею и стратегию, вы хотите что-то изменить в экономике в рамках текущей политической системы. По данным ФАС, вклад государства и госкомпаний в ВВП России вырос с 35% в 2005 году до 70% в 2015-м, что говорит о высокой степени монополизации российской экономики. Недавняя новость, уже немного из другой сферы: ряд российских бизнесменов, в том числе Аркадий Волож (гендиректор "Яндекс". - Ред.), например, получили мальтийское гражданство.

- Ужасно.

- Не кажется ли вам, что все-таки мы находимся в некой точке бифуркации, когда экономические реформы, которые вы предлагаете, невозможны без политической реформы.

- Не может быть долгосрочной и реальной политической реформы без подготовки экономического базиса, а импорт демократии в то общество, которое по своему образовательному, по своему материальному уровню еще пока не готово, вызовет только отрицательные процессы нестабильности, возможно - революционные изменения.

Полная версия интервью:

 

Аудио- и видеофайлы по теме

Также по теме