1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Белорусский писатель Виктор Мартинович: Несколько слоев абсурда

После серии презентаций в Германии нового романа Виктора Мартиновича на родине в Беларуси его встречу с читателями прервала милиция. Об инциденте и отношении белорусских властей к писателям - в интервью DW.

Виктор Мартинович

Виктор Мартинович

Вот уже несколько дней в соцсетях обсуждают инцидент, произошедший 23 октября в Гродно. Встречу журналиста и писателя Виктора Мартиновича с читателями запретили в день, когда президент Лукашенко, общаясь с представителями писательских организаций, заявил, что в Беларуси нет цензуры.

Это случилось через неделю после писательского тура Мартиновича в Германию, где встречи с читателями и презентация романа "Мова" прошли во Франкфурте, Йене, Берлине, Дрездене, Лейпциге, Потсдаме.

В интервью DW Виктор Мартинович, книги которого уже вышли в английском и немецком переводах, рассказал "о нескольких слоях абсурда" в отношениях власти и писателей, а также о том,под каким предлогом запретили в Гродно презентацию его нового романа "Мова".

DW: Презентация романа "Мова" должна была пройти в Гродно в тот день, когда президент Лукашенко встречался с писателями в Минске. Вашу встречу с читателями сорвали, а между тем президент заявил, что "цензура ушла в прошлое". Ушла ли? Кто и как прервал презентацию?

Виктор Мартинович: В последний момент государственная Областная гродненская библиотека отказалась нас принимать. Тогда встречу назначили в греко-католическом приходе Св. Матери Божьей Фатимской. Через 10 минут после ее начала в зал вошли майор милиции, представитель МЧС и человек в штатском, прервав презентацию громким "что здесь происходит?" и потребовав объясний - почему я без санкции горисполкома провожу массовое мероприятие.

Был вызван ответственный за идеологическую работу работник исполкома, приехавший через пять минут после звонка. По его словам, решение прервать встречу приняла милиция из-за большого количества анонсов о мероприятии.

- Что же так напугало милицию?

- Судя по вопросам, заданным мне, напугало несанкционированное массовое мероприятие. Но называть таковым встречу писателя с читателями - это абсурд. А ситуация в целом выглядела как многослойный абсурд: милицейские фуражки на фоне образов Христа, требование к читателям разойтись под угрозой переписки паспортов; требование ко мне объявить, что встреча отменяется, только потому, что о ней заранее не уведомили горисполком; поведение представителя МЧС, составляющего акт и приговаривающего, что в этом помещении вообще нельзя собираться, потому что "пожар может уничтожить всех".

Я благодарен публике за то, что не разошлась в течение часа, пока длилось разбирательство, и за попытку вмешаться в ситуацию. Опасность была очевидна, обвинение в участии в несанкционированном массовом мероприятии в Беларуси - это серьезно.

- Отражает ли описанная вами ситуация отношение белорусских властей к писателям?

- Отражает и порождает вопросы. Мне так и не ответили, почему запретили презентацию. Сказали, что встречаться с читателями можно, а презентацию проводить - нет. Дальше что? Предложение получать разрешение писать книги? Ведь общение с читателями через книгу - массовое мероприятие. А потом попросят диалоги в моих книгах согласовывать? Если инцидент в Гродно используют как casusbelli, значит, что писателю нельзя встречаться с читателями.

- Но это не новость для Беларуси, где существуют два союза писателей - провластный и альтернативный. Причем представителей последнего не только не поддерживают финансово, но и их произведения исключают из школьных программ, не печатают в госиздательствах, есть проблемы с продажей их книг через госторговлю.

- Все так. И Дом литератора отобрали у Союза писателей, и журналы, учредителем которых он был, и в школы и вузы их не пускали на встречи с читателями. Уже давно власть разделила всех белорусов творческих профессий на "честных" - то есть поддерживающих власть, и "нечестных", куда включили и явных оппозиционеров, и всех, кто не готов петь осанну власти. Аналогичная ситуация и с союзом журналистов - их тоже в Беларуси два.

Но сейчас на встречу с Лукашенко пригласили главу альтернативного союза писателей Бориса Петровича и председателя ПЕН-центра Андрей Хадановича. По их словам, им дали возможность задать вопросы, в частности, по поводу черных списков белорусских литераторов. И хоть ясного ответа не прозвучало, но сам факт состоявшегося разговора, может быть, говорит если не о глобальных переменах в отношении к писателям, которым до недавнего времени пеняли на идейную чуждость, то хотя бы о появлении мысли, что перемены нужны.

Ведь провластный союз писателей активно, долго и талантливо участвовал в насаждении осколоков советской белорусской идентичности, апелируя к истории, написанной советскими идеологами. Но, возможно, наступил момент, когда власти больше нужны "нечестные", потому что именно они пишут о том типе идентичности, который нужно утверждать, учитывая политический контекст и угрозу потери суверенитета - о чем говорили писатели, которых власть не привечала.

В этом смысле, например, книги Владимира Орлова по истории Беларуси, Бориса Петровича - про современность, да и мой роман "Мова", повествующий про белорусский язык и литературу, запрещенную в далеком будущем, надо вводить в школьную программу. Как, впрочем, и произведения других белорусских авторов, которых печатают в разных странах на разных языках, о чем наши чиновники просто не знают, потому что не утруждают себя чтением. И это еще один слой абсурда.

И если это не изменить, то мы будем жить не в Республике Беларусь, а в Минской народной республике, Гродненской народной республике и так далее - по аналогии с так называемыми ДНР и ЛНР.