1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Биржи Европы

02.07.2002

Франкфуртская фондовая биржа

При слове «биржа» у большинства наших слушателей возникает ассоциация разве что с голливудскими фильмами. В воображении многих биржа – это некая гигантская торговая площадка, на которой сотни одетых в разноцветные кепки, жилетки или пиджаки брокеров наперебой пытаются выгодно купить ценные бумаги и по возможности тут же их с прибылью продать. Всё это сопровождается перекрикиваниями, объявлениями важной для всех информации разного рода и происходящими чуть ли не ежеминутно банкротствами одних и сказочными обогащениями других. Так вот всё это не совсем верное и уж точно неполное представление о биржах, говорит экономический обозреватель «Немецкой волны» Андрей Гурков, который сегодня пришёл к нам в студию. Так неужели то, что большинство наших слушателей представляют как настоящую биржу, на самом деле всего лишь выдумка голливудских режиссёров?

- Нет. Это не выдумка режиссёров, потому что фильмы свои они снимают либо на Нью-йоркской фондовой, либо на Чикагской товарно-сырьевой бирже. И там многое из описанного (во всяком случае, кепки и разноцветные жилеты) действительно присутствует. В том числе и эмоциональное выкрикивание заказов на покупку или продажу ценных бумаг. В Германии – по традиции и из-за технологии – всё иначе.

В ФРГ есть несколько бирж. Самая главная – во Франкфурте-на-Майне. Есть ещё биржи в Мюнхене, Штутгарте, Берлине, Гамбурге, даже в сравнительно небольшом городе Бремене. Каждая из них специализируется на каком-то особом сегменте рынка, но в общем-то большого значения они не имеют. Самая главная биржа – Франкфуртская. В центре Франкфурта стоит довольно импозантное здание конца XIX века, рядом скульптурная композиция, возле которой любят фотографироваться туристы, – это бык и медведь. Бык символизирует тех, кто играет на бирже на повышение, потому что бык всегда бьёт рогами снизу вверх; а медведь символизирует тех, кто играет на понижение, потому что медведь, атакуя, бьёт лапой вниз, прибивая своего соперника или жертву к земле.

Ну так вот, сфотографировавшись у этой скульптурной композиции, художественная ценность которой не очень велика, но посмотреть на которую всё-таки стоит, Вы входите (говоря Вы, я имею в виду любого туриста) внутрь здания биржи. Доступ свободный. У входа – некая вахта. И если Вы говорите, что я, мол, хотел бы посмотреть на биржевые торги, Вас попросят подойти к специальному окошечку, где можно сдать сумку, дипломат и т.д. (заносить их внутрь нельзя), Вы получите специальный пропуск, который необходимо повесить на пиджак, и войдёте. Причём краем глаза уже можно увидеть тот самый зал, который каждый день показывают в программах теленовостей в Германии.

Тот биржевой зал или, как говорят в Германии, «паркет», на котором и происходит это священнодействие биржевых торгов. Вы поднимаетесь на второй этаж, на балюстраду, и имеете возможность сверху посмотреть на этот «паркет», на этот прямоугольник, внутренний дворик, где идут торги. Надо сказать, что когда я попал туда в первый раз, было даже некое чувство разочарования, потому что мне казалось, что всё здесь намного больше, масштабы должны были быть совершенно другими. Масштабы не такие. Так вот, с балюстрады виден этот «паркет» (там, кстати, действительно хороший паркет), стойки брокеров, за которыми последние, глядя на мониторы компьютеров, осуществляют сделки. Как правило, ничего при этом не выкрикивая, потому что в этом уже давно нет никакой необходимости. Перекрикиваются брокеры только в крайне редких случаях. Ну, например, когда на биржу выходит какая-нибудь крупная компания, и в первый день торгов огромный наплыв заказов на покупку и может быть уже и на продажу. Вот тогда – да. В обычные же рабочие дни этого нет. Биржевые маклеры спокойно работают. Что сразу бросается в глаза, так это огромное количество источников информации, т.е. повсюду находятся различные табло; в том числе главное табло, на котором регистрируется движение франкфуртского биржевого индекса DAX, и табло по бокам, на которых демонстрируется – уже в цифрах – движение курсов акций. То есть надо уметь сконцентрироваться на той информации, которая действительно нужна, потому что всюду огромное количество цифр, и трудно понять, что происходит, если ты – непрофессионал.

Вот эта тишина торгового зала Франкфуртской фондовой биржи во многом объясняется тем, что классическая биржа XIX-XX веков, описанная многими классиками мировой литературы, например Эмилем Золя, и всё ещё частично существующая в Америке, она сменяется электронными торгами. Значительная часть Франкфуртской биржи – это не вот этот торговый зал, куда может придти любой желающий и который показывают по телевидению, а виртуальное пространство, в котором ведутся основные торги. XETRA – так называется этот компьютерный мир или компьютерная система. Основные участники рынка – ведущие банки, страховые компании, крупные инвесторы – торгуют через XETRA. Поэтому специалисты с некоторые грустью констатируют, что вот этот «паркет» в центре Франкфурта – это уходящий объект. Через несколько лет его может быть даже закроют и тогда, хочется верить, превратят в музей биржи.

- Андрей, Вы сказали, что любой турист может легко попасть в здание биржи, а насколько легко попасть на биржу в качестве сотрудника, брокера, например?

- Для этого надо пройти специальное обучение и набраться опыта работы в какой-нибудь брокерской конторе или в одном из банков. Потому что главные действующие лица на бирже – это брокеры, т.е. те, кто сводит покупателей с продавцами, и представители банков, которые реализуют с помощью этих брокеров заказы своих клиентов. Получить место на бирже нелегко. В Америке за возможность получить место брокера надо ещё выложить кругленькую сумму. В Германии эти деньги платят банки или брокерские конторы, которые затем посылают своих сотрудников на работу на биржу. Так что сначала надо сделать карьеру в одном из финансовых институтов, лишь после этого можно попасть на биржу в качестве сотрудника.

- Но карьеру за один год, как правило не делают. Значит, молодых мальчиков, как в кино, на паркете не увидишь?

- Нет, там довольно много молодых людей, которые прошли обучение. Всему можно научиться, как говорится, не боги горшки обжигают. Но, конечно, надо пройти курс молодого биржевого бойца прежде, чем тебя допустят на «паркет».

Торги сейчас в основном ведутся в специализированной компьютерной системе. То есть такого, что я плачу деньги, тут же получаю взамен акции, и наоборот – этого уже нет?

- Этого давно уже нет. И к этому очень трудно привыкнуть. Когда говорят о покупке или продаже акций, то речь по сути идёт о торговле некими электронными сигналами, потому что ни один серьёзный инвестор эти акции в руках не держит. Они лежат в больших сейфах в специально предназначенных для этого местах и практически никогда оттуда не вынимаются. Вы можете, купив, скажем, акции концерна «Даймлер-Крайслер», заставить Ваш банк выдать Вам эти акции. Но это Вам обойдётся в огромную сумму, потому что эти акции надо будет там выписать, переслать ценным письмом; потом Вы каждый год будете мучаться, получая дивиденды по этим акциям. Намного проще осуществлять всё через электронные торги. На Вашем инвестиционном счёте зафиксируют факт покупки, а потом, когда Вы будете их продавать, зафиксируют факт продажи. Я понимаю, что многим, кто не имел с этим дела, очень трудно себе всё это представить, ведь получается, что я вкладываю огромные деньги, может быть, все свои сбережения, в ценные бумаги, но этих ценных бумаг не вижу, а лишь получаю от банка распечатку о факте покупки без печати и подписи. Но таков современный мир. Я не слышал, чтобы хоть раз с этим возникали какие-то проблемы, поскольку на бирже есть специальные службы, которые рассматривают претензии покупателей и продавцов, правда, эти претензии касаются в основном курса исполнения, а не самого факта покупки или продажи ценных бумаг.

- На «паркете» торгуют меньше, чем раньше (большинство операций осуществляется через электронную систему торгов), акции вообще никто не видит, но тем не менее – вот эти миллионные состояния, о которых часто пишут и говорят и которые якобы можно приобрести или потерять при игре на бирже – это миф или реальность?

- Это безусловно реально. И как раз в последние три-четыре года мы видели и то, и другое. Мы видели в конце 90-х годов небывалый подъём на мировых биржах, в том числе и во Франкфурте. Причём во Франкфурте это происходило в первую очередь в определённом сегменте рынка, как его называют, «новый рынок», куда в конце 90-х хлынули молодые компании, которые «выросли» на волне развития Интернета, компьютерных и информационных технологий. Все эти компании обещали огромные прибыли, их курсы стремительно шли вверх, а потом, примерно с марта 2000 года, они начали столь же стремительно падать. Причём многие, кто купил акции по максимальному курсу и по недоразумению додержал акции до сих пор, потеряли 90-95, а то и 100 процентов вложенной суммы. А те, кто купили какие-то акции в момент их появления, а потом продали, когда они достигли максимального курса, те сделали действительно миллионные состояния. Так что все рассказы о миллионных состояниях – это не легенды. Примеров тому масса. Они часто описываются в немецкой прессе. Причём описаны, например, и судьбы людей, которые сделали миллионы, а потом их тут же потеряли.

Биржа алмазов в бельгийском Антверпене

Помимо фондовых бирж существуют и товарные биржи. Как уже ясно из названия, торгуют на них не ценными бумагами, а товарами – сырьевыми и продовольственными. Пожалуй, самой необычной из бирж такого рода является биржа алмазов в Антверпене.

Антверпен – второй по численности населения город в Бельгии – уже на протяжении многих столетий является центром мировой алмазогранильной промышленности и торговли бриллиантами. Около 85 процентов мирового оборота ювелирных алмазов и до половины оборота бриллиантов приходится именно на Антверпенские биржи. Да-да, именно биржи. Антверпен – это единственный город в мире, где находятся сразу четыре биржи алмазов. Их суммарный ежегодный оборот достигает 18 миллиардов долларов. Находятся алмазные биржи в одном квартале вблизи центрального вокзала Антверпена.

- Практически все, кто здесь работает, говорят по-английски, по-французски, по-голландски и как минимум ещё на каком-нибудь одном языке, например на немецком,

- говорит Филип ван Ларе, представляющий интересы торговцев алмазами. В антверпенском квартале, расположенном между улицами Пеликанстрат и Херенталстрат, можно встретить людей самых разных национальностей – евреев, индийцев, вьетнамцев, русских, ливанцев, выходцев из алмазодобывающих стран Африки, – которые предпочитают ручки своих дипломатов пристёгивать цепочкой к запястью или поясу. Правда, здесь это давно никого не удивляет, отмечает Филип ван Ларе:

- Я к этому привык, мне уже кажется, это совершенно нормально, что люди здесь ходят по улицам с миллионами в карманах и дипломатах.

Ограбления в районе алмазных бирж случаются не часто. Ведь здесь все дома просто увешаны камерами слежения, а улицы патрулируют десятки полицейских.

Залы Антверпенских бирж не похожи ни на какие другие. Вдоль высоких окон стоят длинные столы. Именно за ними совершаются сделки. Товар здесь принято демонстрировать во всей красе. Продавец выкладывает на стол алмазы или бриллианты в полиэтиленовых пакетах и бумажных конвертах, вооружённые ювелирной лупой покупатели оценивают размеры, форму, цвет и огранку камней. Оплата происходит, как правило, наличными, подчёркивает Филип ван Ларе.

- Продажа и покупка алмазов в Антверпене всё ещё во многом основана на доверии. Здесь на биржах совершение сделки чаще всего скрепляется простым рукопожатием, письменных договоров почти не заключают.

На одной из антверпенских алмазных бирж висит плакат: «Тому, кто пойдёт на малейший обман, будет запрещён вход на биржу». Но прибегать к столь кардинальным действиям приходится, к счастью, не часто, свидетельствует Исаак Бек, который уже на протяжении нескольких десятилетий занимается огранкой алмазов в Антверпене.

- Проблемы возникают только в том случае, если кто-то отказывается платить. Это же бизнес. Здесь не играет роли, какой ты национальности и какой у тебя цвет кожи. Если ты платишь, то всё в порядке.

В Антверпене насчитывается три тысячи специалистов, которые занимаются шлифовкой и огранкой алмазов, а всего от торговли драгоценными камнями на городских биржах так или иначе зависят 30 тысяч рабочих мест.

Биржа цветов в голландском Алсмере

А теперь – пришло время рассказать о другой необычной бирже – бирже цветов в голландском городке Алсмер, который находится недалеко от столицы Нидерландов Амстердама. Подробности – в сообщении Леонида Сокольникова.

Если взять семьдесят пять гектаров земли, заасфальтировать, построить над ними одну крышу, соорудить пять оборудованных для электронных торгов залов и наполнить всё это пространство запахами цветов со всех уголков мира, то получится всемирно известная голландская цветочная биржа. От фондовых и многих товарно-сырьевых её отличает то, что здесь не принято носить брокерских пиджаков, здесь нет ни выходных ни праздников, а рабочий день начинается в 6.30 утра. Сегодня это самый крупный в мире аукцион по продаже цветов, который по обороту не уступает Амстердамской фондовой бирже.

Голландцы поднаторели не только в выращивании цветов (одними тюльпанами они засыпают полмира), но и в их продаже. В 1915 году были проведены первые торги в большом сарае в пригороде Гааги. Шло время. Селекционеры боролись за красоту и стойкость бутонов, а деловые люди совершенствовали технику их продажи. В конце концов цветоводы и продавцы убедились, что торговать нежным товаром на нидерландской бирже удобно, надёжно и, что немаловажно, выгодно.

Торги в Алсмере – это нечто особенное. Полторы тысячи брокеров рассаживаются в пяти спадающих амфитеатром залах, и начинается бесконечный «цветочный сериал». По сцене непрерывной лентой плывут тележки с вазами, в которых и находятся цветы, привезённые отовсюду. Строгие эксперты определяют качество каждой партии и выставляют оценки, которые высвечиваются на табло. Табло – это два огромных циферблата, на которых стрелка падает от максимальной цены до минимальной. Задача брокера, на долю секунды опередив конкурентов, нажать кнопку и зафиксировать свою цену. Остальное – дело самой современной техники. Оплата, упаковка, транспортировка, всё это доведено до такого совершенства, что экскурсантам, а они толпами приезжают в Алсмер, остаётся только стоять с открытым от удивления ртом, глядя, как автомат сортирует, к примеру, розы по цвету, величине бутонов и длине стеблей, а нежные ландыши – по количеству ароматных белых головок. Всему этому товару, из-за которого торгуются брокеры, уже пришлось проделать немалый путь из далёких садов и оранжерей. А из Алсмера цветы снова отправятся в путешествие. На самолётах из ближайшего аэропорта Схипхол в дальнее зарубежье или в изотермических фургонах в соседние страны.

Утренние торги в маленьком голландском городке определяют дневные и вечерние цены на цветы в Париже, Лондоне, Мадриде и даже Токио. Каждый шестой продаваемый на планете цветок проходит через биржу в Алсмере. Излишне говорить, что попасть сюда стремятся цветоводы со всего мира. Причём бутоны, доставленные ночью, скажем, из Израиля, к вечеру вполне возможно вернутся обратно, но будут продаваться уже по другой цене.

Естественно, биржа дорожит своим именем и предлагаемые к торгам цветы проходят обязательное испытание на стойкость. В специальном зале под наблюдением лаборантов в обыкновенной воде стоят сотни букетов. По существующим в Евросоюзе правилам, приобретённые в магазине цветы должны сохраняться в течение 10 дней.

Через биржу в Алсмере проходит ежегодно 5 миллиардов цветов. Последние шесть-семь лет неуклонно увеличиваются продажи в Россию и страны СНГ. И надо признать, что голландцы хорошо изучили вкусы жителей республик бывшего Советского Союза. По цвету лучше всего идут тёмно-красные, неплохо розовые и белые. Кроме того, для российских продавцов главный критерий не то, сколько простоит букет, а то, как он выглядит в тот момент, когда его преподносят.

Ещё одно отличие цветочной биржи в Алсмере. Под её сводами никогда не гаснет свет. В два часа дня уходит фургон с последней проданной партией, а в 14.30 начинается приём нового товара. Перефразируя известную поговорку, голландцы утверждают, что на цветочной бирже делаются не только большие, но и самые ароматные деньги...

  • Автор Андрей Гурков, Вячеслав Юрин, «Немецкая волна»
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/2Scc
  • Автор Андрей Гурков, Вячеслав Юрин, «Немецкая волна»
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/2Scc