1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Белоруссия больше не "терра инкогнита" для Европы

Выборы в Белоруссии заставили Евросоюз обратить пристальное внимание на страну, редко попадавшую в поле зрения большой европейской политики. Итог выборов и прогнозы на будущее - в интервью немецких экспертов.

default

Последний козырь в проигрышной игре: Александр Лукашенко и Владимир Путин

С целью делегитимации режима Лукашенко ЕС вводит санкции - запрет на въезд в ЕС для 30 наделенных властными полномочиями функционеров и самого президента. Минск отвечает встречным запретом. Россия продолжает поддерживать "последнего диктатора Европы", но начинает плавно переводить экономические отношения с Белоруссией с льготного режима на коммерческий: обещает поднять цены на газ, требует от Минска вернуть экспортные пошлины. 2006 год - удобный момент для того, чтобы лишить Минск поддержки Москвы - последнего козыря в руках Лукашенко.

С DW-WORLD беседовали политологи из Германии: эксперт по Восточной Европе Хайнц Тиммерманн (Heinz Timmermann), директор института восточноевропейского права при Кёльнском университете Ангелика Нусбергер (Angelika Nußberger) и сотрудник института политических исследований "Наука и политика" Райнер Линднер (Rainer Lindner).

- ЕС ввел санкции против режима Лукашенко. Действенны ли они?

Heinz Timmermann

Хайнц Тиммерманн

Хайнц Тиммерманн: Возможности ЕС по оказанию влияния на события в Белоруссии ограничены. ЕС по праву отвергает, как и минская оппозиция, экономические санкции: даже если они и возымеют действие, то пострадает от них, скорее, население, а не власть. Запрет на въезд в ЕС белорусских функционеров, включая самого президента, - важный политический сигнал. Ведь в черный список попали те, кто несет ответственность за фальсификации и репрессии. Цель - добиться делегитимации режима внутри страны и в европейском контексте, не наказывая при этом населения. На рабочем уровне Евросоюз будет поддерживать контакты с определенным кругом лиц, поскольку сам нуждается в этом, - для надежного контроля общей границы, для борьбы с "мягкими" рисками безопасности, для реализации программ развития для Белоруссии, для поддержания деятельности иностранных НПО.

Frau Prof. Dr. Angelika Nußberger M.A.

Ангелика Нуссбергер

Ангелика Нуссбергер: Санкции должны быть такими, чтобы их воздействие ощущали на себе лишь те, кто подавляет возникновение и развитие гражданского общества, но не само гражданское общество. Поэтому экономические санкции не подходят. Запрет на въезд, наложенный на наделенного властными полномочиями чиновника, показывает: реакция будет не только "словами", но и "делами". Однако одна дверь для переговоров всегда должна оставаться открытой.

Райнер Линднер: Санкции имеют большое символическое значение. Кто в Европе фальсифицирует результаты выборов, применяет угрозы или насилие, тот стоит за пределами пространства общих ценностей Европейского Союза.

- Что еще может сделать ЕС для подержания гражданского общества в Белоруссии?

Райнер Линднер: Санкции - это первый шаг. ЕС должен выработать политику по отношению к Белоруссии, которая не только реагирует на события, но и предлагает стратегическую ориентацию. Уже давно назрела необходимость в специальном уполномоченном ЕС по Белоруссии. Санкции должны быть и внутренними. Режим должен ощущать давление изнутри. Наша задача - поддерживать прогрессивные силы в Белоруссии, именно они способны подвергнуть режим продолжительному "санкционированию".

Ангелика Нуссбергер: Имеет смысл поддерживать тех, кто, несмотря на угрозу репрессий, выступает за перемены в белорусском обществе. Поддерживать студентов, которые из-за политической активности были исключены из вузов, дать им стипендии для продолжения учебы за границей, принять их здесь в университеты на специально для них подготовленные курсы. Гражданские общественные инициативы, созданные белорусами, также нуждаются в поддержке.

Хайнц Тиммерманн: Возможности поддерживать гражданское общество в Белоруссии у Евросоюза есть. ЕС может регулярно приглашать лидеров политической оппозиции, интегрировать их партии в европейские и международные политические организации. Это дает им в некоторой степени и личную защиту от угрозы бесследного исчезновения по примеру прежних оппонентов режима Лукашенко. Очень важно - укреплять связи НПО с европейскими партнерами, поддерживать сохранившие независимость печатные СМИ. Полезно было бы пддерживать изгнанный из Минска Европейский гуманитарный университет, готовящий новую элиту, мыслящую в европейских категориях. Можно было бы давать стипендии и разрешения на работу целенаправленно тем белорусам, которые лишились студенческого билета или работы из-за оппозиционной деятельности. Все это мог бы координировать специальный уполномоченный ЕС по Белоруссии.

- Какая роль у России?

Райнер Линднер: Позиция России играет решающую роль. Повышение цен на газ - это начало нового кризиса в отношениях. Белтрансгаз, импортные цены на нефть, беспошлинный ввоз белорусских товаров - это проблемы будущего. Россия преследует национальные и, не в последнюю очередь, экономические интересы. Россия больше не может позволить себя ежегодно отказываться от 6,5 миллиарда долларов, которые она недополучает из-за льготных поставок в Белоруссию. Год председательства России в G-8 и в Совете Европы - удачный момент для того, чтобы склонить Москву к отказу от дальнейшей поддержки нынешнего режима в Минске.

Хайнц Тиммерманн: После демократических перемен в Грузии и на Украине Москва более чем когда-либо опасается, что любая альтернатива Лукашенко под знаком поддерживаемого ЕС "экспорта революции" уведет Белоруссию прочь от России в сторону Евросоюза. Такая политическая, экономическая и военно-стратегическая "потеря" на западном направлении означает в глазах большинства элиты и населения России тяжелое поражение. Выборы в Белоруссии и их последствия заставят Брюссель включить тему Белоруссии в повестку дня саммитов ЕС-Россия и "большой восьмерки".

- Что ожидает Белоруссию в будущем?

Райнер Линднер: Белоруссия переживает процесс перемен. Лукашенко ослаб - и политически, и по состоянию здоровья. Он больше не может рассчитывать на неограниченную поддержку России. Оппозиция будет продолжать искать способы мирного опротестования результатов выборов. В органах безопасности (в милиции, не в спецотрядах) уже с видимой силой растет фрустрация. Режим Лукашенко в Белоруссии не продержится и пяти лет.

Ангелика Нуссбергер: Белоруссия - это единственная страна Европы, которая продолжает жить в политических традициях социалистической эпохи и лишь формально признает демократию и права человека. И живет в таких условиях на удивление долго, хотя в Белоруссии не могут не видеть, что людям в соседних странах живется лучше. Возможно, этого просто не хотят видеть, возможно, слишком велико влияние тех, кто боится перемен, возможно, действует пропаганда, по крайней мере, на тех, кто был воспитан как "советский человек". Но я думаю, что когда-нибудь терпение лопнет, особенно у молодых людей, многие из которых побывали за границей. Но не стоит пребывать в иллюзиях. Путь Белоруссии, даже в случае прихода политических перемен, будет сложным. Радикальные изменения болезненны, особенно в том случае, если их поддерживают не все.

Хайнц Тиммерманн: В обозримом будущем вряд ли в Белоруссии произойдет демократический переворот. Репрессивный аппарат работает, население ценит поддерживаемую за счет внешних факторов (российский газ по низким ценам) социальную стабильность, оппозиции предстоит еще доказать крепость своего продемонстрированного поначалу единства. Но в среднесрочной перспективе шанс на перемены есть: страх перед репрессиями ослабевает, номенклатура дает трещины, молодое поколение смотрит в сторону Европы. Возможен сценарий, в котором - о чем неоднократно говорил Милинкевич - Белоруссия как независимое государство соединит стратегическое партнерство с Россией с тесными контактами с Европой. Позитивный и указывающий путь в будущее эффект от президентских выборов состоит в том, что в дни выборов Белоруссия впервые приковала к себе столь пристальное внимание. Белоруссия больше не "терра инкогнита" для Запада. Пропагандистская формула режима - "Вы не нужны Европе" - потеряла свою правоту и силу.

Контекст