1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Бог в конфетном фантике

13.06.2002

«Бог в конфетном фантике» - так называется выставка, которая проходит сейчас в художественном ателье «Дюмон». Что скрывается за этим более чем странным названием? Наш корреспондент Ута Форбродт побывала на выставке. Вот её впечатления:

Без предыстории тут не обойтись. Целый год трое кёльнских художников ежедневно приходили в собор. Но не молиться, а собирать урожай. Потупив глаза долу, бродили они по рядам и собирали всё что прихожане и туристы либо случайно забыли, либо сознательно оставили в соборе. В Евангелии от Иоанна записано: «Соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало». Оставшихся кусков набралось более тысячи. Детский носочек, немецко-тайский словарь, слюнявчик, любовные письма, входной билет в музеи Ватикана... А на стене - серия цветных фотографий. Неужели и их забыли в храме, уж очень формат большой, спрашиваю я одного из авторов экспозиции Томаса Шнайдера?

«В начале была плёнка, забытая кем-то между церковными скамьями. Мы проявили её, и что бы Вы думали? На снимках оказалась семья за ужином. Мы, конечно, тут же усмотрели в этом аллегорию. Чем не тайная вечеря? Смотрите, как аппетитно сыр выглядит. Вообще, весь смысл выставки в том, что здесь самые банальные вещи вдруг приобретают совсем иное значение. Мы смотрим на них совсем другими глазами. Например, в обычной канцелярской скрепке вдруг проступают контуры готического шпиля».

Ну хорошо, но вот в витрине между каблуком от дамской туфельки и обглоданной куриной косточкой разместился огрызок яблока. Ясное дело, что второй из устроителей выставки Штефан Бренн, тут же усматривает в этой инсталляции глубокий философский смысл:

«Этот пошлый огрызок яблока никто и не подумал бы рассматривать как напоминание об утерянном, рае, если бы увидел его где-нибудь в углу на вокзале. Но нашли-то мы его в Соборе, поэтому он приобретает совсем иное символическое значение».

Фотография неизвестного солдата времён второй мировой войны, детская пустышка, хлебная корочка, маленькая тряпичная собака с огромными зубами - ясное дело, что авторы вставки тут же окрестили её цербером.

«Тут, например, и такие вещи, как купюра в сто марок - если бы мы её просто на стену повесили, то она, наверное, давно бы исчезла. Поэтому пришлось поместить её под стекло. А рядом - салфетка из рыбного ресторана, на ней изображена стилизованная рыба. Но рыба - это ведь символ христианства».

Однако есть под стеклом в витрине и другие экспонаты. Один из них особенно заинтересовал двух пожилых дам:

«Гляди, гляди, что это такое нарисовано? Что, без очков не видишь, что ли? Попробуй в мои поглядеть».

А рассматривают они игральную кость, только вместо обычных очков от одного до шести, на ней изображены сексуальные позы... Как такая вещь попала в храм? И какую тут усматривать символику? Может быть, что-то из Ветхого Завета... Вот и гадают посетители выставки и изумляются:

«Вы знаете, впечатляет. Я никогда бы не подумал, что в Соборе можно найти такие вещи. Тут целый набор очень и очень неожиданных экспонатов. Смотрите, вот вилка с отломанными зубцами - ну чем не силуэт Кёльнского собора?»

«Честно говоря, я просто не понимаю, как можно штаны потерять или трусы... Значит, либо на ком-то было две пары штанов, когда он в собор пришёл, либо он вышел из собора без штанов».

Никаких сопроводительных текстов авторы выставки решили не писать. Указана только дата находки. Но сами они, конечно, пытались найти объяснения, домысливали историю экспонатов. Одного из устроителей выставки, Мартина Кеттельхёна, например, заинтересовал билет из римского метро:

«Я представляю себе, какой путь проделал этот билет, как человек выронил его из кошелька здесь, в Кёльне. А может быть, он нарочно его здесь оставил? Может быть, он или она совершает паломничество по самым знаменитым соборам в Европе. Тогда не исключено, что где-нибудь в Соборе Парижской Богоматери сейчас лежит билетик из Кёльнского трамвая».

Такие истории домысливают себе на ходу и посетители:

«Я думаю, это Сандра письмо потеряла. Вот, я Вам прочитаю: Сандра, девочка моя, я тебя очень люблю, твоя мама... Вот я не думаю, чтобы мама это письмо потеряла. Я по своей дочери знаю, какие они рассеянные, у них одни глупости на уме. А, может быть, она и специально это письмо в Соборе оставила, молилась за здоровье матери. Хотелось бы думать, что именно так».

Вообще, записок, молитв и целых посланий непосредственно к Создателю в Соборе удалось набрать много. Самая короткая просьба звучит так: «Господи, помоги. Спасибо». Посетители читают, сочувственно кивают или улыбаются:

«Смешная, по-моему, получилась выставка. Записки эти очень интересные. А вообще, знаете, Кёльнский собор - ну, великое творение архитектуры, храм, сакральное место, а тут он как-то ближе становится, уютнее. Я не знаю, как сказать, человечнее, что ли? Вы понимаете, о чём я?»

Алло, полиция? У меня ложный вызов

А теперь - другая тема. В Германии экстренный вызов полиции - 110, вызов пожарных и аварийных служб – 112. Но, как, наверное, и во всём мире, звонят в полицию не только серьёзные люди и не только по важным делам. Надежда Баева расскажет нам о «ложных вызовах»:

Любой звонок в диспетчерскую службу полиции автоматически записывается. Время звонка регистрируется с точностью до секунды. Существует стандартная форма принятия вызова: во-первых, надо, по возможности, внятно объяснить, что случилось, во-вторых, необходимо назвать свое имя и адрес. Именно этот момент в детективных фильмах вызывает недовольные восклицания зрителей, мол, вместо того, чтобы действовать, полиция занимается бюрократией. Но все детали разговора оказываются на вес золота, если речь идет о серьезном преступлении. Важна любая подробность: шумы в трубке, выбор слов того, кто звонит. Ну, а если человек находится в шоке и не может толком объяснить, что же произошло, и назвать хотя бы своё имя и место происшествия, то полицейские, видя на дисплее номер телефона, начинали лихорадочно листать телефонные справочники и искать адрес, куда выслать машину. Так было до недавних пор, теперь им на помощь приходит компьютер. Роберт Шольтен, сотрудник пресс-службы полиции Бонна, рассказывает.

«В полицию звонят по самым разным причинам. Например, произошел несчастный случай, и есть пострадавшие. Тогда необходимо безотлагательное вмешательство. Но нередко бывают и звонки от младших школьников, Звонит такой карапуз по своему мобильному телефону и жалуется на маму, которая не забрала его из школы. Но мы всё же не устаем повторять: лучше больше несерьезных звонков, это не так страшно. Страшно, если нам не успели позвонить, и мы не успели предотвратить несчастье».

Бонн - небольшой город, всего-то чуть больше 300 тысяч жителей. А с тех пор как в Берлин переехало правительство и практически все министерства и ведомства, город и вовсе стал вполне провинциальным. Тем не менее, здесь каждый год регистрируется около 200.000 звонков в полицию. На половину из них полиция реагирует выездом машины на место происшествия. Диспетчерская служба оперативно решает, надо ли подключить скорую помощь или пожарную службу - она в Германии выполняет и функции службы спасения. Другая половина – звонки, которые полицию не интересуют. Часть из них – те самые пресловутые ложные вызовы.

«Что касается ложных вызовов, то большинство из них мы регистрируем, когда заканчиваются занятия в школе. Но наши сотрудники в диспетчерской сразу понимают, что это несерьезно. Обычно таких, с позволения сказать, озорников выдает интонация. Стоит только спросить имя и адрес, они сразу кладут трубку. А вообще школьники редко звонят в одиночку. Обычно слышно, как рядом кто-то хихикает».

Нередко такие шутки становятся развлечением на дне рождения, где собралось несколько непоседливых школьников. Они, правда, не знают, что полиция может тут же установить номер телефона, с которого они звонят. И нередко в день рождения любимого чада родителям приходится открывать дверь полицейскому, который и рассказывает, чем занимается детвора.

«Злоупотребление экстренным вызовом считается преступлением, которое карается в соответствии с уголовным кодексом. Озорникам приходится платить крупный денежный штраф. В некоторых случаях телефонное хулиганство может быть наказано даже лишением свободы. Но чаще всего мы сталкиваемся с такими случаями, когда виновники не могут преследоваться по закону, потому что они несовершеннолетние».

В тех случаях, когда экстренный вызов полиции влечет за собой большие расходы, эта сумма взыскивается с родителей. Некоторые звонки смешат и самих полицейских. Например, звонят люди и пытаются в полиции заказать пиццу. Номер телефона с числами 1 и 0 легко запоминается, и поэтому фирмы, доставляющие пиццу на дом, используют эти цифры в разных вариациях. Но такие номера чаще всего неправильно и набираются. Даже если за тремя первыми цифрами - 110 - следуют другие, то звонок раздается все же в полиции. Другие шутники звонят в полицию и просят вызвать им такси. Мол, номер диспетчерской такси забыл, а положение безвыходное и всё такое прочее. Но бывают и ложные звонки, которые полицейские принимают всерьёз:

«Один мой коллега как-то поделился со мной своим открытием: во время полнолуния звонят в полицию чаще обычного. Люди в это время не могут заснуть. В большей степени проявляются психические расстройства. Или просто мысли покоя не дают. Тогда люди звонят в полицию, рассказывают, что их заботит. Просто хотят с кем-нибудь поговорить. Опытные полицейские пытаются помочь этим людям: выслушивают их сами или соединяют с диспетчерской телефона доверия».

А вот сколько за последний год было ложных или реальных звонков с предупреждениями о террористических актах, в пресс-службе боннской полиции мне сообщить отказались. Нечего плодить подражателей.

Авторы: Уте Форбродт и Надежда Баева

  • Автор Редактор: Александр Варкентин "НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА"
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/2Pw5
  • Автор Редактор: Александр Варкентин "НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА"
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/2Pw5