1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Безработная Элен Гёрнер: не сдаваться ни в коем случае

Первым, что бросилось мне в глаза в квартире Элен Гёрнер, был большой букет ярко-желтых роз. Цветы были похожи на манифест: "Я не сдаюсь!"

Элен Гёрнер

Блочная многоэтажка на окраине Дрездена. Шестой этаж без лифта. Три небольшие комнаты и кухня. Наверное, соседям семейство, поселившееся здесь около года назад, кажется странным. В одной квартире живут три поколения: пятидесятилетняя Элен Гёрнер (Ellen Görner), двое ее сыновей-подростков и 25-летняя дочь Ульрика со своим сыном, семилетним Мауро.

Сыновья ходят в гимназию, Мауро пошел в начальную школу, Ульрика готовится к экзаменам на медсестру. И только Элен, проводив после завтрака всех своих домочадцев, не знает, чем себя занять. Пропылесосить квартиру? Приготовить обед? Вот и все…

С букетом роз

Элен ищет работу. Но как ее искать? Заглянуть в интернет? Там нет ничего нового. В почтовом ящике пусто. До собеседования, назначенного в одной фирме по трудоустройству персонала, еще целая неделя. Ничего не делать – непростое занятие. Особенно для энергичного человека.

Дети не могут заменить дело

Колокол ближайшей церкви бьет полдень. Пора за Мауро! Перед воротами старой школы, где училось не одно поколение дрезденских детей, Элен быстро гасит очередную сигарету. Из школы, как из гигантского улья, раздается гул детских голосов. Вдруг в луже рядом с нами приземляется апельсин! И еще один! Светлая куртка Элен и мой микрофон успешно забрызганы грязной водой. Из окна где-то на втором этаже старинного здания раздается злорадное хихиканье. "В наши времена такое было немыслимо!" – возмущается Элен.

Но вот, наконец, появляется Мауро. Бабушка Элен – его лучший друг. По дороге из школы она узнает о том, что Пауль его ущипнул, что два плюс восемь - двенадцать, что ночью Мауро приснился сон, будто он стал большим динозавром. "Но учти, что динозавру не прожить на одних йогуртах и шоколадках", - резонно замечает Элен. Перед дверью квартиры уже стоит детская коляска. Это Карин, старшая дочь Элен, "подбросила" маме своего маленького Линуса. Не пора ли открыть частный детский сад? "Ой, нет, - отмахивается Эллен. – Сил больше нет". Она уже вырастила пятерых. Хватит!

ГДР – Куба – Германия

Элен Гёрнер родилась и выросла в саксонском городе Цвиккау (Zwickau), куда ее родители, судетские немцы, были вынуждены переселиться после войны с территории современной Чехии. Элен хорошо училась, была "второй ученицей в классе" и смело могла бы поступить в университет. Но для этого пришлось бы уехать из Цвиккау, а ей не хотелось.

Нет ничего более унизительного, чем сидеть на чужой шее!

"Нет ничего более унизительного, чем сидеть на чужой шее!"

Элен наскоро окончила профучилище и пошла работать: сперва на бумажную фабрику, потом – в пекарню, снабжавшую хлебом половину города. О временах ГДР Элен вспоминает тепло: "Во-первых, у всех была работа. Платили нам совсем неплохо, на все хватало. У нас была отличная трехкомнатная квартира... Ну да, бананы мы ели не каждый день, а апельсины привозили только с Кубы, маленькие такие, из которых вообще-то только сок выжимают..."

Из Кубы в ГДР завозили не только апельсины, но и гастарбайтеров. Например, строительных рабочих. Сегодня об этом, правда, мало кто вспоминает, но феномен "гастарбайтерства" существовал не только в ФРГ. На "стройках социализма" в Восточной Германии тоже использовалась привозная рабсила. С одним из таких кубинских рабочих и познакомилась Элен Гёрнер, к тому времени – мама двоих детей. И отправилась вслед она за любимым в кубинскую глубинку. Дело было в 1988 году.

Illustration zum Straßburger Urteil DDR Flagge

Культурный шок, который Элен испытала на Кубе, однако, оказался пустяком по сравнению с тем потрясением, которое ей пришлось пережить восемь лет спустя, когда она вернулась домой, в Цвиккау. Она уезжала из индустриального города, а вернулась... "Не работало буквально ничего, - вспоминает Элен. – Закрылась и моя старая фабрика, и завод, где работал муж, и пекарня. Напротив нас была молочная фабрика, которая делала лучшее в ГДР масло. У них была совершенно новая маслобойная машина. Я выглянула из окна и не поверила своим глазам: на месте фабрики был пустырь! Тут невольно задаешь себе вопрос: кому все это мешало?"

Не терять надежду

Элен – не тот человек, который будет сидеть на месте и ждать у моря погоды. Она прошла компьютерные курсы и устроилась работать. Сначала - в дом престарелых, потом – в приют для глухих. Но у Элен не было медицинского образования. И она, поискав работу там и тут, пошла на радикальные перемены: приняла предложение стать администратором гостиницы на острове Лансароте и снова отправилась с пятью детьми на край европейского света!

Лансароте

Лансароте

Но сейчас на дворе, как известно, кризис. Отели, особенно отели класса "люкс", закрываются и увольняют сотрудников. Прошлым летом Элен снова осталась без работы, сидит теперь в Дрездене, ищет работу. На ведомство по трудоустройству она не рассчитывает, только на себя.

Лансароте

Лансароте

Вот, скажем, недавно она нашла в газете объявление о том, что гостинице в Тироле нужен администратор. "Отлично! Едем в Тироль!" – тут же решила Элен и позвонила по указанному номеру. "А сколько Вам лет?" – вежливо поинтересовался собеседник на третьей минуте разговора. "Пятьдесят, – призналась Элен. – Пятьдесят четыре..." Ей пообещали перезвонить через пару дней. С тех пор прошла уже пара недель.

Элен не отчаивается: пишет письма, ходит на собеседования и надеется, что удача снова улыбнется ей. "Потому что нет ничего более унизительного, чем сидеть вот так, на чужой шее!" – говорит она и отворачивается, чтобы внуки не видели слез в ее глазах…

Автор: Анастасия Рахманова
Редактор: Дарья Брянцева

Контекст

Ссылки в интернете