1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура сегодня

Берлинале: в разгаре находится 53-ий международный берлинский кинофестиваль

11.02.2003

Прошедшую неделю ведущая этой передачи провела в Берлине – именно там сейчас находится эпицентр культурной жизни страны.

В четверг, 6 февраля, состоялось торжественное открытие 53-его международного Берлинского кинофестиваля – одного из самых ярких и безусловно самого международного из событий культурного года. Я думаю, Берлинале можно по праву назвать «пятым временем года». Как и карнавал в Кёльне, Берлинале вступает в права, когда зима ещё не кончилась и отчаянно морозит по вечерам уши любителей кино, но днём сияет уже совершенно весеннее солнце. Это время, когда в по-прусски строгом и по столичному официальном Берлине вступает в права кино – с его чудом преображения, сказкой, блеском фальшивых и неотличимых от них настоящих бриллиантов. Берлинале – это десять дней кино нон-стоп. Триста фильмов распределены между четырьмя основными программами фестиваля: большим конкурсом, панорамой, форумом и ретроспективой. Панорама и форум с их почти двумястами фильмами – это срез всего нового, что происходит в мировом кино. Это фильмы художественные и документальные, мультипликационные и анимационные, снятые опытными профессионалами и начинающими, студентами киношкол. В ретроспективе фестиваль из года в год бросает взгляд в славное прошлое кино, высвечивая своим прожектором одну из страниц – на это раз это творчества патриарха кино, Фридриха Вильгельма Мурнау, и блестящей французской актрисы Анук Эме.
22 картины демонстрируются в этом году в «королевской дисциплине» - конкурсе. Это так называемое «большое кино». Участие в большом конкурсе одного из трёх фестивалей класса «а» – Каннского, Берлинского или Венецианского (именно в этой очерёдности они расположены они в мировой табели о рангах) – является не только делом престижа, но и частью рыночной стратегии. На этом смешении из праздника и жёстких экономических интересов, радости общения и деловых контактов, искусства и шоу-бизнеса зиждется Берлинале. И всё же праздник перевешивает, - чтобы убедиться в этом, достаточно оказаться здесь, в сердце фестиваля, среди суперсовременных зданий Потсдамской площади, где ещё пару лет назад кипела стройка, а десять лет назад образовавшийся после войны пустырь пересекал мрачный бетонный забор под названием «Берлинская стена». Конкурс этого года – это умелая комбинация Голливуда, азиатского авангарда и кино европейских мастеров, о которых я обещаю подробно рассказать через неделю.

О том, какая идея стояла за Берлинале 2003, я поговорила с директором фестиваля и одной из его звёзд – Дитером Коссликом, который назвали свою работу смешением из обязанностей консьержа, завхоза и клоуна.
Господин Косслик, вы как-то сравнили кинофестиваль с оперой: де, как её не ставь, а основа остаётся одной и той же. И всё же: какую оперу вы поставили на этот раз – «Кольцо Нибелунгов» или скорее «Вошебную флейту»?

- Я думаю, скорее это «Волшебная флейта», у нас как раз подходящие персонажи. Я думаю, что «Чикаго», фильм, который мы показали на открытии фестиваля, точнее всего описывает и то, что происходит в рамках Берлинале: это праздник качественного шоу-бизнеса и одновременно – размышление о том, а что такое на самом деле есть шоу-бизнес... Так что – «Волшебная флейта»...

И всё же многие критикуют фестиваль за то, что ваш Папагено всё больше пляшет под флейту мировой кино-коммерции, что Берлинале во многом теряет своё самостоятельную роль, становясь лишь одним из элементом в кинопрокатном рекламном «паззле». Вы же говорили не раз, напротив, о возрастающей роли Берлинского кинофестиваля, о том, что всё больше фильмов производится специально «под» Берлинале?

- Имеет место и то, и другое. Конечно, фестиваль – это мощный рыночный механизм, но этот механизм работает на всех – не только на большое американское и европейское коммерческое кино. Фильмы, демонстрировавшиеся на прошлом фестивале – скажем, «Половина лестницы» Андреаса Дрезена или документальный фильм о секретарше Гитлера – они обошли за этот год кино- и телеэкраны всего мира! Берлинале – это 300 фильмов в основной программе и ещё 600 – в рамках кино-рынка. Разумеется, при таком объёме должны быть представлены и большие коммерческие картины, иначе фестиваль такого класса и объёма просто не мог бы жить. Мы фестиваль и для работы, и для бизнеса, и, не будем забывать об этом, для публики. И конечно, сюда съезжаются звёзды – что их в этом году больше чем обычно, так это, я думаю, связано не только с коммерцией но и, быть может, с личностью директора фестиваля...

Российских фильмов в большом конкурсе на этот раз нет. Думаете ли вы, что эта недостача компенсируется специальной неделей нового русского кино – своего рода «русским мини-фестивалем», также проходящим в рамках фестиваля (он открылся картина Бахтияра Худайназарова «Шик» в доме культур народов мира)?

- Нет, конечно, одно другое не заменяет. Но увы – нам не удалось найти подходящего для большого конкурса русского фильма. В мире существует 260 стран производящих кино – при всё уважении к русскому кинематографу. Если в следующем году нам удастся найти подходящую русскую картину, мы её непременно покажем...

Из просмотренных фильмов пока мне хотелось бы особенно отметить картину Вольфганга Бекера «Гуд-бай, Ленин» - один из трёх немецких фильмов «большого конкурса». Брошенная мужем, сбежавшим из страны победившего социализма на Запад, героиня фильма, мать двоих детей, целиком и полностью посвящает себя производству и общественной жизни. Как и многие другие, она не чувствует приближения конца. По пути к вручению очередной премии она видит, как полиция, разгоняющая демонстрацию в Восточном Берлине, избивает её сына. Шок, инфаркт, кома. Удивительное пробуждение через восемь месяцев, месяцев, которые потрясли мир: за это время рухнула Берлинская стена, из магазинов исчезли «шпреевальдские огурцы» и шампанское «красная шапочка», и две Германии превратились в одну. Но пробудившуюся в новом мире от комы маму нельзя волновать, и сын выстраивает вокруг прикованной к постели женщины сказочный мир, кулису с реквизитом уже канувшей в прошлое ГДР. Блестящий, остроумный, лирический фильм, который говорит о новейшей истории Германии больше и главное тоньше чем все учебники истории, картина, интересная далеко не только тем, «чья родина ГДР».

Год русской культуры в Германии: его открытие состоялось в Берлине

Первый уик-энд берлинского кинофестиваля совпал, однако, ещё с одной важнейшей датой в календаре немецкой культуры: открытием года русской культуры в Германии.

Год русской культуры открылся торжественным актом в зале Берлинского Stadtheater - городского театра. Свежеотреставрированный старинный зал имеет символическое значение как для истории Германии, так и для истории отношений между Германией и Россией. Именно здесь 180 лет назад состоялась немецкая премьера 9 симфонии великого Людвига ван Бетховена, с её вечным «Обнимитесь, миллионы». Здесь в 1990-ом году было объявлено о конце эры ГДР. На этой сцене в своё время выступали Вагнер и Глинка, Брамс и Чайковский. Президенты Германии и России – Йоханнес Рау и Владимир Путин – в своих выступлениях говорили о той несущей роли, которую играет культура для германо-российских отношений, о том, что без гуманитарных контактов невозможно политическое и экономическое сотрудничество. Дружными овациями приветствовал зал и выступление оркестра Санкт-Петербургской филармонии под управлением Михаила Плетнёва.

Год русской культуры в Германии – это 350 гигантских и просто значительных событий, охватывающих буквально все сферы культурной жизни. Уже в дни открытия в Берлине стартовал молодёжный фестиваль, представляющий в немецкой столице питерскую как это принято теперь говорить «сцену» во всём её разнообразии – от литературных салонов северной столицы до группа «Текила Jazzz».

Но пока все веселились, каждый на свой манер, кочую из кинозалов на вечеринки и из концертных залов в клубы, министры культуры Германии и России – Михаил Швыдкой и Кристина Вайсс – были вынуждены работать в поте лица, чтобы обеспечить надёжный законодательно-государственный фундамент культурным контактам и продвигать вперёд решение существующих проблем, к числу которых относится и вопрос так называемого трофейного искусства.
Об этом поговорили с министром культуры российской федерации Михаилом Швыдким:

28 марта в Бремене состоится торжественное возвращение городскому музею так называемой «коллекции Балдина» - собрания рисунков и гравюр, вывезенных в Россию после войны офицером Балдиным. Именно то обстоятельство, что эти произведения искусства были вывезены частным лицом, а не в рамках официальной акции транспортировки трофейного искусства, делает возможным их нынешнее возвращение: это, если можно так выразиться, одна из лазеек, оставленных российским законом о перемещённых культурных ценностях, который Германия, как уже было сказано, не признаёт, и которым, похоже, начинает тяготиться и Российская сторона.

Но не будем о грустном.
В добрый путь – год русской культуры.