1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Борис Немцов: Вместо СПС создают "карманную" партию

Кремлевский проект по созданию партии "Правое дело" является крупной политической и идеологической ошибкой, заявил в интервью Deutsche Welle один из лидеров российской оппозиции Борис Немцов.

default

Борис Немцов

По мнению Бориса Немцова, причина ликвидации СПС кроется в том, что Кремль патологически боится существования любой оппозиционной партии.

Deutsche Welle: Борис Ефимович, съезд "Союза правых сил" принял решение о роспуске партии. За это решение проголосовали 97 из 108 делегатов. Таким образом, роспуск партии - это все-таки воля большинства?

Борис Немцов: Безусловно, это событие для российской политической жизни для сторонников Союза Правых Сил и демократии в России. По сути, последняя либеральная независимая партия в России была уничтожена руками членов партии. Режим не предполагает создание независимых партий, он будет душить любые оппозиционные движения. Перед угрозой кризиса эта истерика по поводу независимой политической жизни будет нарастать. И, по всей видимости, выполняя заказ Кремля, представители Союза Правых Сил проголосовали за это решение.

На мой взгляд, кремлевский проект по созданию партии "Правое дело" является крупномасштабной человеческой, политической и идеологической ошибкой. Человеческой, потому что люди обрекают себя на положение политических "шестерок", марионеток. Идеологической, потому что у демократических партий, исповедующих либеральные ценности, нет ничего общего с Кремлем, который выстраивает цензуру, рейдерство и международную изоляцию.

И самое главное, эти люди будут вассалами при хозяине, они на сто процентов уйдут на денежное довольствие Кремля и согласны на внешнее управление, поскольку глава аппарата партии уже назначен Кремлем.

- СПС в последнее время была незаметной партией. Каково было бы ее будущее, если бы партия не распустилась? Она была бы такой же маргинальной?

- Сослагательное наклонение в политике бессмысленно, но я считаю, что в партии появилось бы новое руководство. В руководство, скорее всего, вошла бы Мария Гайдар, я, возможно, Владимир Милов, мы даже могли бы найти финансирование, повели бы себя последовательно и честно, добивались бы реализации тех идеалов, за которые мы боролись с конца 80-х, в 90-е годы. Конечно, режим с такой независимой партией боролся бы. Они пытались бы ее закрыть, так же, как они закрыли Республиканскую партию Рыжкова, так же, как не регистрируют движение Касьянова. Все это понятно, но это и есть борьба за гражданские права, которые Путин и Медведев у российских граждан отобрали. Сейчас, безусловно, мы эту борьбу продолжим, но не в формате партии.

- Вы сами вышли из партии Союз Правых Сил, зачем сейчас вам эта партия стала нужна, почему вы высказывались за ее сохранение?

- Дело в том, что через партийную площадку можно участвовать в движении по восстановлению демократии в стране, можно участвовать в муниципальных и региональных выборах. Федеральных выборов у нас уже давно нет, вместо них сплошная селекция. И с помощью партии именно на муниципальных и региональных выборах мы могли продвигать своих активистов.

- Зачем Кремль создает новую либеральную партию "Правое дело"?

- Новая партия нужна исключительно для манипуляции общественным мнением. В стране нет политической жизни. Нет независимого финансирования партий, нет доступа к электронным средствам массовой информации, нет честных выборов, гигантский административный ресурс. Поэтому Кремль патологически боится, просто до паранойи, существования любой оппозиционной партии. Ему проще создать карманную партию, которая в критические моменты будет либо поддерживать, либо помалкивать.

Это очень удобная позиция. Чтобы показать, что у нас все в порядке, наивным людям с Запада будут говорить, что у нас есть "звери" левого толка, есть правого, но самый большой "зверь" медвежьего вида - центрист. Кроме того, Кремль борется с движением "Солидарность". На заре "Солидарности" Союз Правых Сил, как партия, и ее руководитель Белых согласились участвовать в проекте, и для Кремля это было катастрофой. У реальной российской демократической оппозиции мог появиться инструмент в виде целой партии. И Кремль, боясь, что такая партия могла бы быть использована для борьбы с режимом, решил эту структуру уничтожить. Поэтому главным условием для допуска Чубайса, Гозмана и товарищей в кремлевский проект было – уничтожить СПС. Что они сегодня и исполнили.

- Какие вы тогда видите перспективы для российской оппозиции?

- Мы должны бороться за восстановление демократии в России. За то, чтобы у граждан была возможность выбирать власть, получать правдивую информацию, чтобы мы не жили, как в Туркмении. Чтобы не допускалось пожизненное президентство, пожизненное губернаторство или мэрство, как сейчас предполагают Медведев и Путин, внеся поправки в Конституцию. И все эти задачи мы можем решать в рамках движения "Солидарность", которое мы сейчас вместе с моими товарищами создаем.

Беседовал Владимир Сергеев

Хроника

Контекст

Архив