1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Без иллюзий: Германия как новый дом для евреев

"Еврейская жизнь в Германии" – после того, что было в немецкой истории, после изгнания, массового уничтожения, достойно внимания уже то, что это словосочетание вновь стало возможным.

default

Еврейский музей в Берлине.

Но этого мало – еврейская жизнь в Германии переживает едва ли не расцвет. Правда, не всё так просто. Евреи, прибывшие из Восточной Европы, изменили лицо еврейских общин Германии, и некоторые молодые евреи спрашивают, не лучше ли им уехать в Израиль?

Основу общин под эгидой Центрального совета евреев в Германии после Второй мировой войны составили "перемещенные лица" (displaced persons). Прежде всего, речь идет о примерно 25 тысячах бывших узников концентрационных лагерей, по большей части – выходцев из стран Восточной Европы.

Почему они остались?

Они остались в Германии не в силу сознательного решения, а по другим причинам. Одним не хватило энергии, у других всё было выжжено страданиями или просто осознанием того, что они, потеряв всех своих близких, остались одни, и нигде в мире нет места, где они могут почувствовать себя дома. 78-летний Зигмунд Ротштайн (Siegmund Rotstein), выживший в Холокосте и после освобождения из Терезиенштадта вернувшийся в родной город Хемниц, объясняет своё решение остаться в Германии иначе:

"Нас было всего 57 человек, вернувшихся. И мы сказали: да, мы не хотим, чтобы стало так, как хотел Гитлер, чтобы Германия осталась "свободной от евреев". Мы хотим позаботиться о том, чтобы здесь снова возникла еврейская жизнь".

К началу 1970-х годов в ФРГ выросло новое поколение евреев, родившихся уже после попытки уничтожения еврейского народа. Голоса этого поколения, еврейских детей эпохи "экономического чуда", стали слышнее – особенно в городах, где были крупные общины – в Берлине, во Франкфурте-на-Майне и в Мюнхене, - и говорили они не так, как поколение, пережившее Холокост. Пример – берлинский адвокат Бенно Блейберг (Benno Bleiberg), которому сегодня 49 лет:

"Связь с традициями, в отличие от старшего поколения, у нас не так сильна. С другой стороны, ясно, что консервативный, ортодоксальный путь – это и есть правильный путь для еврейства – от соблюдения субботы до образа жизни..."

Останется ли Германия домом для евреев?

И всё же, как и их родители, представители младшего поколения время от времени задают себе вопросы о Германии как стране, которая является их домом. Особенно остро такие вопросы ставятся в связи с регулярно возобновляемыми в печати спорами о ксенофобии и антисемитизме. Так, 23-летняя берлинская студентка Ханна говорит, что многие из ее еврейских друзей замечают, что они "не вписываются" в эту Германию. Это связано с антисионистскими и антисемитскими настроениями, которые, по ее мнению, стали заметны как раз после войны в Ираке:

"Я уезжаю, в августе я уезжаю в Израиль. Пока – на три года, а там посмотрим. Возвращаться в Германию я не собираюсь. Хотя я очень люблю Берлин. Я смотрю на Берлин как на свой город, я ведь здесь знаю всех и каждого. Но есть страны, где я чувствую себя лучше".

После объединения Германии к 30.000 западногерманским евреям присоединились не только несколько сот евреев из ГДР, но и тысячи тех, кто с 1989 года эмигрировал в Германскую Демократическую Республику из СССР. Решение правительства ГДР о предоставлении евреям из СССР постоянного вида на жительство было затем перенято правительством Федеративной Республики. В настоящее время численность еврейских общин Германии превышает 140.000 человек, а сама эта община становится одной из самых крупных в Европе.

Новые евреи: родители учатся у детей

С еврейской точки зрения, большинство переселенцев имеют слабое представление о традициях предков, самосознание этих людей определяется некоторыми бытовыми навыками и негативным опытом столкновения с антисемитизмом. По словам Бенно Блейберга, религиозное сознание остаётся основой еврейства:

"Благодаря тому, что во многих общинах открылись религиозные школы, педагогическая деятельность общин приобрела парадоксальное направление: я перенимал еврейские традиции от моего отца, а вновь прибывшие евреи усваивают традиции через посредничество собственных детей..."

Петер Амброс, Владимир Мюллер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст