1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Борис Надеждин: СПС стала гораздо ближе к народу

В интервью DW-WORLD.DE Борис Надеждин, секретарь федерального политсовета Союза правых сил (СПС), рассказывает о новой стратегии партии на предстоящих выборах в Думу.

default

Борис Надеждин

DW- WORLD. DE: Борис Борисович, недавно Путин заявил, что, не увольняя господина Чубайса с поста главы РАО "ЕЭС России", он оказывает скрытую поддержку СПС. Таким образом, президент намекнул, что безбедное существование СПС – это его заслуга?

Борис Надеждин: С тем же успехом Путин мог любой партии сказать то же самое. Точно так же он мог сказать: "Благодаря мне существует компартия и ЛДПР, потому, что я, например, разрешаю показывать Жириновского и не сажаю его в тюрьму за многочисленные факты политической коррупции". Или, например, руководство компартии находится на свободе – а мог бы посадить.

Понятно, что у Путина, как президента авторитарного стиля, в голове такая картина мира: все живы, благодаря тому, что он им разрешает. Это неадекватная картина мира. Но единственная партия, про которую он так сказал – это СПС. Вопрос: зачем он это сделал? Ответ: ровно для того, чтобы поставить СПС в дурацкое положение. Могу также сказать, что СПС ни прямо, ни косвенно не получает никакого финансирования от российской энергетической компании РАО "ЕЭС России".

- Почему в ваших предвыборных списках не оказалось Владимира Рыжкова?

- На это есть две причины. Во-первых, когда мы составляли тройку, мы пытались сделать ее репрезентативной с разных точек зрения. С точки зрения гендерной – чтобы там была женщина, с точки зрения охвата поколений и культурных слоев. У нас в тройке должны были быть Никита Белых и Борис Немцов. Дискуссия шла о третьей позиции. И было приятно решение взять известного литератора Чудакову. Таким образом, у нас 30-летний Белых, 50-летний Немцов и 70-летняя Мариэтта Чудакова.

Кроме того, мы, естественно, должны были учитывать общую ситуацию в стране. Мы находимся в зоне огромного риска. На выборах 11 марта, которые прошли в 15 регионах страны, СПС просто сняли с выборов. И дискуссия о том, сколько мы бы набрали в таких регионах, как Псков или Вологда, бессмысленна, потому что нас там сняли с выборов. Это тоже приходится учитывать при формировании списков. Поэтому мы стараемся минимизировать риски выпадения партии из списков по мотивам снятия с выборов. Этот фактор не был самым главным при принятии решении о Рыжкове, но мы его учитывали.

- На какого избирателя делает расчет СПС - на средний класс?

- СПС ориентирован на самых разных людей с точки зрения возраста, пола, образования, но которых объединяет одно общее видение ситуации в стране. Это видение заключается в следующем: в стране установился авторитарный, полицейский, ярко выраженный военно-бюрократический режим.

Хотим мы или не хотим, ключевые должности сегодня занимают выходцы и спецслужб. У них своеобразный взгляд на жизнь. Особенно это неприемлемо для тех людей в России, жизнь которых связана с Европой. Потому что эти генералы реально хотят установить в стране "железный занавес". Если вы посмотрите наше телевидение, ток-шоу, то вы увидите, что официальная пропаганда вбивает в сознание российских граждан, что Запад это источник угрозы, в том числе военной. Мы против такого.

- С чем вы связываете поражение СПС на прошлых парламентских выборах?

- Я вижу две причины. Субъективная причина - это крайне неадекватная избирательная кампания СПС. Надо было более четко апеллировать к универсальным ценностям. А кампания СПС ориентировалась только на успешный средний класс. В СПС извлекли уроки из поражения, и сейчас партия гораздо ближе стала к народу. Мы больше ориентируемся не на телевизионные ролики, а на встречи с людьми.

И внешняя причина поражения – это всеобщая любовь к президенту Путину, которая зашкалила за 70-80 процентов. Центральной темой кампании 2003-2004 годов Кремль сделал удар по олигархам. Под раздачу попал, в первую очередь, Ходорковский, и это ударило по нам. Заодно доставалось и всем реформаторам 1990-х, включая Немцова, Чубайса и так далее. То есть была неблагоприятная среда.

- Как получилось, что Союз правых сил стали обвинять в левизне?

- Наша программа называется "Достройка капитализма", сейчас мы взяли более нейтральное название - "Свобода и человечность", но, тем не менее, это - последовательная либеральная программа. Однако, поскольку подавляющая часть населения исторически зависит от государства, а самыми массовыми слоями населения являются пенсионеры и бюджетники, то хотим мы того или нет, но мы не можем не отвечать на простые вопросы, которые задают люди.

А люди задают вопрос, почему при ценах на нефть в 80 долларов за баррель в России пенсии ниже, чем в Европе в 10 раз, а зарплаты ниже в 7-8 раз у тех же категорий населения. Люди задают вопрос, почему в России есть один город, в котором уровень жизни достиг среднеевропейского - Москва. Средние денежные доходы москвича приближаются к 1000 евро. Но, если вы отъезжаете на 100 километров, попадаете в Ивановскую область, где эти цифры меньше в семь – восемь раз.

Наш ответ такой: Россия должна планомерно довести до конца задачу построения рыночной экономики, институтов гражданского общества, включая парламент и независимые СМИ. Россия должна восстановить у себя федерализм – это когда регионы имеют значение, а не все решается в Москве. Поэтому мы стали обращать внимание на социально слабые слои населения. Но наши ответы и рецепты не социалистические, а абсолютно либеральные и рыночные.

- Насколько, по вашему опыту общения с избирателями, востребованы идеи демократических свобод и гражданского общества в России?

- Людей, которые абсолютно осознанно понимают, что надежды России стать великой державой, связаны не с военно-патриотической риторикой, а с либеральными ценностями, в стране, я думаю, процентов 10-15. Естественно, они сконцентрированы в крупных центрах, хотя и в провинции есть такие слои населения.

Но мы проводим большое количество встреч и с пенсионерами, и с ветеранами, и с бюджетниками, и даже с военнослужащими. Когда приходишь, первая реакция у людей следующая: зачем мне эта свобода, этот парламент, сделайте, чтобы были зарплаты. Мы объясняем, что у него такие пенсии, потому что есть монополия одной партии на власть. Зачем им повышать пенсии, если они не боятся потерять власть?

Когда ты людям объясняешь, что одна из причин низких доходов населения - это чудовищная коррупция, люди начинают понимать. Когда ты говоришь, что коррупция побеждается отнюдь не тем, что в Москве сидит царь или генеральный секретарь, а реальная борьба с коррупцией – это политическая конкуренция, свобода слова, парламентский контроль, тогда люди приходят к мысли, что надо голосовать за партии, которые пропагандируют европейские, либеральные ценности, ценности открытого общества.

Беседовал Сергей Морозов

Контекст