1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

История

Берг-коллегия и развитие российской промышленности

История Берг–коллегии – это, в сущности, история зарождения и развития российской металлургии / Берг–мейстеры, берг–раты и берг–фогты Петра Первого были не первыми немцами на службе русского государства.

default

Berg – по–немецки "гора".

Созданная в 1719 году Берг–коллегия руководила горнорудной промышленностью России. Она ведала всеми делами, связанными с добычей полезных ископаемых и металлургией: от лабораторной экспертизы руд и строительства горных заводов до технической помощи горнопромышленникам и освобождения мастеровых от рекрутской повинности. Берг–коллегия имела очень большое значение для развития российской металлургии. И ведущую роль в этом министерстве играли немцы, о чём говорит хотя бы название ("берг" – по–немецки "гора"). А региональные отделения Берг–коллегии поначалу назывались в России "берг–амты" ("амт" переводится с немецкого как "учреждение"). По–немецки обозначались и должности.

Но надо заметить, что берг–мейстеры, берг–раты и берг–фогты Петра Первого были не первыми немцами на службе русского государства. В России немцы появились еще при Иване Грозном: в основном, это были ливонцы, оказавшиеся в русском плену в период Ливонской войны. Часть из них пожелала перейти на русскую службу. Одни пополнили ряды русского служилого дворянства, кто-то занялся коммерцией. Были среди них и мастера, из которых впоследствии вышли и промышленники. полтораста.

В 1719 году был издан законодательный акт, определявший общие принципы развития горного дела, так называемая "берг-привилегия". Она объявила полезные ископаемые собственностью царя, независимо от того, кому принадлежал земельный участок. Землевладельцам было лишь предоставлено право преимущественной разработки полезных ископаемых и строительства заводов. Главная привилегия заключалась в отделении горного промысла от подчинения гражданскому начальству. Берг-привилегия устанавливала право наследственной собственности на заводы, ограждала промышленников от вмешательства местной администрации, гарантировала финансовую помощь при строительстве предприятий, право свободного сбыта выплавленного металла, податные и служебные льготы мастеровым людям, определяла размер вознаграждения за найденную руду. Вводила единообразие не только прав промышленников, но и принципов их взаимоотношений с государством. Каждый владелец рудника и завода был обязан отчислять в казну 1/10 часть прибыли. Казна сохраняла за собой преимущественное право приобретать золото, серебро, медь.

Во времена бироновщины Берг–коллегию упразднили. До 1742 года казенные заводы управлялись Генерал-берг-директориумом, который возглавлял принятый на российскую службу ставленник Бирона саксонец фон Шемберг. Казённые средства расхищались при нём практически бесконтрольно. И нет ничего удивительного в том, что в 1742 году императрица Елизавета восстановила Берг-коллегию. Дела сразу же стали налаживаться.

Ещё одну сторону деятельность Берг–коллегии иллюстрирует история первого в России технического вуза – петербургского Горного училища (сейчас – Горный институт имени Плеханова). В 1763 году академик Петербургской Академии Наук, уроженец Пруссии Иоганн– Готлиб Леман представил царице записку под названием "Патриотические мысли о том, какую пользу развитию горного дела может оказать учреждение Горного кадетского корпуса". Екатерина на неё не отреагировала. Спустя несколько лет уже башкирский старшина и горнопромышленник Исмаил Тасимов подал "со товарищи" челобитную в Берг–коллегию. В ней указывалось, что нижеподписавшиеся "хотя по промыслу своему опытом научаются и в горную экономию вникают, но дабы промысел сей усовершенствовать и горную экономию упрочить и через это как для себя, так и для потомков и для общества сделаться возможно более полезными, имеют нужду в сведущих руководителях". Имелись ввиду, конечно, не начальники вообще, а специалисты горнорудного дела. Необходимость в них была настолько острой, что уральские промышленники даже обязались отчислять "из получаемый ими цены с каждого пуда по полушке" (четверть копейки) на содержание училища. Из этих отчислений и складывался поначалу бюджет петербургского Горного училища, которое Екатерина Вторая, наконец–то, решила создать. Указ о его учреждении она подписала 23 октября 1773 года – согласно представлению Сената и рекомендации Берг–коллегии, которая "признала оное предложение полезным и необходимо нужным". А в 1777 году уже состоялся первый выпуск горных офицеров (только при Николае Первом они стали называться инженерами). Многих из них, кстати, использовали не на уже построенных заводах и рудниках, но посылали во главе "рудоискательских" партий в геологоразведочные экспедиции – от Финляндии до Донецких степей и от Кавказа до Забайкалья. Ведь как специалисты широко профиля выпускники петербургского Горного училища сразу могли оценить техническую реалистичность и экономическую перспективность разработки нового месторождения.

Шестидесятые–семидесятые годы 18–го века были временем стремительного развития металлургии в России и наибольшего влияния государственной Берг–коллегии. В 1760 году президентом Берг–коллегии стал тайный советник Иоганн Вильгельм фон Шлаттер или, как его называли в России, Иван Андреевич Шлаттер. При Шлаттере Берг–коллегии удалось не только восстановить свое прежнее значение, но и значительно расширить поле деятельности. С 1764 года она уже ведала и монетами, и медалями, и пробирной стандартизацией. К сожалению, позже, когда Шлаттера не стало, дела постепенно пришли в упадок, и в 1784 году Екатерина вновь упразднила Берг–коллегию, передав ее функции разным учреждениям. Хотя её сын император Павел, который восстанавливал все, что уничтожила его мать, восстановил и Берг-коллегию, просуществовавшую до реформ Александра Первого, но прежнего могущества у Берг–коллегии уже не было.

По материалам специального цикла передач, посвящённого юбилею Санкт-Петербурга. Линк на полный манускрипт - в конце текста.

Контекст