1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Белорусский дизайн: проблемы, успехи и перспективы

Белорусский союз дизайнеров отметил 20-летие. Союз объединяет представителей всех направлений дизайна - от индустриального до моделирования одежды. Востребованы ли белорусские дизайнеры в стране и за рубежом?

default

Достижением белорусского союза дизайнеров за все время его существования доцент кафедры дизайна БГУ Владимир Голубев считает сохранение именно творческого союза: "Удалось уцелеть и не превратиться в коммерческую организацию, в какую-то контору "Рога и копыта", и продолжать внедрять материальную культуру в ее самой высшей форме – форме дизайн-деятельности".

Сиюминутные интересы в ущерб фундаментальным проблемам?

Нельзя сказать, что государство проходит мимо дизайна, отмечает Голубев. "Другой вопрос, что, глядя на дизайн, оно высматривает в нем не столько его ключевые трансформирующие возможности, очень важные для общества, а какие-то иногда даже сиюминутные интересы и презентабельные характеристики. Что-то быстро сделать, показать, удивить".

Особая миссия художественной элиты

Особую миссию по формированию аутентичного языка на Союз дизайнеров накладывает нынешняя коммерческая направленность и культурная несостоятельность белорусского дизайна, отмечает в юбилейном, посвященном 20-летию БСД номере журнала "PROдизайн" кандидат искусствоведения Игорь Герасименко. Он ссылается на немецкий опыт и цитирует декларацию образовашегося в 1907 году Веркбунда (Deutshe Werkbund).

"Масштабную цель Германии того времени – выведение германской промышленности на ведущие позиции в мире – сформулировали через союз промышленности и искусства. И прописали ее так: «".. в этом союзе германский Веркбунд видит свою высшую цель и рассматривает себя как орудие немецкой культуры". Игорь Герасименко обращает внимание на то, что общегосударственная цель иниициировалась художественной элитой страны и она была достигнута.

Поворот к дизайну только намечается

Белорусская экономика в целом лицом к дизайну еще не повернулась. Большинство дизайнеров работают пока в сфере рекламы и полиграфии, - говорит глава белоруссого Союза дизайнеров Дмитрий Сурский. Однако, он же и отмечает, что поворот наметился. "Легкая промышленность поняла, что без дизайнера ей не обойтись. Люди, получив образование дизайнера, достаточно легко там находят распределение. Мекка для дизайнеров одежды – это свободная экономическая зона в Бресте".

По словам Дмитрия Сурского, в Бресте платят приличные зарплаты, посылают дизайнеров за границу, на учебу и перенятие опыта, а кроме того "им выплачиваются потиражные за модели, которые продаются хорошо".

Примеров индустриального дизайна, - по выражению Сурского, "за которые не стыдно было бы в мире", - мало, но, тем не менее, они есть. "Завод в Лиде оптический, который под брендом Юком выпускает технику: приборы ночного видения, бинокли. Это конкурентоспособная продукция во всем мире. И разрабатывают ее наши дизайнеры – Сергей Гуринович и Олег Дольников".

Где найти талантливых дизайнеров?

Кстати, это же лидское предприятие выпускает прибор, используемый в оснащении знаменитого вседорожника "Хаммер". Талантливые дизайнеры, по мнению Сурского, работают и на Минском заводе холодильников, однако результатов пока не видно. Впрочем, предполагает глава Союза дизайнеров, скорее всего, работа дизайнеров "просто не доходит до производства". Достойной, интересной и заметной за пределами Беларуси Сурский называет работу выпускника Белорусской академии искусств.

"Интересным элементом городского ландшафта стали бензоколонки. В стиле техно, с элементами хай-тека. Алексей Шишко - главный дизайнер, по его проектам эти заправки делают не только в Беларуси, но и в России, Украине, Польше, Литве. Есть заказы из Франции, Германии", - отмечает Дмитрий Сурский.

Слово "дизайн" перестало восприниматься как нечто чуждое

Профессия дизайнера перестала быть чужеродной в Беларуси, констатирует Владимир Голубев, но тут же оговаривается: "Для белорусского менталитета слово "дизайн" несет в себе больше украшательский смысл, чем философско-преобразующий. Хотя он должен быть связан с фундаментальной проблемой связи духовного творчества и материальной деятельности". Как быстро это поймут в Беларуси, во многом будет зависеть от внешних факторов, полагает Владимир Голубев.