1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Безымянная память: белорусские жертвы нацистской программы эвтаназии

Массовое уничтожение нацистами душевнобольных на оккупированных территориях - тема малоизученная. Судьбам пациентов белорусских лечебниц теперь посвятили выставку.

Памятник, посвященный убитым нацистами пациентам Могилевской психиатрической больницы

Памятник убитым нацистами пациентам Могилевской психиатрической больницы

Во время Второй мировой войны сотни тысяч психически больных людей стали жертвами массовых убийств, совершенных немецкими национал-социалистами как в самом "третьем рейхе", так и на оккупированных территориях. Судьбы таких пациентов на территории Беларуси - малоизученная тема. Теперь о ней здесь впервые говорят публично.

Выставка в минской галерее "Ў" под названием "От дегуманизации к убийству: судьба психиатрических пациентов в Беларуси (1941-1944)" - результат совместной работы белорусских и немецких историков и психиатров, которые провели систематизацию исследований. По словам историка, куратора экспозиции Алексея Браточкина, до сих пор в Беларуси не было выставок на эту тему, об этом не говорится в учебниках по истории, медицинской этике и психиатрии.

Копия документа из белорусского архива

Копия документа из белорусского архива

Декабрьская выставка организована по инициативе Центра публичной истории Европейского колледжа Liberal Arts и при поддержке немецкого Фонда имени Бёлля и фонда "Память, ответственность, будущее". Экспозиция знакомит с историей распространения идей евгеники и расовой теории и рассказывает, как нацисты применяли эти идеи на практике, в частности, уничтожая пациентов психиатрических лечебниц. Как пояснил DW соавтор исследовательского проекта, врач-психиатр Олег Айзберг, идея проекта возникла после его участия в съезде немецкого Общества психиатрии и психотерапии в 2010 году. Тогда, указывает эксперт, впервые в истории публично заговорили о массовых убийствах психически больных людей и руководитель общества попросил прощения у приглашенных на съезд родственников убитых.

Шокирующие эксперименты

Участника проекта, историка-архивиста Василия Матоха более всего шокировал факт экспериментов по убийству людей. В интервью DW он рассказал, что в Беларуси все началось в августе 1941 года, когда в Минск прибыл рейхсфюрер СС Гиммлер. Посетив трудовую колонию для душевнобольных "Новинки", он поручил командиру айнзацгруппы В группенфюреру СС Артуру Небе "решить вопрос" с психически больными людьми, что означало их физическое уничтожение.

В то время участились случаи психических расстройств среди исполнителей и свидетелей массовых расстрелов. Убивая "недостойных жизни" психически больных людей, убийцы сами рисковали пополнить ряды жертв. И Гиммлер приказал искать более "гуманные", чем расстрел, способы уничтожения. Людей запирали в помещениях, куда вставляли выхлопную трубу автомобиля. Если смерть не наступала в результате работы двигателя легковой машины, подгоняли грузовик. Результаты экспериментов с выхлопными газами признали удачными, после чего создали автомобили-душегубки, применявшиеся нацистами на оккупированных территориях для массовых убийств. Эксперименты проводили и с инъекциями смертельных доз медпрепаратов и ядов.

Не меньше, чем сами эксперименты, говорит Матох, шокирует и то, что Небе и его помощник - директор физико-химического отдела Института криминологии Альберт Видман, относились к ним как к ответственному заданию. Небе даже вел видеосъемку происходящего в Могилевской психиатрической больнице. Пленку обнаружили в 1947 году в доме группенфюрера.

Память с отсрочкой

Невольным соучастником экспериментов нацистов в Беларуси стал местный медперсонал, работавший в клиниках во время оккупации. Об этом свидетельствуют акты, показания свидетелей, протоколы допросов Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию преступлений нацистов и их сообщников, а также документы оккупационной администрации - переписка, отчеты, донесения. Большая часть информации - о безымянных жертвах.

Пособничество массовым убийствам, по мнению куратора выставки Браточкина, - самый сложный аспект исследований. "В Германии уничтожение душевнобольных не было результатом принуждения нацистскими функционерами, психиатры часто сами координировали процесс. Случаи активного или пассивного протеста среди врачей были единичными", - рассказывает Олег Айзберг.

Камень преткновения напоминает о мальчике из Кауфбойрена, убитом смертельной инъекцией

Камень преткновения напоминает о мальчике из Кауфбойрена, убитом смертельной инъекцией

Из-за коллаборации врачей долго шел процесс признания этих преступлений внутри самой Германии. Психиатрическая общественность всячески избегала этой темы. Олег Айзберг среди причин называет тот факт, что многие врачи, участвовавшие в преступлениях, сделали карьеру уже в послевоенной Германии, некоторые из них работали главврачами психиатрических клиник, а двое даже возглавляли немецкое Общество психиатрии и психотерапии.

После Нюрнбергского процесса над врачами (1946-1947) немецкий социальный философ и психоаналитик Александр Мичерлих (Alexander Mitscherlich) написал книгу по его материалам "Медицина без человечности". Ее издали тиражом 10000 экземпляров, но о ней мало кто знал. Такая же судьба постигла и книгу Алисы Ричарди "Убийство психиатрических больных в Германии", изданную в 1948 году. О жертвах принудительной эвтаназии вновь заговорили после студенческих волнений в Европе в конце 1960-х. Потом - в 1990-х, когда открыли архивы штази. Были и случаи стихийных расследований, начатых самими врачами, обнаруживавшими, что в архивах клиник, где они работают, хранятся истории болезни пациентов, которых убивали.

Только в 2016 году в Германии было опубликовано первое систематическое исследование о судьбах душевнобольных и людей с ограничениями, убитых на оккупированных нацистами советских территориях, - книга под редакцией Райнера Худемана и Александра Фридмана "Diskriminiert - vernichtet - vergessen" ("Дискриминированы - уничтожены - забыты").

В СССР тему убийства нацистами больных людей обходили из-за того, что существовала советская карательная психиатрия, которую использовали в политических целях, и именно с ней эта тема вызывает прямые ассоциации, говорит Алексей Браточкин.

Контекст

Первый памятник, посвященный уничтоженным пациентам психиатрических клиник на территории бывшего Советского Союза, был установлен в Могилеве в 2009 году (на главном снимке) по инициативе немецких и белорусских общественных организаций. Сколько было в Беларуси жертв нацистских смертельных экспериментов, а в их числе были не только психически не здоровые, но и попавшие в больницу, например, с брюшным тифом, - доподлинно  неизвестно. Счет идет на тысячи. Разница в оценках - тоже тысячи.

Почему это важно сегодня

Осмысление истории от возникновения евгенических идей до обоснования массовых убийств и практики превращения в жертв определенной группы людей в обществе - это не только о прошлом. "Практики социального исключения есть и сегодня во многих странах, включая Беларусь", - констатирует Алексей Браточкин.

Кроме того, добавляет Олег Айзберг, осмысление этой страницы истории стимулирует дискуссию о медицинской этике. Это важно, в частности, потому, что идея выделить психически больных людей в отдельную группу - как представляющих угрозу для общества - не была нацистским ноу-хау. Еще до прихода Гитлера к власти так их воспринимали во многих странах, включая Скандинавию, страны Балтии, некоторые штаты США и Швейцарию, где широко применяли принудительную стерилизацию. Эта практика некоторое время сохранялась и после Второй мировой войны, и у большинства врачей не вызывала сопротивления с точки зрения этики.

Смотрите также:

Контекст