1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Человек и природа

Берлинцы до сих пор отапливают свои квартиры печами

05.03.2007

„А у нас в квартире печь! А у Вас?“

Трудно поверить, что в Берлине, одном из самых прогрессивных и модных городов Европы, до сих пор есть квартиры с угольными печами.

default

Мы побываем в таком доме и узнаем, в чем трудности и романтика топки углем.

Берлин не перестает удивлять своей контрастностью. И это проявляется даже в вопросах отопления помещений. В то время как правительство Германии призывает представителей политического и бизнес-истеблишмента к переходу с традиционных энергоносителей на альтернативные, расхваливая преимущества высокотехнологичных солнечных батарей, в главном городе страны до сих пор существуют дома, в которых топят по-старинке. Дешево и сердито. Более 50 тыс. квартир, размещенных в черте города, порою даже в центре, обогреваются самыми настоящими угольными печами. О бытовых трудностях и романтике жизни с печкой – в репортаже Людмилы Скворчевской.

До приезда в Берлин канадец Лоренс о печном отоплении знал только по фильмам «про войну». В квартире с печкой-буржуйкой он поселился год назад:

«Я тогда подумал, может в Центральной Европе мода на такие печи? Конечно, я понимал, что Берлин отличается от Монреаля, но не на столько же. Трудно было поверить, что на пятом этаже может стоять печь, которую топят углем. Теперь я привык и считаю, что все не так уж и плохо».

Дом, в котором живет Лоренс, был построен в 1904 году. От былой красоты осталась лепнина на фасаде, резные дубовые перила вдоль крутых лестниц, да цветные витражи в высоких окнах между этажами. Соседка Лоренса – двадцативосьмилетняя Кати Линек. Музыкант, приехала в Берлин из Нюрнберга. В этой квартире живет три года вместе с другом Яном Фалько, фотографом:

«Это была первая квартира, которую я посмотрела. И сразу же подписала договор на аренду. Квартира подходила мне идеально – просторная, светлая, с деревянными полами и очаровательным флёром старины. Печь, которую надо топить углем, в перечень моих пожеланий не входила. Но пришлось смириться».

В квартире две комнаты. В одной печь высокая, старинная, облицованная бежевыми изразцами. В другой – типичная буржуйка, покрытая коричневой эмалью. Толстая жестяная труба, исполняющая роль дымохода, уходит в стену. Каждое утро Ян протапливает обе печи. Ритуал начинается со спуска в подвал. Ян вооружается топором с длинной ручкой: для растопки надо наколоть щепок. Набирает брикеты угля в ведро и тащит оба энергоносителя наверх, на пятый этаж.

«Сначала надо очистить колосники от вчерашней золы», - объясняет Ян со знанием дела.

Затем бросает на решетку скомканные старые газеты, пробегая глазами по заголовкам, укладывает сверху мелкие щепки и подносит спичку. Дав огню как следует разгореться, Ян отправляет в печь брикеты угля.

«Главное, - говорит он, - положить нужное количество. Положишь мало – быстро прогорят. Много – огонь потухнет, и все придется начинать сначала».

Успех предприятия зависит и от погоды: если на улице дождь, что для Берлина не редкость, разжечь печь удается с большим трудом: дымоходы в Германии проложены без затей, по прямой, и в непогоду не обеспечивают нужной тяги воздуха. Но если все сделано, как надо, то тепла хватит до следующего утра.

Ян вырос в Нюрнберге, как и Кати, в квартире с газовым бойлером. Позднее, в молодежном общежитии жил в комнате с камином, который надо было топить дровами. Поэтому, когда он переступил порог берлинской квартиры, первая мысль, которая пришла ему в голову,

«О Господи! Где же мы будем добывать дрова, чтобы отапливать эти хоромы? Потом, когда я узнал, что топить надо углем, я успокоился. Пришлось, правда, основательно попотеть, чтобы разобраться, как функционирует эта техника».

Разжигая печь, Ян чувствует себя добытчиком, хранителем огня, главой семьи, от которого зависит тепло, а значит, и жизнь в доме.

«Я сразу влюбился в эту квартиру. Здесь даже от стен веет стариной. В печи гудит огонь, как сто лет назад. А ты сидишь за компьютером, который связывает тебя со всем миром. Потрясающий парадокс!»

Несмотря на романтичность обстановки, для молодых людей главный аргумент в пользу этой квартиры – ее низкая стоимость – 180 евро в месяц. Правда, есть еще счета за электроэнергию, телефон и уголь... Кати Линек продолжает:

«Уголь мы заказываем. В других федеральных землях Германии профессии угольщика, по-моему, уже не существует. А здесь она еще не скоро исчезнет. Мы звоним в фирму и через пару дней приезжает грузовик. В заплечных мешках или коробах угольщики переносят брикеты в наш подвал. Чтобы перезимовать, нам хватает двух тонн».

Тонна чешского коричневого угля стоит 125 евро. Более качественное топливо дороже - 200 евро за тонну. Но для растопки нужны еще и дрова. Говорит Ян.

«Можно, конечно, заказать дрова в той же фирме, что и уголь, но это дорого. В прошлом году к нам приехал друг из южной части Германии и привез в подарок старые доски. А в этом году обрезки досок принесла знакомая, которая работает в столярной мастерской».

Канадец Лоренс не разделяет восторги своих соседей. Но тяготы жизни в квартире с печным отоплением переносит мужественно.

«Печь – это, конечно, романтично. Но слишком много хлопот и, главное, пыли. Пылесосить приходится почти каждый день. Кроме того – сажа и угарный газ, насколько я знаю, небезопасны для здоровья. А в остальном, все не так уж и плохо. Но когда у меня появятся дети, жить в такой квартире я не буду».

Время от времени обитателям квартир с печным отоплением приходится приглашать трубочиста – чтобы снизить опасность отравления угарным газом. Такое в Берлине тоже случается. После прочистки дымоходов пышные облака сажи оседают на мебель и стены. Приходится потрудиться, чтобы все отмыть. Зато можно прикоснуться к костюму трубочиста – по поверью, бытующему в Германии, это приносит счастье.

В квартире Кати и Яна есть еще два «удобства». Или неудобства? Роскошная чугунная ванна, покоящаяся на четырех кирпичах, установлена в необычном месте, в кухне. А ватерклозет, хотя и отдан молодым людям в единоличное пользование, находится на лестничной площадке. «Холодно там, - смеется Кати, - но мы привыкли».

«Угольщики рассказывали нам, что уже многие старые дома реконструированы. А в этом здании за последние несколько десятков лет ничего не изменилось. Владельцу дома перевалило за 90, и ему, наверное, не до ремонта».

По статистике подобных квартир в немецкой столице более 50 тысяч. Причем, в Западной и Восточной частях города их, примерно, поровну. Снимают такое жилье в основном иностранцы, безработные, студенты и молодые люди творческих профессий – художники, музыканты, фотографы. Такие, как Лоренс, Кати и Ян.

Украинские экологи опубликовали экологическую карту по состоянию воды

Общественная организация "Всеукраинская экологическая лига" обратилась к властям своей страны с требованием принять необходимые меры по улучшению качества питьевой воды на Украине. По данным экологов, сегодня более 60% национальных водных ресурсов не соответствуют мировым стандартам. Чтобы украинцы имели представление о том, какую воду они употребляют и как это сказывается на их здоровье, украинские экологи выпустили специальную карту. Она так и называется «Экологическая ситуация и состояние питьевой воды на Украине». С подробностями – Александр Савицкий.

Для того, чтобы прослушать материал Александра Савицкого, скачайте программу «Человек и природа» по ссылке внизу.

Аудио- и видеофайлы по теме