1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Богобоязненный потребитель?

11.10.2007

Сегодня у нас целых три темы: сначала мы посмотрим, как церкви в Германии пытаются поправить свои финансы, потом поговорим о стачке машинистов в Германии,

default

ну и в самом конце передачи попробуем разобраться, почему член молодёжной сборной Германии по футболу Ашкан Дежага стал национальным героем в Иране.

Вот, давайте с церковных финансов и начнём:

Церкви в Германии отделены от государства. Но вот парадокс: церковную пошлину собирают государственные финансовые управления. Стоит в налоговой карточке указать, что вы - верующий, и из вашей зарплаты автоматически начинают отчислять налог в пользу церкви - католической или евангелической, смотря какую укажете. Верующие других конфессий, скажем, православные или мусульмане, обходятся без государственного посредничества. Для протестантов и католиков церковный налог довольно высокий - от 8 до 9 процентов, в зависимости от того, в какой федеральной земле они проживают. Возможно, это одна из причин, почему число официально зарегистрированных прихожан постоянно сокращается. Вот и приходится церковным казначеям задумываться о новых источниках финансирования. Давайте на примере Евангелической церкви посмотрим, как они выглядят:

«Мы ведь никому не напоминаем о том, что он смертен. Люди и сами знают, что рано или поздно они умрут. Речь о том, чтобы предложить людям привлекательную идею, конкретный проект, который бы их заинтересовал. Когда речь идёт о завещаниях или благотворительных фондах, спешка и нажим недопустимы»,

говорит пастор Пауль Далби, эксперт евангелической церкви по сбору пожертвований. А имеет он в виду вот что: в Германии около 5000 организаций занимаются сбором пожертвований на всякие разные нужды: помощь жертвам катастроф и голодающим, защиту среды обитания и сохранение культурного наследия. Только в первом полугодии этого года немцы уже пожертвовали на благотворительные цели 843 миллиона евро. И это только официально учтённые пожертвования. Так почему бы и церкви не увеличить свою долю от этого пирога? А завещания? Тут финансовые перспективы ещё шире. Каждый год в Германии наследуется около 250 миллиардов евро. В большинстве случаев эти деньги достаются ближайшим родственникам. Но в стране всё больше одиноких стариков. Почему их наследство должно отходить государству или вообще попадать в какие-то сомнительные руки? Почему бы ненавязчиво, но настойчиво не подтолкнуть прихожан к мысли оформить завещание на церковь? Например, евангелический благотворительный фонд „Альстердорф» в Гамбурге почти половину пожертвований собирает в форме завещанных ему денег. Суммы разные, от нескольких сот до нескольких миллионов евро. Сотрудница фонда Андреа Гутцайт подчеркивает:

«Речь идет, в том числе и о частной жизни, об одиночестве в старости. Что будет со мной, когда силы будут уже на исходе? Кто займётся моими похоронами? Кто будет ухаживать за могилой?»

Чтобы не возникло неверного впечатления, тут надо сразу сказать, что фонд «Альстердорф» действительно содержит несколько больниц и домов престарелых, занимается уходом за стариками на дому, помогает инвалидам. Вообще, церковные благотворительные фонды в Германии по праву пользуются самым высоким доверием среди жертвователей. Но вот методы, к которым прибегают некоторые приходы и фонды, порой вызывают, мягко говоря, недоумение. Например, церковный округ Хаттинген-Виттен, объединяющий 20 приходов евангелической церкви в федеральной земле Северный Рейн - Вестфалия, решил приобщиться к новым формам маркетинга. Каждый прихожанин, готовый жертвовать в пользу церкви как минимум 5 евро 50 центов в месяц, может получить так называемую «льготную карточку покупателя». Вообще-то, таких карточек великое множество и концерны буквально навязывают их всем желающим. Причём бесплатно. Предъявив «льготную карточку», можно получить бонусные пункты или скидку на покупки в целом ряде магазинов. Но не только. Обычно в такие объединения входят туроператоры, автозаправочные сети и так далее. Выгода для концернов очевидна: они пытаются привязать к себе потребителей, переманить их у конкурентов. Кроме того, по карточкам можно составить персональный портрет потребителя, его вкусов и привычек. Ну, а скидки и бонусы в большинстве случаев заранее закладывается в цену товара или услуги. А вот какой смысл верующим получать «льготную карточку» в своём приходе, да ещё и вносить за это ежемесячные пожертвования? Эксперт церковного округа Хаттинген-Виттен по маркетингу Майк Зиберт пытается найти объяснение:

«Идея в том, что жертвователь отождествляет себя со своим приходом. Дизайн церковной «льготной карточки» таков, что на ней напечатано название прихода. И ещё христианский символ - рыба. У человека в портмоне карточка его прихода и, одновременно, льготная карточка потребителя».

Что ж, остаётся только посмотреть, уживутся ли на одной карточке богобоязнь и страсть к потреблению.

Ну, Вам уже музыка навеяла, что мы переходи к другой теме: забастовки на железной дороге. Где она, хвалёная немецкая пунктуальность? Из-за забастовок машинистов локомотивов десятки тысяч людей опаздывают на работу. Ситуация запутанная. У железнодорожников - несколько профсоюзов. Большинство уже заключило новый тарифный договор, он предусматривает повышение зарплат на 4,5 процента для всех работников. А вот маленький профсоюз «ГДЛ», который объединяет часть машинистов, упёрся и требует, во-первых, заключения отдельного тарифного договора с машинистами и, во-вторых, повышения зарплат сразу на 31 процент. Стачки доставляют немало неприятностей пассажирам, но, как ни странно, 55 процентов немцев поддерживают бастующих. Вот и давайте посмотри, как работает и сколько зарабатывает в Германии машинист:

Знакомьтесь: Даниэль Ляйстнер, 27 лет, холост, живёт в Кёльне, профессия - машинист:

«Мне было 6 лет, когда мне на день рождения подарили игрушечную железную дорогу. Вот тогда я и решил стать машинистом. Всё как в пошлой сказочке».

Правда, тогда он и не предполагал, что профессия его мечты - сплошной стресс:

«У меня сегодня смена началась утром в 4 часа 20 минут. Закончится в 13.00. Причём это не просто посменная работа, как на заводе, а каждый раз разное время. То к 5 утра выходишь на работу, то в 2 часа 15 минут ночи. Это изматывает».

Когда-то, как он сам говорит, на заре далёкой юности, Даниэль регулярно ходил в теннисный клуб, играл в футбол. Теперь пришлось отказаться. Вообще, при таком-то рабочем графике не только со спортом, со всей личной жизнью проблемы. Даниэль семьёй ещё не обзавёлся, а многие его коллеги уже развелись. А ещё - ответственность. Машинист отвечает за жизнь своих пассажиров.

«У меня под ногой педалька, я её должен каждые 30 секунд нажимать. Не нажал, через 2 секунды загорается лампочка, потом включается сирена. Если и на неё не среагировал, автоматически включается экстренное торможение. Это на случай, если меня удар хватил или я умер на посту».

Но юмор у Даниэля тут же пропадает, когда разговор заходит о его зарплате. Вот за такую вечную напряженку ему платят 1500 евро в месяц. Это при том, что машинисты в соседних Австрии или Швейцарии зарабатывают в два, а то и в три раза больше. Правление железной дороги говорит, что требование о повышении зарплат сразу на 31 процент это несерьёзно. А вот самим себе члены правления подняли в прошлом году зарплату аж на 62 процента. Где справедливость?

«В общем-то, сказать, что у меня это вызывает недоумение, значит, ничего не сказать. Я просто в ярости. Почему этим жирным пиджакам всё позволено, а нам, мелкоте, достаются одни пинки?»

Так что Даниэль готов бастовать до победного конца.

А теперь, совсем коротко, о футбольно-политическом скандале, разгоревшемся в Германии. В эту пятницу молодёжная сборная Германии по футболу играет со сборной Израиля отборочный матч чемпионата Европы. Но немецкая команда уехала в Израиль без одного из своих игроков. Ещё в понедельник полузащитник Ашкан Дежага заявил, что по личным мотивам участвовать в матче не сможет. Ашка Дежага - родом из Ирана, но уже несколько лет живёт в Германии. У него двойное гражданство - Ирана и Германии. В одной из бульварных газет он опубликовал письменное заявление, в котором говорится, что в его жилах всё-таки больше иранской крови, чем немецкой, поэтому к его решению следует отнестись с уважением. С тех пор никаких интервью Ашкан Дежага не даёт. А раз он молчит, значит комментировать его решение взялись за него другие. Тут же вспомнили, что на руке у футболиста наколка - «Тегеран». Вспомнили, что президент Ирана Ахмадинежад, печально известный своими антисемитскими тирадами, запретил всем иранским спортсменам играть в матчах с израильскими спортсменами. И поднялась буря возмущения. Вице-президент Центрального совета еврейских общин Германии Дитер Грауманн поспешил заявить:

«Это возмутительно, это скандал, и не надо делать вид, что это мелочь. Это просто недопустимо, чтобы игрок национальной сборной объявлял свой личный бойкот евреям. Времена таких бойкотов в Германии и по инициативе Германии миновали и не должны повториться».

Не менее резкий тон взял лидер фракции христианских демократов в Берлинском Сенате Фридберт Пфлюгер:

«Это совершенно неприемлемо. Если мы будем разрешать спортсменам заявления типа «я не буду играть против России, потому что меня не устраивает политика Путина», то спорт пойдёт на поводу у политики. Если этот футболист настаивает на своём решении не участвовать в матче против Израиля, то нам остаётся принять это к сведению. Но ему не место в молодёжной сборной».

Иранские газеты тем временем успели объявить Ашкана Дежагу едва ли не национальным героям, который, мол, утёр нос проклятым сионистам. А что же руководство Федерации футбола Германии? Оно пытается спустить всё дело на тормозах и намекает, что молодой футболист попал в безвыходную ситуацию, что он возможно, и не антисемит вовсе, а просто боится за своих родственников в Иране. С другой стороны, если всё-таки антисемит, то в сборной ему не место. Как бы то ни было, президент Федерации футбола Тео Цванцигер уже пригласил Дежагу на обстоятельную беседу на следующей неделе.

Вот и всё на сегодня. Передачу мне помогли подготовить Регина Бринкманн, Михаэль Холленбах и Уве Хесслер.

Аудио- и видеофайлы по теме