1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Безумные дни и "сумерки разума" в Зальцбурге

Один из крупнейших европейских фестивалей искусств – в Зальцбурге – закончит свою работу 31 августа. Уже сейчас можно подвести некоторые его итоги.

default

Режиссер Кристиан Вайзе представил в Зальцбурге шекспировский ''Сон в летнюю ночь''

"Главное – поменьше Моцарта": примерно таков был негласный лозунг Зальцбургского фестиваля 2007 года. Официальный же звучал "Nachtseite der Vernunft" – "Сумерки разума". "Евгений Онегин" Чайковского, "Армида" Генделя, "Вольный стрелок" Вебера и "Бенвенуто Челлини" Гектора Берлиоза были выбраны в оперную программу в качестве произведений, рассказывающих о разных сторонах страстей и помешательств.

Капризные звезды

Однако "безумные дни" были уготованы руководству фестиваля не только в связи со "Свадьбой Фигаро". Многочисленные и, что еще важнее, краткосрочные отказы звезд от участия в фестивале не только огорчили сотни гостей Зальцбурга, заплативших немалые деньги за возможность увидеть своих любимцев, не только обеспечили бессонные ночи фестивальному руководству, но и поставили принципиальный вопрос: насколько такой фестиваль, как зальцбургский, может и должен быть зависим от звезд?

Еще накануне от участия в фестивале отказался тенор Нейл Шикофф – он потерпел неудачу на выборах директора венской оперы и так расстроился, что решил на некоторое время удалиться от всех дел. Таким образом, без исполнителя главной роли оказался Валерий Гергиев, дирижер "Бенвенуто Челлини".

Следующей оказалась Василина Касарова – болгарская меццо неудачно упала во время спектакля на сцене Мюнхенской оперы и повредила ногу. Роландо Виясон отказался от всех публичных выступлений из-за тяжелого кризиса - "не только вокального", как значится в официальном заявлении певца. Латвийская сопрано Эллина Гаранка отказалась петь в Зальцбурге из-за нежелания конкурировать с Анной Нетребко.

Но самый ощутимый удар по репутации фестиваля нанесла сама Анна: в канун зальцбургского концерта у нее заболело горло. Президент Зальцбургского фестиваля Хельга Рабель-Штадлер заявила, что "шокирована подобной безответственностью". В ответ обиделась уже Нетребко: "Я пять лет пела в Зальцбурге по тридцать спектаклей в сезон, - сказала дива. - Как можно говорить обо мне подобное".

Административные неполадки и творческие неудачи

Из-за этих многочисленных отказов австрийская пресса начала писать чуть ли не о "провале фестиваля". Коммерческий директор фестиваля Герберт Швайкхофер в интервью "Немецкой волне" признался: "Эти отказы, конечно, досадны. Ведь мы рекламируем наш фестиваль при помощи звезд, публика хочет видеть и слышать именно их, и нам очень печально, что мы не можем сдержать данное обещание".

А что же творческая сторона фестиваля? Увы, но она пока не компенсировала административных неполадок: Андреа Бретт перенесла "Евгения Онегина" в спившуюся российскую глубинку, какой она увиделась из берлинского далека немецкому режиссеру. Не вызвала большого восторга и интерпретация партитуры Чайковского Даниэлем Баренбоймом. Еще больший провал потерпел в Зальцбурге Валерий Гергиев: его гусарский вариант "Бенвенуто Челлини" тончайшего Гектора Берлиоза критика называла "фундаментальным звуковым недоразумением".

Спорный "Вольный стрелок"

Относительной удачей Зальцбурга можно назвать "Вольного стрелка" Карла Марии фон Вебера, гениальный гибрид народного зингшпиля и романтической оперы. "Венский филармонический оркестр – пожалуй, самый капризный мужской клуб мира, - писал об этой постановке на страницах газеты Welt критик Мануэль Бруг (Manuel Brug), намекая на почти исключительно мужской состав знаменитого австрийского ансамбля. – Если венские музыканты чего-то не хотят, то звезда любой величины за дирижерским пультом может сколько угодно усердно размахивать палочкой: все будет тщетно. Только что в этом – и весьма болезненно – пришлось убедиться Даниэлю Баренбойму (Daniel Barenboim) с его "Евгением Онегиным". А вот благосклонности оркестра удалось добиться куда менее известному кёльнскому дирижеру Маркусу Штенцу (Markus Stenz). Под его управлением Венский филармонический играл "Вольного стрелка" - и как играл!"

Уже с первых тактов дирижер предложил четкую и внятную звуковую и темповую концепцию, и оркестр с явным удовольствием принял это предложение. В результате получилась очаровательная чересполосица радостного зингшпиля, темпераментных арий, агрессивно диких хоров и драматических оркестровых прологов.

Куда менее убедительным оказалось режиссерское прочтение: Фальк Рихтер безобидно осовременил сказку, буквально "переведя" старые клише на новый сценический язык: злобный Куно щеголяет в белом костюме плейбоя, Энхен походит на проститутку из Восточной Европы, Вельзевул является в кардинальской мантии и в окружении полуголых статисток. Все это происходит на черно-белом фоне среди серых декораций, состоящих из бетонных блоков, различающихся лишь по размеру.

К певцам же претензий нет: особенно к супружеской паре Петер Зайферт (Макс) и Петра Мария Шнитцер (Агата). Супруги Петер и Петра (похоже, отказывающиеся выступать поодиночке) умело компенсировали тонкостью и умом естественную красоту, которой, возможно, несколько не хватает их голосам.

Несмотря на организационные накладки и творческие неудачи, коммерческий баланс фестиваля, по мнению Герберта Швайкхофера, весьма положителен: "Не считая прошлого, "моцартовского" года, у нас дела еще никогда не обстояли так хорошо, как в этом году. Честно говоря, я сам даже не рассчитывал на такой успех".

Анастасия Рахманова

Контекст