1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Бескомпромиссный Цурпанов: портрет могилевского правозащитника

Имя Валадара Цурпанова хорошо известно могилевским милиционерам, прокурорам и судьям. Уже 30 лет он, как правило, в одиночку, защищает права человека. За это его критикуют, боятся и любят.

Валадар Цурпанов

Валадар Цурпанов

Валадар Цурпанов сам называет себя адвокатором. Адвокатор, поясняет он, это тот, кто оказывает помощь не только лицам в чисто правозащитных случаях (когда на них давят власти), но и бесплатно помогает всем тем, у кого просто нет денег на юридическую защиту. Такой деятельностью Цурпанов занимается в Могилеве уже более 30 лет.

Дело принципа

1 ноября в минском офисе Белорусского профсоюза работников радиоэлектронной промышленности (РЭП) прошел круглый стол, посвященный защите граждан, попавших под действие президента декрета "о тунеядцах". Ситуацию обсуждали около двадцати опытных юристов - из профсоюзов, правозащитного центра "Весна", Белорусского Хельсинкского комитета. Только Валадар Цурпанов представлял сам себя.

Министерство труда и соцзащиты Беларуси

Министерство труда и соцзащиты Беларуси

В итоге участники дискуссии поддержали сразу две его идеи: во-первых, подготовить инструкцию с подробным описанием того, что делать, если налоговая инспекция требует заплатить установленный декретом сбор, который правозащитники называют незаконным. Во-вторых, обратиться с открытым письмом к лидерам оппозиционных партий и общественным деятелям, ставшим жертвами декрета, с требованием принципиально не платить этот сбор, готовиться к судам и, возможно, к административному аресту.

По словам Цурпанова, его возмутили заявления некоторых лидеров правозащитных организаций, признавшихся, что, скорее всего, они заплатят требуемую сумму. Если правозащитник сам соглашается выполнять незаконные указания властей, он не сможет защитить права граждан, уверен Цурпанов. За такую бескомпромиссность его в Могилеве одновременно критикуют, боятся и любят.

Путь в лидеры

Валадару Цурпанову 54 года, он родился и вырос в обычной многодетной деревенской семье в Могилевском районе. После школы отслужил в армии и поступил в Могилевский политехникум, который закончил с красным дипломом.

Проходная завода Могилевтрансмаш

Завод "Могилевтрансмаш"

По распределению в 1984 году попал на только что построенный тогда могилевский завод "Сельмаш" (ныне "Могилевтрансмаш", подразделение "МАЗа"). И именно там, вспоминает правозащитник, начался его путь в политику. И, по собственному признанию, пришлось впервые столкнуться с советской реальностью: несоответствием слов и дел. Кроме того, это был момент понимания, что теперь за все придется отвечать самому: "Тогда я впервые почувствовал себя свободным".

Учитывая, что парень закончил техникум с красным дипломом, руководство "Сельмаша" поставило его сразу мастером цеха нестандартных деталей - самого сложного на заводе. А Цурпанов, наоборот, просился все время в рабочие: "Я понял, что у меня в спине "лом", который не позволяет кланяться начальству".

Первый опыт

В препирательствах с администрацией Валадару Цурпанову пришлось проштудировать советские законы. В 1985 году он впервые встал на защиту прав рабочих. А когда появились перестроечные демократические организации, Цурпанов был одним из первых их активистов - на могилевском "Сельмаше" когда-то существовала самая сильная первичка Белорусского народного фронта "Адраджэнне" ("Возрождение").

Пандусы на входе в суд в Могилеве

Пандусы на входе в суд - заслуга Валадара Цурпанова

Тогда же Цурпанову на глаза попался словарь белорусских имен. Оказалось, рассказывает он, что по национальной традиции имя Владимир, записанное в его паспорте, после рождения детей переходит в форму Валадар, а когда появятся внуки, то он станет Валодша. С того времени общественный активист стал себя именовать исключительно Валадаром. Недавно он даже подал документы, чтобы официально внести изменения в паспорт.

Важной вехой в жизни правозащитника стал референдум 1996 года, по итогам которого полномочия президента Беларуси были резко расширены за счет компетенции других ветвей власти. С этого момента защита прав человека стала смыслом его жизни. В 1997 году Валадар Цурпанов стал первым председателем правления только что созданного Могилевского правозащитного центра (МПЦ).

Не дает покоя

Цурпанов всегда, по его выражению, "работал в поле": постоянно вытаскивал из милиции задержанных активистов, защищал их в судах, из-за чего сам неоднократно был арестован. Сегодня он критикует своих коллег, работающих не столь бескомпромиссно: "МПЦ пора сдать в музей".

Юрист МПЦ Борис Бухель в ответ отмечает, что Валадар Цурпанов редко с кем уживается. У него, объясняет Бухель, очень высокая планка личного мужества, он всегда готов идти напролом, а люди рядом с ним к этому не готовы.

Но коллеги ценят заслуги Цурпанова, подчеркивает Борис Бухель, ведь зачастую в одиночку он добивается того, чего не могут целые организации. Например, за последний год на входе в могилевские суды появились пандусы для инвалидных колясок, а прокуратура выделила отдельный кабинет для приемов граждан. И все это - результат личной активности Цурпанова.

Кроме коллег по цеху правозащитника отлично знают все местное милицейское начальство, судьи и прокуроры. Его имя является для них своеобразным маркером, означающим, к чему надо готовиться. Например, каждое свое выступление в суде Валадар Цурпанов начинает с утверждения о том, что поскольку в Беларуси автократия, то справедливого суда ожидать не стоит. Судьи морщатся, но не перечат, молча выслушивая все, что считает нужным сказать им в лицо правозащитник.

Смотрите также:

Смотреть видео 00:55

В Минске прошла акция за свободные и справедливые выборы

Аудио- и видеофайлы по теме