1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Белорусскому Большому театру – 75 лет

Пышных торжеств по случаю юбилея не было. Здание театра закрыто на реконструкцию, спектакли идут на разных сценических площадках. Юбилей – повод вспомнить об истории жанра в Беларуси и сегодняшнем дне театра.

default

Национальный академический Большой театр оперы и балета Республики Беларусь празднует 75 лет. Пышных торжеств не было, поскольку здание театра закрыто на реконструкцию. Разговор о сегодняшнем дне театра нужно начинать с его истории.

Первые звезды

История профессиональной белорусской оперы и балета берет свое начало на наших землях с середины XVIII века, рассказывает заведующая литературной частью Театра балета Татьяна Александрова.

«В Слуцке, Несвиже, Шклове, Могилеве, Гродно существовали очень крупные театральные центры. Здесь были организованы первые школы для танцовщиков, оперные, балетные труппы и музыкальные коллективы. Премьеры ставились так же интенсивно, как и в Западной Европе. Известен факт, что первый показ симфонии Гайдна «Сотворение мира» прошел в Вене, а второй – здесь, в Беларуси».

Белорусский театр оперы и балета открылся оперой «Кармен» 25 мая 1933 года. Первая оперная звезда - Лариса Александровская. Она выступает на сцене и ставит спектакли. Опера «Аида» и сегодня идет в ее постановке.

Первое имя в звездной иерархии белорусского балета – Семен Дречин, выпускник Белорусского музыкального техникума и белорусской балетной студии. В формировании труппы участвовали лучшие выпускники Вагановской хореографической школы. В их числе Александра Николаева и Зинаида Васильева, ставшая первым художественным руководителем белорусского хореографического училища.

Взлеты и падения неизбежны

С белорусским театром оперы и балета связаны имена замечательных дирижеров, композиторов, режиссеров, исполнителей.

«В искусстве многое зависит от личности, должен быть лидер яркий, тогда сам процесс становится ярким. В балете есть Елизарьев, и когда он пришел, он сделал совершенно новый балет. Они начали работать в новой эстетике. Балет взлетел и начал приобретать мировую славу», - говорит композитор Олег Залетнев, автор музыки к балету «Круговерть», поставленного на сцене Белорусского Большого. От работы с труппой театра у него «впечатления самые хорошие, там работают профессионалы».

Взлеты и падения в театре неизбежны, и сегодня, по мнению композитора, не хватает новых открытий авторских, композиторских. «С репертуара все и начинается. Мы топчем то, что уже было создано в 19-м веке, начале 20-го. Понятно, что это классика, понятно, что это апробировано, понятно, что это гениально. Но всегда любой театр сопрягался именно с композиторскими новациями, с авторскими новациями».

Советское ретро?

Стилистику постановок последних лет культуролог Максим Жбанков называет «советским ретро».

«Идет поддержание формата, который приобретает характер музейного раритета, который можно уважать, но любить ни в коем случае не приходится. Это, безусловно, профессионально. Но с точки зрения качества и креативности продукта – это, безусловно, позавчерашний день».

Официальной культуре в Беларуси, частью которой является Белорусский Большой, эксперимент чужд по определению, говорит Жбанков. И вспоминает: «Мы в свое время смотрели оперный спектакль в Берлине. Это совсем особое синтетическое искусство, где присутствуют элементы очень выразительной авангардной пантомимы, необычная, очень мобильная эффектная сценография, где музыка одним из компонентов, а не главным предметом презентации. Это совсем другой строй мышления, в котором существовать интересно, потому что он развивается».

Выбор: между тиграми и Баланчиным

Татьяна Александрова замечает, что в театрах класса Белорусского Большого эксперименты ограничивают. Например, Мариинский театр никогда не поставил бы «Спартак» в версии, которая идет в Михайловском Петербургском театре – с живыми тиграми на сцене и бюджетом в 3,5 миллиона долларов.

«Если у нас будет 3,5 миллиона долларов, мы лучше поставим Баланчина, или Форсайта. Хотя для того, чтобы поставить балеты Баланчина нужно тоже иметь большие деньги. Мне бы хотелось, чтобы здесь появлялось больше ярких спектаклей, интересных хореографов», - говорит заведующая литературной частью Театра балета.

По ее словам, путей движения так много, что выбрать один и сказать, что Белорусский Большой должен ставить так, как, допустим, в Берлине, невозможно. Должно быть много театров, считает Татьяна Александрова, и каждый - со своей политикой. А один театр объять необъятное не может.

Контекст