Берлинская полиция не теряет оптимизма | Главные события в политике и обществе Германии | DW | 29.06.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Берлинская полиция не теряет оптимизма

Сирены в Берлине воют редко. Оперативники предпочитают действовать тише. Обыски, проверки и аресты требуют скрытности. Бандиты и полиция как бы играют в кошки-мышки. Но это - игра всерьез.

default

Организованная преступность наносит Берлину все больший ущерб. В 2004 году прямой урон городу и горожанам за счет действия организованных преступных группировок (ОПГ) - составил 49 миллионов евро, на 40 процентов больше, чем за год до этого. Но руководители силовых ведомств не теряют оптимизма.

Столица притягивает преступников

Столица Германии, как любой мегаполис, тянет к себе, как магнитом, жуликов всех мастей. Здесь проще растворяться в толпе, сбывать фальшивые деньги и паспорта, продавать наркотики и воровать дорогие лимузины. Активность преступников вызывает ответное рвение стражей порядка.

"Берлинским властям удалось за последние годы держать организованную преступность в рамках", - заявил сенатор внутренних дел Эрхарт Кёртинг (Ehrhart Körting), представляя ежегодный доклад по борьбе с ОПГ. Но где находятся эти рамки?

С одной стороны, число берлинских группировок, которые можно отнести к сфере организованной преступности, постоянно падает. Так, если в 2001 году было зарегистрировано 130 столичных ОПГ, то в прошлом году - уже 84. С другой стороны, бандиты, которых стало меньше, действуют более масштабно и увеличивают свои доходы. В ходе борьбы с мафиозными группировками в 2004 году удалось конфисковать контрабандных и краденых товаров на миллион с лишним евро. Скорее всего, это лишь вершина айсберга.

Самый популярный внедорожник

Четверть всех правонарушений, совершенных в Берлине членами ОПГ, приходится на торговлю наркотиками. 20 процентов - на кражи и грабежи. В основном речь идет об угонах машин. Новейшие противоугонные системы ворам не помеха. Они научились взламывать любой электронный замок. Есть жулики, которые поступают еще проще. Используя фальшивые паспорта, они берут машины напрокат, и, разумеется, не возвращают. Чаще всего крадут дорогие модели - Audi, Mercedes, BMW. Наибольшей популярностью пользуется внедорожник BMW X-5. В прошлом году в Берлине лишился хозяина 241 лимузин. Полиция смогла отыскать только 20.

Massive Luxus-Studie

Скорее всего, пропавшие автомобили были переправлены в Восточную Европу. Иногда это делают напрямик через польскую границу. Иногда – кружными путями через Скандинавию или Турцию. Конечной станцией для украденных машин чаще всего становятся черные рынки в Литве, на Украине и в России.

Угон автомобилей и наркобизнес – не единственные сферы активности ОПГ. Жулики все чаще используют современную технику – манипуляции с банковскими карточками, мошенничество с использованием интернета. Не отстают и фальшивомонетчики. В ноябре Берлин заполонили поддельные банкноты достоинством в 50 и 100 евро. Полиции удалось выяснить, что их делают в Литве, и вскоре подпольная типография была ликвидвирована.

Криминальный интернационал

Национальный состав бандитов, орудующих в Берлине, неоднороден. Только треть из них немцы. Остальные - гастролеры из-за рубежа либо мигранты, постоянно живущие в столице. Наркотиками часто занимаются турецкие преступные группы. Вьетнамцы контролируют продажу контрабандных сигарет. В статистике автомобильных краж фигурируют литовцы, поляки и граждане стран СНГ. А возглавляют рейтинг этнических групп, которые попадают в поле зрения полиции, почему-то выходцы из Камеруна. Причем, отдельной специализации у них нет.

По мнению сенатора, курирующего внутренние дела, проблема ОПГ стоит в Берлине не так остро.

"Многие опасались, что организованная преступность приобретет мафиозный характер и накроет весь Берлин, как сетью, - говорит он. - Но благодаря работе полиции такого не случилось, и мы надеемся, не произойдет". Однако и небольшие преступные группы, действующие без единого центра, тоже способны натворить бед.

Контекст