1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Совместная передача с нашими партнёрами

Болеть не рекомендуется

Сегодня речь пойдет о здоровье. О том, что его не купишь – знают все. А вот лечение и лекарства…

default

В Советском Союзе лечение было бесплатным, но в поликлинике врач говорил: я вам ничего выписать не могу, всё равно в аптеке не купите – в смысле, не продаётся. В сегодняшней России купить можно любое лекарство, но далеко не всем они по карману. Итог такого лечения известен – продолжительность жизни в России 65 лет в среднем.

В Германии средняя продолжительность на 12 лет выше. Одно из объяснений в том, что до недавнего времени каждому больному было доступно любое лечение, любое лекарство - врач выписывал всё, что считал нужным, страховая касса платила. В результате сейчас каждый работающий вносит в медицинскую страховую кассу до 20 процентов зарплаты, но кассы оплачивают далеко не все препараты и процедуры, врачам установлен определённый лимит расходов, оплачиваемых государственными кассами.

Недостаточная монетаризация льгот

Но вернемся к России. Наш корреспондент Егор Виноградов предлагает начать с Москвы. Программа лекарственного обеспечения, которая работает сегодня, не позволяет снабдить медикаментами даже тех, кто нуждается в постоянном применении недорогих микстур и настоек. Не говоря уже о тяжелобольных, в первую очередь онкологических, которых полностью лишили государственной поддержки.

Отрицательный эффект от так называемой «монетизации льгот», которая была проведена правительством России в 2005 году, стал очевиден не сразу.

Сначала груз новых трат ощутили пенсионеры, которые стали больше платить за жилье и фактически лишились возможности ездить, так как на покупку полного билета нужно прилично добавить к той компенсации, что им выдают на руки. Затем стало очевидно, что не хватает денег на лекарства, для большинства людей в пожилом возрасте обязательного для жизни продукта. Еще примерно спустя год разразился кризис в системе дополнительного лекарственного обеспечения, виновниками которого стали проворовавшиеся чиновники и все та же «монетизация льгот». А в последние время в набат бьют врачи, чья деятельность связана с тяжелыми больными.

Как говорит исполнительный директор Всероссийской онкологической социальной программы «Равное право на жизнь» Дмитрий Борисов, власти очень плохо подумали, когда связывали программу дополнительного лекарственного обеспечения с «монетизацией».

Бюджет, который требуется сегодня выделить на одного онкобольного в год, это полтора-два миллиона рублей. И речь идет даже не о полноценном лечении, а только о поддерживающей терапии. Из расчета на всю страну, где сегодня онкологические болезни выявлены у 2,5 миллионов человек, в год требуется потратить 55 миллиардов рублей. Таких денег, естественно, никто не дает.

Более того, из оставшихся после проведения «монетизации» средств, власти решили в первую очередь закрыть брешь, которая образовалась в обеспечении лекарствами пенсионеров. Поделенного на всех бюджета хватило на «валокордин», «валидол» и «настойку пиона». Ну, или другое сочетание, на сумму, примерно, 150 рублей в месяц на человека.

По словам Дмитрия Борисова, сделав такой шаг, власти ещё раз допустили просчет. Врач уверен, что программу по онкологии нужно выделять в отдельный проект. Только так можно будет и контролировать расходы, вкладывать деньги в развитие. Отсутствие отечественных лекарств – это ещё одна проблема, утверждают врачи.

Впрочем, дорогие импортные лекарства – это проблема не только онкологии. В России в принципе фармацевтическая индустрия находится в упадке. Новых лекарств никто не разрабатывает, так как денег нет, да и качество уже известных препаратов, пусть и морально устаревших, таких как анальгин или аспирин, ни в какие нормы давно не укладывается. Вот и приходится в случае банальной простуды идти в аптеку за импортными препаратами и выкладывать за «хорошие» капли в нос от 150 до 350 рублей.

Плюс к этому примерно столько же за порошки от кашля и вдвое, а то и втрое больше за любую врачебную процедуру, включая вызов врача на дом, который стоит от 1000 рублей. Все вместе получается в десятки раз больше, чем считало правительство.

А «человек дождя» имеет право?

Власти упорно повторяют, что «любой гражданин страны получает медицинскую помощь в рамках обязательного медицинского страхования, и никто не смотрит на уровень доходов». Так объясняет принципы медицинского обслуживания исполняющий обязанности председателя комитета по вопросам здравоохранения Петрозаводской мэрии Алексей Хейфиц в разговоре с нашим корреспондентом Виктором Крамских.

Есть, конечно, особая категория граждан – так называемые «люди дождя» - или, говоря официальным языком, лица без определённого места жительства. Зачастую у них нет не только медицинского полиса, но и других необходимых документов. Таких бомжей в столице Карелии насчитывается около полутора тысяч. Часть из них попадает в поле зрения врачей во время ежегодных акций, которые проводит Дом ночного пребывания.

По словам главного специалиста отдела соцзащиты администрации самоуправления города Ларисы Серёженко, во время акций лица без определённого места жительства получают консультации врачей, которые привлекаются из учреждений здравоохранения.

Акции такие проводятся два раза в год с 2003 года, а вообще учреждением ежегодно обслуживается около 800 человек бездомных в возрасте от 20 до 70 лет и старше.

Пять лет назад ночлежка для бездомных получила звучное название Центр социальной адаптации «Преодоление». В прямом смысле преодолевать «прелести» бесплатной медицины приходится нынче всем горожанам, не имеющим средств для посещения платных или частных клиник.

Издевательским отношением к людям называет сегодняшний уровень обслуживания в лечебных учреждениях Петрозаводска пенсионерка Антонина Аксёнова. «Люди занимают очередь, чтобы попасть к специалисту, в 4 часа утра. Пожилые люди, инвалиды, молодёжь, все стоят на улице и ждут, когда откроют регистратуру».

Если в регистратуру поликлиник стоят длинные очереди, то к окошечку выдачи лекарств для льготников нет ни души. И не потому, что медикаментов для этой категории больных в избытке. Скорее, наоборот.

Дело в том, что люди, которые обладают правом на льготное приобретение лекарств, просто все собираются от него отказаться. А врачи говорят, что им стыдно, потому что нечего выписывать людям – такое огромное количество препаратов исключено, что получать нечего.

Ситуация с дополнительным лекарственным обеспечением изменилась к худшему. Это признают и карельские парламентарии, в очередной раз принявшие обращение к федеральным властям о необходимости поменять подходы к решению наболевшей проблемы.

Поскольку установлен «подушевой финансовый норматив» в размере 417 рублей на одного человека в месяц – а врач имеет право в месяц выписывать на одного льготника до четырёх рецептов – стоимость одного рецепта на конец 2007 года в Республике Карелия сложилась около 600 рублей. Если врач выписывает 4 раза, это более 2 тысяч рублей.

«Реальная потребность в денежных средствах где-то в два с половиной раза выше, - считает депутат Законодательного собрания Карелии Михаил Мрыхин, - кроме того, существуют провалы по поставкам отдельных медикаментов, касается это, прежде всего, заболеваемости сердечнососудистой системы, также лечения диабета».

Это вызывает, конечно, массу нареканий, жалоб, претензий граждан, которые должны лечиться по этим заболеваниям регулярно. Прислушаются ли к мнению народных избранников республики в Москве – покажет время. А пока рядовым петрозаводчанам остаётся только повторять в сердцах: «Если я заболею, то к врачам обращаться не стану». Правда, в отличие от автора этих строк, барда-романтика Юрия Визбора, делать это они вынуждены по вполне прозаическим соображениям.

То есть, можно сказать, что в России пошли по тому пути, на который сейчас всё активнее переводят и немецких пациентов: жёсткая норма расхода средств и времени на одного пациента.

В конце квартала врач может не выписать лекарство, просто потому, что у него больше нет денег на это. Дело порой доходит до парадокса. Врач может выписать пациенту лекарство строго по количеству раз приема. Например, только шесть таблеток, вместо того, чтобы выписывать целую упаковку из-за отсутствия фонда. Тогда аптекарю придется отрезать эти шесть таблеток от упаковки, поскольку он не может продать то, что не выписано врачем. Однако, оставшиеся от упаковки таблетки он продать не может – придётся выбрасывать. Хотя, если отдать их доктору Харбигу, утверждает наш корреспондент Алексей Имаев, он найдёт применение.

Немецкий доктор Айболит

Клаус Харбиг – врач, у которого лечатся в Германии люди, не имеющие страховки, например, бомжи или иностранные беженцы. Три года назад, выйдя на пенсию, Клаус Харбиг, продал свою врачебную практику, обменял большой дом на квартиру в 40 квадратных метров, обеспечил свою семью и занялся поисками организации, которая нуждалась во враче.

Сейчас он работает в социальном центре для бездомных, который сам и организовал, и живёт на 500 евро в месяц. Он полагает, что таким образом может лучше понять своих пациентов. Свой гонорар и дополнительные пожертвования он вносит на оплату некоторых медикаментов, однако денег не хватает. Его кабинет – деревянный стол, умывальник, стул, кушетка и шкафчик для лекарств. Вместе с двумя помощниками ежедневно он принимает более 25 пациентов.

Один из них рассказывает: «я познакомился с доктором Клаусом Харбигом, когда был очень болен, тогда у меня не было страховки, перенес инфаркт, операцию на глазах, доктор Харбиг помог мне очень, без него я бы не выжил».

После того, как он потерял свою жену и ребенка, жизнь утратила для него всякий смысл. Скитания по улицам сказались на состоянии организма: тяжелые болезни. Совершенно случайно он узнал о существовании доктора для бездомных.

Клаус Харбиг лечил его бесплатно, позаботился о страховке, социальной помощи, жилье и направил к окулисту и стоматологу.

Вот уже два года 64-летний врач три раза в неделю оказывает квалифицированную помощь бездомным в своём социальном центре. На прием к нему идут проститутки, наркоманы и пенсионеры, не имеющие средств к существованию. Например, 89-летняя Ильза Фениг из Дортмунда. На приёме у этого врача Ильза Фениг чувствует заботу. Нередко она приносит доктору яблочный пирог. Пожилая женщина знает, что здесь её воспринимают серьёзно, и внимательно выслушают, даже если за дверью ждут другие пациенты.

По словам самого врача, его работа, безусловно, осложняется тем, что это необычные пациенты. «Моя деятельность выходит за пределы обычного оказания медицинской помощи. С различными социальными вопросами, финансовыми проблемами эти пациенты также обращаются ко мне, потому как у них мало возможностей элементарно высказаться кому-то».

Клаус Харбиг со всеми болезнями справиться не может один, поэтому он основал сеть разных докторов: стоматологов, урологов, гинекологов, к которым он направляет бездомных. Клаус Харбит не задаётся вопросом, откуда его пациенты и почему пришли именно к нему и куда пойдут дальше. Он просто помогает. «Когда я выхожу после работы, я знаю, что сделал что-то, что важно. Но это не значит, что закрыв за собой дверь, я оставляю все заботы в кабинете, нет. Иногда даже и дома многие судьбы и пережитое моими пациентами встает перед глазами. До конца своей жизни я хотел бы помогать другим. Хотел бы, чтобы моя жизнь принесла пользу другим.

Финансовые проблемы, перед которыми оказалась, так называемая, «страховая медицина» в Германии, привели к тому, что врачей не хватает. Нет, стать студентом медицинского факультета по-прежнему трудно. И врачи, имеющие практику в богатых кварталах, скажем, в Мюнхене, зарабатывают хорошо. Тем, кто работает в бедных регионах, например, на востоке страны, или в Бремене, в общем, там, где врачам платят государственные страховые кассы, приходится туго.

Очень сложна жизнь врачей в сельских районах. Ещё тяжелей тем, в основном молодым врачам, которые попадают в начале карьеры в больницы – там сменная работа, дежурство сутками и мизерная зарплата. Многие немецкие врачи подрабатывают за границей – в Англии, Норвегии, Швеции. Некоторые ездят туда на неделю-другую, некоторые надолго переселяются туда. Но об этом в другой раз.

Аудио- и видеофайлы по теме