1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Белорусско-российская граница: контроль не ослабевает?

Интеграционные проекты не привели к упразднению пограничных пунктов на белорусско-российской границе. Какова ситуация там сегодня? Об этом - в репортаже DW.

В июле 2015 года исполнилось пять лет, как вступил в силу единый таможенный кодекс Таможенного союза Беларуси, России и Казахстана. Официально с того момента транспортный и таможенный контроль был перенесен на внешние границы Таможенного союза. С 1 января 2015 года страны объединились в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). На белорусско-российских пунктах пропуска, вопреки ожиданиям, количество контролеров увеличилось.

Не выборочный контроль

Все транспортные средства, прибывающие по магистрали Брест-Москва на российский контрольный пункт "Красное", встречают шесть работников контролирующих органов. Два пограничника осуществляют паспортный контроль, сотрудник "Ространснадзора" проверяет документы на автомобили, и еще два сотрудника Краснинского таможенного поста наблюдают за их работой, готовые вмешаться в случае необходимости. Поодаль за всеми присматривает человек в форме ФСБ России, который отказался давать комментарии и предупредил, что фотографировать сотрудников спецслужб при исполнении запрещено.

На станции Красное белорусы пересаживаются в российскую электричку с белорусского поезда

На станции Красное белорусы пересаживаются в российскую электричку с белорусского поезда

Наиболее коммуникабельными оказались сотрудники таможни. По их версии, на самом деле границы нет: осуществляется лишь выборочный контроль группами быстрого реагирования различных служб. Просто их так много, поясняют таможенники, что их присутствие на пункте пропуска стало заметно.

На вопрос, не является ли это способом держать границу под тотальным контролем, один из собеседников с улыбкой ответил, что так тоже может показаться. "Но ведь белорусский лосось или польские яблоки, перевозимые белорусами якобы из Марокко тоже можно назвать по-другому", - продолжил контролер.

Сотрудники таможенной службы признают, что после кризиса на Украине и аннексии Россией Крыма контроль только усиливается. Виной всему, считают они, экономические санкции в отношении России, действие которых Евросоюз продлил до конца января 2016 года. А российские власти в ответ продлили эмбарго на поставки продуктов из стран Запада еще на год.

Страдают свои

Усиление контроля на границе сказывается на жителях приграничья. Дом жителя деревни Курган Василия Федорова находится практически на нейтральной территории, и теперь, выезжая из своей российской деревни на трассу, он вынужден въезжать в Россию через пограничный пункт.

Василий Федоров

Василий Федоров

Минувшей весной у него впервые потребовали паспорт для контроля. Инцидент, рассказывает Василий, закончился письмом из российского пограничного ведомства, в котором ему официально было сообщено, что проживает он в пограничной зоне, где начиная с 1993 года действует особый режим. "Так что никуда граница не делась", - говорит Василий Федоров.

В целом, продолжает он, я поддерживаю введенное РФ продуктовое эмбарго, особенно в отношении овощей и фруктов, которые можно выращивать внутри страны. После введения санкций Василий построил на своем участке теплицу и получил неожиданно хороший урожай томатов. По его пути пошли многие его соотечественники, надеясь, что политический кризис приведет к развитию сельского хозяйства. Но контроль на границе он считает чрезмерным и ненужным.

Белорусский контроль

С белорусской стороны границы на трассе Брест-Москва идет масштабная реконструкция: демонтированы шлагбаумы и пункт взимания платы за проезд "Редьки" - вместо них теперь груды песка и новый асфальт. Благодаря введению в эксплуатацию электронной платежной системы Beltoll необходимость в кассирах-контролерах отпала, и визуально теперь трасса совершенно пуста.

Автомобиль Транспортной инспекции

Автомобиль Транспортной инспекции

Однако не все так просто, говорит житель одного из райцентров Смоленской области Андрей, перевозивший на внедорожнике сигареты российского производства в Минск. Белорусская транспортная инспекция, говорит он, пару лет назад закупила несколько десятков новых автомобилей и микроавтобусов, которые постоянно дежурят на границе.

Стационарного поста у них нет, но на 50-километровом отрезке от границы до места, называемого "Оршанский перекресток", где трасса Брест-Москва пересекается с магистралью Санкт-Петербург-Одесса, без перерыва курсируют четыре машины дорожной милиции и транспортной инспекции.

Официально транспортники не имеют право проверять груз, но при необходимости они зовут милицию, и те уже делают свое дело. В рамках Таможенного союза, объясняет он, можно беспрепятственно перевозить товары через границу, но в Беларуси они подлежат сертификации, которой в России нет.

Бензиновый вопрос

Что же касается жителей белорусского приграничья, то, как и прежде, они везут в Россию на продажу собранный урожай. Некоторые пенсионеры встают на рассвете, чтобы собрать в приграничных лесах малину: пару ведер ягоды можно набрать к утренней электричке на Смоленск.

Так сейчас выглядит бывший пост Редьки, где стояли шлагбаумы

Так сейчас выглядит бывший пост "Редьки", где стояли шлагбаумы

Житель приграничного Хотимска Валерий Коронкевич отмечает, что цены на продукты в России и Беларуси в последнее время почти сравнялись. Перекос в стоимости сохраняется лишь на топливо. Например, литр "евродизеля" стоит в России 34,32 рубля, что по нынешнему курсу эквивалентно 9000 белорусских рублей.

В Беларуси же он стоит 12 300 бел. руб., то есть, с одной заправки автомобильного бака и официально разрешенных двух канистр чистая экономия составит 330 000 рублей (около 20 евро).

Для региона, где зарплата в 3 миллиона рублей (около 200 евро) считается хорошей, это существенная помощь для семейного бюджета. Однако бывший зампредседателя Кричевского райисполкома Николай Гердий, видит в этом проблему. Находящийся рядом с Кричевом погранпереход "Звенчатка-Понятовка", пожалуй, занимает второе место по значимости после трассы Брест-Москва.

И в последнее время, отмечает Гердий, белорусские топливные компании здесь теряют колоссальную выручку. Из-за разницы цен на топливо фуры, баки которых рассчитаны на 700 литров, стали заправляться исключительно на российских бензоколонках. Граждане что-то выигрывают, признает Николай Гердий, но экономика региона теряет гораздо больше.