1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Бомба замедленного действия?

Среди множества проблем центрально-азиатского региона территориальные споры пока не занимают главного места. Однако нынешняя ситуация таит в себе такую опасность.

default

Новые очаги нестабильности могут возникать на постсоветском пространстве вновь и вновь.

Наследство советских времён

В мае этого года в Центральной Азии произошли события, в результате которых территория Китая увеличилась, а площадь соседних с ним Киргизии и Таджикистана соответственно стала меньше.

Процесс этот проходил по доброй воле сторон и стал итогом многолетних переговоров, одним из участников которых являлся еще бывший СССР. В 1964 году Советский Союз и Китай обменялись географическими картами, на которых представления сторон о государственных границах на 25-ти участках, мягко говоря, не совпадали.

Перед распадом Союза Михаил Горбачев и Дэн Сяопин официально признали наличие спорных участков территории и заявили о необходимости выработки каких-либо взаимоприемлемых решений, устраняющих территориальные претензии. Этим и вынуждены были в последние годы самостоятельно заниматься Казахстан, Киргизия и Таджикистан.

Казахстан - Китай: протокол о демаркации подписан

Казахстан недавно подписал в Пекине протокол о демаркации государственной границы с Китаем. Основой для выработки этого протокола стали юридические документы о границе между Россией и Китаем, подписанные еще в середине 18-го века и не дающие даже через два с лишним века никаких возможностей для каких-либо уступок или претензий. Последний документ, как было официально заявлено, поставил "последнюю точку" в процессе юридического установления границы между Казахстаном и Китаем.

1/5 территории Таджикистана?

А вот Таджикистан о такой уверенности в установлении границы с Китаем может сегодня лишь мечтать. Его "большой сосед" претендует на 28 тысяч квадратных километров спорных земель, а это почти пятая часть всей нынешней территории Таджикистана.

Во время своего недавнего визита в Пекин президент Таджикистана Эмомали Рахмонов подписал документ, согласно которому к Китаю отходит лишь одна тысяча квадратных километров. Это горный массив на Восточном Памире, расположенный на высоте более пяти тысяч метров над уровнем моря и, как позже поясняла действия президента его пресс-служба, на отданных Китаю землях "нет ни пастбищ, ни населения". Надо полагать, хотя об этом нигде не было сказано ни слова, интересы этнических киргизов, представляющих основное население Восточного Памира и ведущих полукочевой образ жизни, были в достаточной степени соблюдены.

Территориальный вопрос - в центре антиправительственных выступлений

Договор между Киргизией и Китаем о передаче последнему 90 тысяч гектаров киргизской территории на юге страны, в районе реки Узенги-Кууш был подписан в прошлом году и тогда же ратифицирован Китаем. Земли, о которых идет речь, являются спорными еще с 1964 года, и со временем советско-китайская проблема стала киргизо-китайской. Бишкек принял решение о передаче соседу трети территории, на которую претендовал Китай. Как и в Таджикистане, эти горные земли особой ценности вроде бы не представляют, если не считать того, что для страны с площадью территории около 200 тысяч квадратных километров лишение даже 900 квадратных километров – некоторая роскошь. А для местной оппозиции это был блестящий повод для массовых антиправительственных и антипрезидентских выступлений.

Апрельские столкновения между милицией и сторонниками оппозиции уже привели к гибели пяти человек Пока президенту удается держать взрывоопасную ситуацию под относительным контролем, однако очевидно, что события в Киргизии, которая, как утверждают некоторые наблюдатели, "беременна клановой революцией", достаточно далеки от какого-либо завершения.

Возможны и другие очаги напряженности

Новые очаги нестабильности и напряженности могут возникать на постсоветском пространстве Центральной Азии вновь и вновь и причиной для этого послужат уже территориальные претензии бывших республик Советского Союза друг к другу. Совсем недавно в Алма-Ате прошли массовые митинги протеста, поводом для которых послужило решение о возможной передаче Узбекистану территорий вокруг двух небольших поселков – Багыс и Туркестанец.

Достаточно, например, взглянуть на линию киргизско-узбекской границы, по форме напоминающей пилу. Еще более замысловато выглядит граница Таджикистана с Узбекистаном и Киргизией. Таковы результаты довольно поспешного создания в Центральной Азии советских республик и территориального размежевания 20-х годов прошлого века. А в результате сегодня без особого труда можно в Таджикистане найти людей, которые в доверительной беседе начнут аргументированно утверждать, что именно в результате того советского размежевания к Узбекистану отошли исконно таджикские Бухара и Самарканд.

Сегодня для бывших советских республик в Центральной Азии серьезные территориальные притязания не являются достаточно актуальными. Но со временем ситуация может сильно перемениться, и учитывать этого обязан любой здравомыслящий политик.