1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Бешеные деньги

20.11.2003

Деньги - вот наша сегодняшняя тема. Причём не просто деньги, а «деньги бешеные»! Которые не надо годами копить, за которые не надо годами работать. Например, выигрыш в лотерею или неожиданное наследство. Ну, из русской литературы все мы знаем, что «бешеные деньги» в России до добра не доводят. А как обходятся с «бешеными деньгами» немцы? Вот несколько конкретных историй, которые собрал наш автор Райнер Линк:

История про то, как грабитель стал писателем:

Эккехард Теофил за свои грехи уже отсидел. Поэтому и рассказывает он о них с доброй усмешкой. Приятно всё-таки вспомнить «юношеские шалости». А юность Эккехарда прошла на Санкт-Паули, в гамбургском районе красных фонарей:

«...и потом я попал на деваху, которая любила красивую жизнь, понимаешь? Ну, по субботам я ходил на дело, а вечерами подрабатывал официантом в кабаке. Потому что я её любил, понимаешь? Вот так и началось. А потом всё пошло на поток. Домкратом по витрине, побросали всё, что успели, в машину и по газам. По три ларька за ночь брали. Иногда удавалось и хороший куш взять, тогда гудели неделю по полной программе...»

Перекупщики краденого хороших цен за товар не дают. Дошло до того, что Эккехард выходил на грабёж, как на работу. И всё равно, если бы жил он скромно и складывал деньжата в банк, был бы он сегодня толстосумом. Но какой там...

«Значит, деньги как появлялись, так и вылетали. Мы оттягивались от души. Представляете, я раскатывал на спортивном «Мерседесе» с открытым верхом. Мне тогда был 21 год. А деньги? Да никогда я денег не жалел. Деньги - пыль. Мне и сегодня на них наплевать.»

Повадился кувшин по воду ходить... Одним словом, получил Эккехард 8 лет. В тюрьме к нему отнеслись с должным уважением: он был самым молодым среди заключенных, а срок мотал самый длинный. Вот и вышел бы он из тюрьмы совсем крутым, но любознательность пересилила. В тюрьме он закончил гимназию, начал читать. А отсидев, поступил в университет, изучал социальную педагогику и... криминологию. Пригодился и юношеский преступный опыт: Сегодня Эккехард пишет сценарии для бесконечных детективных телесериалов. Зарабатывает неплохо, но денег вечно не хватает. Потому что, как он сказал? Деньги - пыль.

История про то, как фанат футбольный клуб купил

Гюнтер Шторбек не только болельщик, он ещё и сам на досуге играл в футбол. В 40 лет всё ещё стоял в воротах родного клуба. И ничего, прыгучесть отличная, реакция отменная. А ещё Гюнтер регулярно играл в спортлото. Несколько лет назад вместе с друзьями - футболистами, в тесной мужской компании Гюнтер отмечал канун Рождества. Вот тут, между пятой рюмкой шнапса и шестой кружкой пива его и застал телефонный звонок:

«В полдевятого вечера звонит моя дочь и говорит: папа, у нас четыре цифры совпали. Ну, думаю, хоть маленькие, а всё же деньги. В половине десятого снова звонок: папа, я неправильно посмотрела, у нас пять цифр верных. Ну, думаю, ошиблась или просто хочет меня домой заманить. А в полдвенадцатого опять телефон: папа, у нас все 6 из 49. Тут я мужикам говорю, всё, ребята, я поехал домой. Взял дома свою карточку. А у спортлото есть круглосуточная служба, там автомат называет, какие цифры выпали. Раз проверил, два проверил, действительно, я миллионер. Вызвал такси, и снова к ребятам, в клуб. Ну, тут мы и дали жару.»

Ведь дают же работники спортлото и других лотерей счастливчикам мудрые советы. Вот, например, психолог Сузанна Вольф специально опекает новоиспечённых миллионеров:

«Значит, главный, самый главный совет: молчок. Потому что у всех родственников и знакомых сразу разгорается аппетит - одному машина нужна, другому кредит на дом, третьему телевизор. У людей в затылке мысль сидит: он же за эти деньги не работал. Это «бешеные деньги», они с неба свалились, почему бы ни урвать кусочек?»

Но Гюнтер Шторбек не успел этих советов услышать. Втихомолку радоваться - не в его натуре. Футбол - игра командная, коллективная. Значит, и решения надо принимать коллективно. Вот, в ту самую достопамятную ночь коллектив под звон бокалов водрузил Гюнтера на стойку бара и единогласно избрал его пожизненным президентом, менеджером и спонсором клуба. И ещё коллектив решил, что хватит уже болтаться в любительской лиге, среди дворовых команд. Надо выходить на профессиональный простор:

«Мне пришлось купить новую форму, потом потребовались прожектора для вечерних тренировок, своё футбольное поле, машина для разметки... Я хотел, чтобы всё было по высшему классу и платил, не торгуясь. Например, купил свой автобус для команды. И что Вы думаете? Мы стали чемпионами в региональной лиге. Где бы мы ни появлялись, сразу нас встречали криком: «миллионеры приехали!»

Любители футбола знают: никогда нельзя останавливаться на достигнутом. По лестнице надо либо карабкаться вверх, либо катиться вниз. Пришлось прикупать новых игроков, настоящих профессионалов. На это ушли остатки лотерейных миллионов. Команда развалилась, члены правления разбежались, пожизненный президент, менеджер и спонсор клуба остался сидеть на куче долгов. Вы думаете, он по этому случаю сильно переживает?

«Я с самого начала знал, что если я эти деньги возьму, и вложу их в клуб, деньги никогда не вернутся. Я с самого начала это понимал.»

Более того, Гюнтер Шторбек счастлив. Ну и что, что ему снова приходится работать в поте лица своего, зато хоть раз в жизни он побывал королём. Даже жена его, в конце концов, простила. Ну, что с футбольного фаната взять? Гюнтеру ещё повезло, подтверждает и психолог Вольфганг Крюгер. Его предмет изучения - притягательная сила денег. Оказывается, в Германии 80 процентов всех счастливчиков, выигравших крупные суммы в лотерею, умудряются истратить всё до цента в течение первых двух лет:

«Если неподготовленный человек, который никогда не имел дела с крупными суммами, неожиданно получает в руки целое состояние, то начинаются проблемы. Все мы думаем, вот, счастье привалило, никаких забот. Но это иллюзия. «Бешеные деньги» счастья не приносят.»

История про то, как наследница цирк устроила

Эта песня посвящена дому в берлинском районе Кройцберг, захваченному маоистами, анархистами, и просто бунтарями против всего на свете. Дело было в начале 70ых годов прошлого века, бунтовать было модно. В маленькой комнатке в этом доме жила и Ирене Мёсингер. Бунтовала она скромно, в основном против собственных родителей, которых считала мещанами и филистерами. И жила скромно, на стипендию ученицы медсестры. И вот в один прекрасный день её разыскал адвокат. Оказывается, умер её отец, с которым она давным-давно порвала все отношения. И вот этот отец-мещанин оставил ей наследство: ровно миллион. Миллион марок по тем-то временам - это, пожалуй, даже побольше, чем миллион евро сегодня:

«Это был, конечно, шок, совершенно неожиданный. Особенно такие деньги. Я тогда как раз пыталась отпочковаться от родителей, опираться только на собственные силы. Это сегодня молодые спят и видят, как бы наследство получить. А мы были совсем другими, у нас ещё были идеалы.»

И действительно, трудно искренне протестовать против буржуазного общества, имея миллион на счету. Ведь расхожими лозунгами среди левацкой молодёжи в те годы были не только «не верь никому, кто старше 30», но и «собственность - это воровство».

«Я сказала это только четверым знакомым, другие ничего об этом не знали. Потому что, понимаете, все мы были нищие. А я просто морально не смогла бы никому отказать. Если бы я всем помогала, денег бы сразу не стало. А отказать я просто не смогла бы. Так что это было мудрое решение."

Но Ирене Мёсингер и сама успешно противостояла притягательной силе денег:

«У меня даже и мысли не было о том, чтобы поселиться где-нибудь в Тоскане или купить себе виллу. Поверьте, никакой внутренней борьбы не было, потому что мне это и в голову не приходило. Прошло, по моему, лет 6 или 7, пока я вообще сняла несколько сотен со счёта, чтобы съездить в отпуск.»

В конце концов Ирене Мёзингер вложила львиную долю наследства в «Темподром». Многие считали его цирком просто потому, что располагался он в цирковом шапито и жилых вагончиках. На самом деле «Темподром» задумывался как прибежище альтернативного искусства. Здесь проходили бурные политические дискуссии и концерты новых рок-групп, выставки молодых художников, балы гомосексуалистов и лесбиянок и вечера вполне буржуазного танго:

«Темподром» возник на мои деньги. Правда, хватило их только на первый год. Вернее, к концу года у нас набралось не меньше долгов, чем я вложила. Так что основан он был на мои деньги, а потом мы нашли иные источники финансирования.»

Основным источником стал берлинский сенат, то есть, то самое буржуазное государство, против которого бунтовала Ирене Мёсингер. Сейчас «Темподром» располагается в совершенно роскошном постоянном здании, исполненном в форме шапито. Долгов за «Темподромом» накопилось видимо-невидимо, но окончательно прикрыть любимое место тусовок берлинцев сенат никогда не решится. А Ирина Мёсингер была и остаётся бессменным директором «Темподрома». Вот так неожиданное наследство помогло осуществиться мечте.

Вот и всё на сегодня. А если у Вас возникнут проблемы с выигрышем в лотерею или наследством, обращайтесь ко мне. Уж я Вам помогу деньги потратить.