1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

Биография жены Томаса Манна

04.07.2007

Сегодня у нас две темы. Сначала мы познакомим вас с книгой «Фрау Томас Манн», которая рассказывает о жене выдающегося немецкого писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе и только что вышла в русском переводе, а потом мы совершим книжную прогулку по Дюссельдорфу.

Не удивляйтесь названию романа-биографии, рассказывающего о Катарине (или, как её называли домашние, Кате) Манн, урождённой Прингсхайм, – женщине, сыгравшей колоссальную роль в судьбе Томаса Манна. Авторы книги Инге и Вальтер Йенс не случайно вынесли в название устаревшую уже лет семьдесят-восемьдесят назад форму представления женщины не её собственным именем, а именем супруга. Потому что она полностью растворилась (выберу такое слово) в семье, посвятив жизнь мужу и шести детям. Катя Манн вела дом и была, говоря современным языком, генеральным менеджером писателя, перевозя его из страны в страну, сортируя почту, назначая встречи издателям… И при этом – вплоть до своей смерти (Катя Манн умерла в 1980-м году в возрасте 96-ти лет) очень редко высказывалась публично, почти совсем не давала интервью.

Вместе со своим братом-близнецом Катарина была младшим ребёнком в семье Прингсхайм. Отец, известный мюнхенский профессор, обожал её, пятеро братьев баловали. После гимназии Катя решила пойти по стопам отца, стала изучать математику и физику. Способности она проявила немалые. Иначе бы её, конечно, не взял в свой семинар нобелевский лауреат Вильгельм Конрад Рентген – тот самый, в честь которого названы открытые им знаменитые лучи. Как бы то ни было, но проявить свои математические и физические таланты дочери профессора Прингсхайма не пришлось. Томас Манн познакомился с ней случайно. Впервые он увидел её в трамвае, когда в ответ на требование контролёра предъявить проездной или купить билет Катя выпрыгнула из трамвая на ходу. Будущий нобелевский лауреат влюбился в неё с первого взгляда. Томас Манн, будучи молодым студентом, не случайно влюбился в эту женщину, которую, делая ей предложение, назвал «принцессой». Одна из самых блестящих студенток, одна из первых велосипедисток Мюнхена (это в начале 20-го века, напомним!). Тёмные глаза, стрижка «каре», спортивная, уверенная в себе, хорошо разбирающаяся в современном искусстве… Предложений руки и сердца у неё тогда было много: может, поэтому она никак не могла решиться? Похоже, она тоже была неравнодушна к Томасу Манну. Тем не менее, долго не давала согласия на предложение «Томми» (так она его называла) выйти за него замуж. Обеспокоенная мать Катарины даже обращалась к психиатру по этому поводу. В конце концов, Катарина всё же сдалась, и в феврале 1905-го года они поженились.

Жизнь их трудно назвать счастливой. Им пришлось эмигрировать из Германии после прихода нацистов к власти. Книги Томаса Манна в «третьем рейхе» были запрещены, а его жене – пусть и крещёной, но всё же еврейке – вообще угрожала смерть. Они жили в Швейцарии, затем уехали в Америку, снова вернулись после войны в Швейцарию. Большие проблемы были у детей Маннов. Сам нобелевский лауреат страдал приступами ипохондрии, принимал огромное количество таблеток, мучился от сексуальной раздвоенности, питая слабость к «блондинам с прекрасными лицами» даже будучи уже отцом шести детей… Катарина сопровождала мужа в его многочисленных поездках, вела семейную бухгалтерию и дела всего многочисленного фамильного клана, устраивала сына в наркологическую клинику, подыскивала брату мужа – Генриху Манну – жильё в США, подбирала прислугу, отвечала от имени писателя на присланные ему письма, вела переговоры с издателями и потом выбивала из них гонорары…

Лишь однажды на протяжении своей жизни она пожаловалась в письме своему брату-близнецу Клаусу: «Я никогда не могла делать то, что хотела…» Фраза эта стала знаменитой. Инге и Вальтер Йенс пытаются в своей книге развенчать стереотипные представления о Катарине Манн, как о женщине, пожертвовавшей всем ради мужа и семьи. Получается это у них, к сожалению, не всегда удачно. Так, они много раз повторяют, стараясь и читателя убедить в этом, что Катя сама по себе была «очень интересной женщиной», жившей и своей «интересной жизнью». Вместе с тем, в книге мало рассказывается об этой «интересной жизни» Кати Манн после смерти её знаменитого мужа. А ведь она пережила его на четверть века! Значит, всё-таки мало было интересного?.. Нет. Скорее, это всё же слабость авторов, а не скудость образа.

Именно это разочаровало, например, автора статьи о книге в газете «Франкфуртер Рундшау». «Мы видим, что без путеводной звезды Томаса Манна проследить жизненный путь его жены оказалось невозможным», - говорится в этой рецензии. «Но это ведь не так уж мало, - возражает критик другой крупной немецкой газеты – «Зюддойче цайтунг». «Без Кати Манн её супруг не справился бы со своей жизнью и не стал бы тем, кем стал», - убеждён автор «Зюддойче цайтунг».

«Никто лучше её не понимал душу Томаса Манна, - говорится в книге «Фрау Томас Манн». – Никому дети не поверяли столько откровенных тайн, никто с таким совершенством не владел искусством дипломатии, от которого зависело благополучие этой удивительной семьи…» Действительно, разве этого мало, чтобы быть «интересной женщиной»?

Ежегодный фестиваль «Книжная прогулка» прошел в Дюссельдорфе. По главной улице столицы земли Северный Рейн-Вестфалия Кёнигсалее прогуливалась и наш автор Ольга Капустина.

Просто глаза разбегаются. Кажется, что здесь есть всё, книги на любой вкус: для интересующихся антикварными изданиями – книги классиков, напечатанные готическим шрифтом два столетия тому назад, для любителей легкого чтения – детективы и сентиментальные любовные романы в мягких переплётах. Рядом на лотках – специальная и научно-популярная литература, всевозможные энциклопедии, словари, справочники.

«Bücherbummel» - «Книжная прогулка», – так, в буквальном переводе с немецкого, называется самый большой в Германии книжный фестиваль под открытым небом. Проходит он всегда в городе Дюссельдорфе, в июне. В этом году – уже в 22 раз.

На центральной роскошной аллее Дюссельдорфа с самыми дорогими в Германии магазинами на четыре дня расположились торговые палатки и лотки с книгами - всего около сотни. Напротив фешенебельного магазина «Дольче и Габбана» - детские комиксы, напротив «Эскадо» – путеводители и дамские романы. Чуть подальше – толстый словарь позапрошлого века, редкое издание сочинений Диккенса, Лев Толстой на немецком языке, другая букинистическая литература. Здесь, конечно, не так много посетителей. Как правило, подходят только истинные ценители. Они аккуратно перелистывают страницы, тщательно выбирают покупку, внимательно слушают пояснения продавца. Букинистом Клаус стал случайно – увидел однажды на блошином рыке старинное редкое издание 1910 года. Купил за копейки – продал по «настоящей» высокой цене. Позже стал заниматься поиском и продажей старых книг профессионально. Сейчас Клаус, если не считать ярмарок, подобных дюссельдорфской, торгует букинистикой только через Интернет. Главное точно анонсировать книгу, говорит он, представить детальную информацию о ней:

- …Фотографию, описание, год издания, количество страниц, в каком состоянии находится книга. Если кого-то заинтересовало конкретное издание, я высылаю ему книгу по почте. Если это именно то, что нужно, заказчик переводит мне деньги. Если нет – присылает книгу обратно.

К своим книгам Клаус относится с большим пиететом, про каждую может рассказать целую историю. «У меня действительно ценные издания, - говорит он. - Не то, что напротив – жвачка для мозгов».

Иду смотреть на «жвачку». Народу – не протолкнуться! Здесь продают дешёвые во всех смыслах детективы и дамские романы по рекордно низким ценам: два, три, четыре евро! Среди покупателей – Хельга из Дюссельдорфа. Пенсионерка говорит, что очень любит читать…

- …мемуары, детективы, романы, – всё, что под руку попадётся. В последнее время я предпочитаю легкое чтиво. Я быстро устаю, поэтому мне не хочется слишком напрягаться.

По моему совету Хельга остановила свой выбор на немецком переводе детективного романа российской писательницы Полины ДАшковой.

Всё, Хельгу можно поздравить с покупкой. Идём дальше!

В центре аллеи в большой закрытой палатке проходят встречи с писателями. Сейчас Марлене Яблонски читает отрывки из книги популярного детского автора Кристиана Бинека.

(Фрагмент чтения)

Читает Марлене мАстерски, жалко, что публики в палатке мало, человек десять – и всего двое детей, а книга ведь детская! Причём, одиннадцатилетняя Катарина и ее шестилетняя сестра заглянули сюда случайно.

- Мне очень понравилось. Мы просто шли мимо, услышали чтение, спросили: «А это для детей?» Нам сказали, что да, и мы зашли послушать. Я вообще очень люблю читать и прочла уже очень много книг.

Жаль, что не все сегодняшние школьники похожи на Катарину, говорит 28-летняя Марлене Яблонски – сама, кстати, детская писательница.

- Это поколение – поколение компьютеров и телевидения. Техника очень быстро развивается, и дети хотят только развлекаться. А самому взять книгу в руки – это уже трудно. Детей надо лучше привлекать, завлекать, чтобы они читали, чтобы поняли: читать - намного увлекательнее, чем потреблять готовый продукт, потому что читатель - сам и режиссер, и главный актер, сам рисует мысленно картины… Мне кажется, это гораздо интереснее, чем смотреть кино!

Марлене Яблонски часто встречается со школьниками… И часто слышит:

- … «Читать? Неохота! Лучше поиграю в компьютерную игру, посмотрю телек или схожу в кино». А я им на это говорю: ничего не имею против. Но всё же и книги надо читать!»

Сама Марлене Яблонски жизни без книг представить не может, хотя профессиональной писательницей стала, по ее собственному признанию, абсолютно случайно. В качестве чтицы Марлене ездила по немецким городам вместе с прозаиком Кристианом Бинеком – тем самым, книги которого представляет сегодня в Дюссельдорфе. И он буквально уговорил Марлене тоже сесть за письменный стол.

Потом дала ему почитать, и КрИстиан сказал: «Неплохо, но вот это место и вот это я бы переделал… Перепиши и дай мне прочесть еще раз!» Я так и сделала».

(Странные звуки…)

А это что за странные звуки? Оказывается, на книжном фестивале можно приобрести не только книги. Здесь продают необычные музыкальные инструменты из Южной Америки. Вот, например, весьма экзотический инструмент за 750 евро, то есть дороже самой дорогой книги на дюссельдорфской «книжной прогулке». По виду напоминает медный таз на подставке. Увидев мой микрофон, продавец – он же исполнитель – спросил, откуда я. И узнав, что я делаю репортаж для русской редакции «Немецкой волны», пожелал в силу своих возможностей помочь мне в этом.

(«Очи черные», сыгранные на южноафриканском «тазике»)