1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Биография "неудачника" Беккера

"Я – игрок" – так называется книга немецкого журналиста Фрэда Селина, повествующая об одном из самых знаменитых немецких спортсменов XX века, звезде тенниса, неизменном объекте внимания бульварной прессы Борисе Беккере.

default

"Я всегда мог надеяться только на себя самого..."

ЧАСТЬ 1

Boris Becker

Почему же книга о Борисе Беккере называется "Я – игрок"? Вот как отвечает на этот вопрос ее герой:

"Я очень редко испытываю страх и охотно иду на риск. Я – игрок и по складу характера, и по профессии. Причём играю на деньги. Правда, не в казино, а на теннисном корте. Выходя на площадку, я ставил на кон сотни тысяч долларов. Бывало, выигрывал, бывало, проигрывал. И всегда я мог надеяться только на себя самого. Это сильно повлияло на мой характер и останется со мной на всю жизнь".

О чем угодно, только не о спорте

Boris Becker Ich bin drin

Эти слова могли бы стать эпиграфом к книге немецкого журналиста Фрэда Селина "Я – игрок", вышедшей в гамбургском издательстве ROWOHLT. Ей, кстати, предпослано немаловажное предупреждение: "Эта книга – не о спорте". И действительно: спортивные успехи и неудачи Беккера упоминаются автором постольку, поскольку они создают костяк биографии теннисиста, её хронологический стержень. В значительно больше степени, чем спортивная биография, эта книга представляет собой психологический портрет Беккера.

Фрэд Селин встречался с его тренерами и родственниками, с бывшими возлюбленными и друзьями, учителями и одноклассниками, с его деловыми партнерами и с приятельницами его бывшей жены Барбары. Результаты этих изысканий вполне заслуживают внимания как фанатов Беккера, как и тех немногих, кто считает его малоинтересным человеком, раздутым до "звёздных" масштабов мастерами пиара.

Герой, не похожий на победителя

С суперобложки на читателя смотрит симпатичный рыжеволосый герой с ухоженной трехдневной щетиной на щеках и подбородке. Но взгляд его голубых глаз из–под белёсых ресниц – это не взгляд победителя. Лицо Беккера лишено эмоциональной "заряженности", вообще какого–либо выражения. Оно похоже на лица анонимных моделей, рекламирующих со страниц дорогих глянцевых журналов парфюмерию и модную одежду.

Помещенные в самой книге снимки неуклюжего, но самоуверенного юнца с теннисной ракеткой и легендарным кубком Уимблдона в руках – совершенно другие. Столь же противоречивы и характеристики, которые даю Беккеру знакомые с ним люди.

Цена успеха

Портрет без грима, – так можно было бы обозначить жанр этой биографии, которая, однако, далека от скандальных репортажей "жёлтой прессы", обожающей копаться в грязном белье в поисках дешевых сенсаций. Автора занимают не только психология героя, но и вопросы общественной значимости: механизмы создания современных кумиров, индустрия тиражирования "звёзд". Без ненужного морализаторства, не создавая ощущения предвзятости в подборе фактов, автору удалось взглянуть на своего героя без розовых очков, сквозь которые смотрели на него массы поклонников, и почти избежать "клубнички", которой так изобиловала жизнь спортсмена-миллионера.

Не слишком ли высока цена успеха, которую пришлось заплатить за свои победы на корте семнадцатилетнему парню из провинциального немецкого городка? Беккер не может толком сформулировать даже самые простые предложения (над чем с удовольствием издеваются телевизионные юмористы), терпит в личной жизни неудачу за неудачей, все его деловые начинания тоже кончаются крахом... Фрэд Селин подробно рассказывает о стремительной карьере Бориса Беккера, начиная довольно издалека – с его матери, которая выросла в Силезии (сегодня это территория Польши) и попала в Западную Германию с потоком беженцев после окончания войны. Её семья потеряла всё. Жизнь на новом месте пришлось начинать с нуля, что было вдвойне тяжело, потому что соседи косо смотрели на беженцев: их, коренных жителей, уплотняли, чтобы расселить миллионы немцев из Силезии, Богемии, Восточной Пруссии.

"Я считался самым слабым игроком"

Похоже, что именно от матери Борис Беккер учился терпению и целеустремлённости. Многочасовые тренировки, отработка подач, обводных ударов, выходов к сетке с раннего детства определяли жизнь мальчика, чей внешний вид никак не соответствовал бытовавшим тогда представлениям о теннисе – элегантном, светском, элитарном виде спорта. Причем детские тренеры Беккера рассказывают, что считали его перспективным теннисистом не столько из–за отточенной техники его игры, сколько из–за невероятной для ребенка его возраста воли к победе. Сам Беккер, отвечая на вопрос об источнике своего невероятного спортивного (и не только спортивного) честолюбия, говорит:

"Я думаю, что подспудно мною двигало желание отомстить, показать всем, на что я способен. В детстве в моем родном городке Ляймен моим спарринг–партнёром часто была на тренировках Штефи Граф. Она считалась самой лучшей среди девочек, а я – самым слабым игроком среди мальчиков. Вот нас и ставили вместе на корт. Старшие ребята дразнили меня за это. И я часто думал в ярости: погодите, придурки, настанет час, когда я смету вас всех с корта. Я ни о чём другом и думать не мог".

"Я мечтал стать археологом"

Если мать Бориса Эльвира Беккер хотела, чтобы тот стал врачом, то отец всячески поощрял желание сына добиться успехов в спорте. Сам же Борис Беккер как–то признается, что в мечтал стать археологом, хотя представление об этой профессии имел достаточно смутное: он просто связывал её с возможностью путешествовать. Вообще круг его интересов с самого начала был довольно узок. После школы его ждал теннисный корт, а по вечерам и выходным – телевизор. "В выходные я по двенадцать часов без перерыва проводил перед ящиком", – признавался позже Беккер.

А вот его детской мечте о путешествиях суждено было сбыться довольно рано. В 1983 году (Борису тогда всего пятнадцать лет, и он учился в девятом классе) мальчик провёл в разъездах, выступая на различных турнирах, в общей сложности, 142 дня! Принимал участие он тогда, кстати говоря, уже во взрослых, а не в юношеских турнирах. И корреспонденты специализированных теннисных журналов брали у него интервью, задавая ему "взрослые" вопросы, на которые будущая звезда мирового тенниса отвечала важно и умилительно–наивно.

Гимназию покинул "досрочно"

Понятно, что в те редкие часы, которые Беккер проводил в школе, он не блистал ни глубокими знаниями, ни основательной подготовкой. На то, чтобы делать все домашние задания и серьёзно готовиться к контрольным, у него просто физически не было времени. Не приходится удивляться, что Борис, как элегантно формулируют симпатизирующие ему бульварные издания, "досрочно покинул гимназию".

А вскоре, кстати говоря, фактически покинул и родительский дом. Сопровождать сына на турниры по пять месяцев в году родители Беккера не могли хотя бы по материальным соображениям. Поэтому уже в подростковом возрасте он в значительной степени был свободен от опеки отца и матери. Воспитательные функции взяли на себя менеджер теннисиста и его тренер. Однако они по вполне понятным причинам больше заботились о его карьере и спортивных успехах, а не о формировании его характера или о повышении его общеобразовательного уровня.

Контекст

  • Дата 24.05.2003
  • Автор Ефим Шуман, Елена Байер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/3g2M
  • Дата 24.05.2003
  • Автор Ефим Шуман, Елена Байер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/3g2M