Борис Альтшулер: Система питается детской бедой | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 15.02.2008
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Борис Альтшулер: Система питается детской бедой

Каждый год в России появляется 130 тысяч новых детей-сирот. Подавляющее большинство из них становится сиротами при живых родителях.

default

В интервью Deutsche Welle Борис Альтшулер, руководитель правозащитной организации "Право ребенка", эксперт Общественной палаты Российской Федерации, заявил, что бюрократия наживается миллионами долларов на судьбе детей-сирот.

Deutsche Welle: Борис Львович, проблема демографии - это проблема номер один в России . Что сейчас происходит с детской демографией?

Борис Альтшулер: В течение последних 10-15 лет число детей уменьшается примерно на миллион каждый год. Я говорю о несовершеннолетних до 18 лет. Они не то, что вымирают - они вырастают, а новых нет. Сейчас в России около 29 миллионов детей. 10-12 лет назад было 40 миллионов. Поэтому проблема острейшая. Но нельзя все сводить только к рождаемости и не думать о том, чтобы создать условия для жизни детей.

- Сколько сейчас детей-сирот в России?

- В России по официальной статистике в России 750 тысяч детей-сирот. Из них около 180-200 тысяч постоянно живут в детских домах и интернатах, 150 тысяч усыновлены. И две трети детей-сирот, как правило, передаются родственникам под опеку.

Что очень страшно, что 90 процентов из этих 750 тысяч детей - это так называемые социальные сироты, то есть, у них есть живые родители. Это случай, когда детей отбирают у родителей и лишают тех родительских прав из-за асоциального поведения, жестокости в семье. В целом в России ежегодно появляется 130 тысяч новых сирот.

- Такая серьезная ситуация характерна именно для постсоветской России или же такое есть и в других странах ?

- Это характерно для постсоветской России. Этого раньше не было. Число сирот в СССР было на уровне 250-300 тысяч. Поэтому это прямой результат распада всего, всей системы. Более того очень жестоко действует так называемый закон Паркинсона. Система питается детской бедой. Даже Путин сказал, что нужно уменьшить число детей в интернатах. Но принципиального поворота в ситуации нет. По одной простой причине - бюрократия не хочет терять деньги.

- Объясните почему?

- Интернатская система по воспитанию детей-сирот в учреждениях стоит на всех уровнях где-то полтора миллиарда долларов в год. Если взять годовой бюджет любого типового заведения и разделить на число детей, то получится примерно по 600 долларов в месяц на ребенка. В Москве это порядка полутора тысяч долларов на ребенка. От этих денег никто отказываться не хочет.

То есть идет повсеместный саботаж поручения президента. Под любым предлогом в регионах стараются сохранить контингент в домах ребенка, в интернатах. Чтобы эти дети, которые кормят систему своей бедой, остались в учреждениях. Это законы бюрократии. Чтобы их сломить, нужна политическая воля президента, а также усилия общества снизу. К тому же есть проблема системы - она просто отбирает детей и делает их сиротами. Она не умеет иначе работать. И вот это изменить не просто.

- Существует еще огромная проблема с усыновлением детей…

- Да, даже наш один коллега делал доклад на эту тему, который назывался "Три круга ада российских усыновителей". Система не приспособлена, чтобы активно искать замещающего родителя для каждого ребенка. Система сидит и ждет, пока к ней обратятся.

Но когда люди обращаются, начинается "взяткоемкая" ситуация. В данном случае судьбу ребенка и процесса взятия под опеку или усыновления решают некие административные люди. Поэтому усыновители, которые не платят взятки, сталкиваются со множеством трудностей. Люди просто в отчаянии, они не могут пробить эту стену.

- Какой из этого возможен выход?

- Выход из этого один. В каждом регионе должна быть создана сеть организаций по опеке и попечительству. Любое учреждение социальной защиты, социальный центр, центр семьи могут заниматься этими вопросами. Но сегодня в России просто некому работать с неблагополучной семьей.

- Сколько российских детей усыновляется зарубежными семьями?

- Ранее это было примерно 7 тысяч детей в год. Сейчас оно уменьшилось на тысячу, что мы рассматриваем как гуманитарную катастрофу. По крайней мере, для этой тысячи детей - это несчастье. Но это всего лишь 4 процента от всех детей, которых пытаются усыновить.

- Что произошло с русским меценатством, которым Россия всегда славилась? Примеров, когда богатые люди, так называемые " новые русские ", содержат сиротские дома можно по пальцам пересчитать .

- Кто говорит, что это новые русские? Никакие это не новые русские. Русских вы не видели! Это новые советские. Там нет той первичной русской культуры меценатства, законов чести то, что составляло основу России, начиная с конца 19 века и до 20-х годов 20 века. Беседовал Сергей Морозов

Контекст