1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Безработица среди молодежи

21.10.2003

Наш журнал сегодня посвящен проблемам молодежной безработицы. Мы побываем в Боснии, где решения этой проблемы в силу объективных обстоятельств пока не предвидится, и посмотрим, как с молодежной безработицей пытаются справиться в Нидерландах. Кроме того, мы затронем проблему детского труда, который, как показывает пример Португалии, также способствует возникновению молодежной безработицы. И так, начнем по порядку...

Босния. Более десяти лет прошло уже с начала в Боснии братоубийственной войны между хорватами, сербами и боснийскими мусульманами. Сейчас Босния вновь живет в мире, но последствия междоусобицы ощущаются на каждом шагу. Тот, кому удалось пережить войну и даже вернуться в родные места, видит, как изменилась его родина и как мало она имеет общего с тем, что было до войны. Не составляет исключения и небольшой городок Яйце. Особенно трудно здесь живется молодым людям: для них здесь нет ни работы, ни возможности получить какую-нибудь специальность, а значит, нет и каких-либо конкретных перспектив на будущее. Рассказывает Павел Лось.

Старинный боснийский город Яйце приютился в горной долине. Каскад ГЭС на реке Плива, которая сливается здесь с рекой Врбас, а также древний замок над городом по ночам освещаются мощными прожекторами. Эти прожекторы – последние свидетельства старых добрых времен, когда Яйце был богатым процветающим городом, в который приезжали толпы туристов со всей бывшей Югославии. Было это еще до войны, то есть до того, как сербы, хорваты и мусульмане начали убивать друг друга, разрушать дома соседей и прогонять из родных мест тысячи людей. Сегодня большинство бывших беженцев, покинувших Яйце, и нашедших приют за границей, вернулись на родину. Впрочем, для многих из них, прежде всего для молодых людей, это означало возвращение на разоренное пепелище. Вот что говорит 25-летняя Ирина:

«Честно говоря, для меня это было ужасно. Я была очень счастлива в Германии. У меня там были школа, друзья, хорошо организованный досуг. А потом мы вернулись сюда, где все разрушено, где я оказалась одна и вынуждена была искать новых друзей и хоть какую-нибудь работу».

Работы сейчас не имеют примерно 80 процентов населения Яйце. А уровень безработицы среди молодежи составляет почти 100 процентов. Молодым людям не остается ничего другого, как только убивать свободное время, шататься по центральной улице города и тратить остатки привезенной с собой конвертируемой валюты в местных кафе и пивных. А в оправдание очень часто можно услышать:

«У молодежи здесь нет никаких перспектив. Здесь для нас нет никакой работы, здесь плохо жить».

«Это – не мой город. Это не тот город, из которого мы уезжали. Отсутствие перспектив – самая серьезная проблема здешней молодежи»,

- говорит 33-летняя психолог Асима Кокич, которая считает отсутствие веры в будущее одной из первопричин молодежного алкоголизма. Дети начинают здесь пить очень рано, уже в 13-14 лет, рассказывает она. Причем, они не просто выпивают, а по-настоящему напиваются. Хотя алкоголизм не единственное зло. Многие подростки становятся наркоманами: курят коноплю или садятся на иглу.

Асима хочет хоть чем-то помочь подросткам, поэтому она вместе с Ириной Яранович работает в городском молодежном клубе, в котором они организовали компьютерный класс, игровую комнату и курсы по изучению иностранных языков. Концепция «Центра для встреч и общения молодежи» столь же проста, сколь и эффективна: возможность интересной организации досуга должна привлечь подростков с улицы, увести их от алкоголя и наркотиков. А, кроме того, молодежный центр должен вновь свести вместе хорватов, сербов и мусульман, научить их нормально общаться между собой. Рассказывает Асима:

«Конечно, мы не можем предложить молодым людям рабочие места. Мы можем лишь попытаться заполнить образовавшуюся пустоту, пока они не найдут новые ориентиры в этой жизни. Однако мы не в состоянии обеспечить им надежное будущее. Мы и сами еще не знаем, как долго просуществует наш клуб».

В ноябре заканчивается срок действия трехгодичного договора с немецкими спонсорами. Но Асима и Ирина надеются, что им удастся как-нибудь удержаться на плаву. Недавно клуб переехал в новые, более просторные помещения. Теперь он располагается как раз в том здании, в котором во время Второй мировой войны, в 1943 году проходила 2-я сессия Антифашистского веча народного освобождения Югославии, на которой было принято решение о создании коммунистической Югославии. Сегодня плачевное состояние заброшенного здания можно считать символом развала социалистической Югославии Иосифа Броз Тито. В бывшем зале заседаний на полу разбросаны обломки ораторской трибуны, а межу ними группа подростков отрабатывает пируэты брейк-данса.

Впрочем, проблема молодежной безработицы существует и в куда более благополучных странах, чем Босния и Герцеговина. Она остро стоит в Германии, где в текущем году официально зарегистрирована нехватка нескольких десятков тысяч мест для профессионального обучения выпускников школ. Есть эта проблема в соседней Голландии, где ее пытаются решить с помощью специальной программы трудоустройства неквалифицированной молодежи. Рассказывает Владимир Фрадкин.

В Голландии работы не имеет каждый десятый юноша или девушка. Уровень молодежной безработицы в два раза выше уровня безработицы взрослой. Однако причина такого явления кроется вовсе не в недостатке мест для профессионального обучения подростков, утверждает Киис Хохдэг, официальный представитель голландского объединения средних и малых предприятий.

«От молодежной безработицы страдают в первую очередь те, кто не закончил школу и не имеет никакой специальности. Когда в экономике дела идут не очень хорошо, как сейчас, они первыми оказываются за воротами предприятий».

Примерно 60 процентов подростков в Нидерландах после окончания начальной школы, то есть в возрасте 12-13 лет посещают так называемые «средние школы с профессиональным обучением». За четыре года в этих школах закладываются основы профессионального образования, которое затем молодые люди получают в профессиональных училищах в течение еще двух-четырех лет, в зависимости от избранной специальности. Однако многие подростки просто не хотят так долго учиться, говорит Хохдэг.

«Каждый третий, а в крупных городах даже каждый второй школьник бросает учебу. У них не хватает терпения. Подростки хотят поскорее начать работать. А в результате они или должны соглашаться на неквалифицированную работу, или вынуждены получать социальную помощь, или вообще сходят с пути праведного и оказываются в тюрьме».

Объединение малых и средних предприятий стремится увязать обучение в школах с практикой. Они обязались в ближайшие четыре года создать 10 тысяч рабочих мест для школьников, забросивших учебу. 15-16-летние подростки, которые больше не хотят ходить в школу, могут часть времени, отведенного под занятия за партой, отрабатывать на одном из предприятий. Такая модель может функционировать только при условии тесного сотрудничества между школами, биржами труда и фирмами. А правительство предоставляет предприятиям за каждое созданное таким образом молодежное рабочее место налоговую скидку в сумме 2.400 евро в год. Кроме того, ученики не получают за свою работу никакой зарплаты. Однако даже, несмотря на такие льготные условия, многие предприниматели не торопятся участвовать в программе трудоустройства молодежи, потому что опасаются, что школы будут направлять к ним только лодырей и хулиганов, говорит господин Хохдэг:

«Эти опасения отчасти оправданны. Но кто сказал, что подросток, у которого не хватает терпения учиться в школе, будет обязательно плохо работать? Многие мелкие предприниматели –это люди практичного склада, им хорошо знакома эта проблема. Тот, кого сегодня считают проигравшим, утром может оказаться среди победителей. К тому же, средним и малым предприятиям нужны квалифицированные работники».

Все это звучит вполне убедительно. Однако фирмы не могут, да и не хотят подменять школу, считает, например, Мира Вахэмакас, которая руководит отделом кадров садоводческого хозяйства «Ван де Толь»:

«В принципе, мы считаем эту инициативу полезной. На самом деле есть подростки, которым необходимо работать. Но мы хотим, чтобы они получили еще и профессиональное образование. Тогда пользу получат и они, и мы. Ведь, в конце концов, мы не благотворительная организация».

И в самом деле, рабочие места для подростков не могут заменить им полноценное профессиональное образование, но они являются первым важным шагом к нему, говорит Киис Хохдэг из объединения малых и средних предприятий:

«Профсоюзы опасаются, что мы можем воспользоваться учениками как дешевой рабочей силой. Такого, конечно же, быть не должно. Кроме того, существует опасность, что школы будут сплавлять к нам одних только хулиганов. Поэтому, во-первых, в нашей программе могут участвовать только предприятия, которым разрешается заниматься обучением на производстве. А во-вторых, школа продолжает нести ответственность за тех, подростков, которых она направляет на предприятия. К тому же, они продолжают посещать занятия в школе не реже двух-трех дней в неделю».

Садоводческое хозяйство «Ван де Толь» принадлежит к числу тех предприятий, которым разрешено заниматься обучением на производстве. Оно уже много лет принимает участие в различных проектах по трудоустройству безработных. На этой фирме работу получили уже десятки подростков, которых раньше считали бесперспективными, рассказывает заведующая отделом кадров фирмы, госпожа Вахэмакас:

«Такая практика отвечает и нашим собственным интересам. Нам нужны хорошие, квалифицированные работники. Это наш капитал. А хорошие садовники на деревьях не растут. Их приходится обучать. И если мы вкладываем наши деньги и наши усилия в этих учеников, то в результате мы получаем особенно старательных работников, которые хорошо вписываются в наш коллектив».

И сейчас, в сложные для голландской экономики времена фирма «Ван де Толь» намерена вкладывать деньги в профессиональное обучение молодых людей. При этом руководство предприятия исходит из опыта прошлых лет: два года назад во время экономического подъема в Нидерландах ощущалась острая нехватка квалифицированной рабочей силы, и больше всего от этого недостатка страдали средние и малые предприятия.

Вот по такому пути пошли в борьбе против молодежной безработицы в Голландии. Однако использование труда несовершеннолетних далеко не всегда и не везде означает, что им дают возможность получить профессиональное образование, которым они смогут воспользоваться во взрослой жизни. Зачастую детский труд используется нелегально. По данным ООН, по всему миру сейчас насчитывается 300 миллионов детей и подростков, которые не имеют возможности посещать школу и вынуждены работать, чтобы прокормить себя и семью. Как правило, вырастая, они не имеют ни законченного школьного образования, ни специальности и потому пополняют ряды долговременных безработных. Эта проблема существует не только в бедных странах третьего мира, но и вполне благополучных государствах Европы, в частности, в Португалии, где детский труд распространен в бедных регионах на севере страны. Рассказывает Дарья Брянцева.

«Мне было 15 лет, когда я начал работать в кафе. Я хотел сам зарабатывать деньги, и моя мать, которая работала в этом кафе, помогла мне устроиться».

17-летний Нуно, рассказывая о себе, нервно ерзает на стуле. Сегодня он – безработный. Хозяин кафе выгнал его, когда мальчику исполнилось 16 лет, и он мог работать легально, потому что в таком случае хозяину пришлось бы платить за него взносы в кассы социального страхования. Нуно вынужден был обратиться за советом в молодежный центр городка Формаликау на севере Португалии. Ему помогают работники центра, которые убедили его вновь взяться за учебу, чтобы закончить среднюю школу. Я знал, что до 16 лет мне не разрешается работать, признается Нуно. Но то, что он был несовершеннолетним, никому не мешало. К тому же, парень остался на второй год в седьмом классе и просто не хотел больше ничего и слышать о школе. Кроме того, после развода родителей денег дома резко не хватало, и он вынужден был пойти работать. Сначала он перебивался случайными заработками, а потом получил место в кафе, где зарабатывал 200 евро в месяц.

Случай с Нуно – это не исключение из правил. В Португалии, согласно оценкам экспертов, вынуждены работать примерно 50 тысяч детей и подростков, говорит социолог Мануэль Сарменту из университета города Брага.

«В последние годы ситуация в области детского труда оставалась стабильной. Никаких заметных изменений не происходит. А это означает, что мы имеем дело со структурной проблемой. Детский труд имеет общественные корни такие, как социальное неравенство и эксплуатация. И пока в социальном законодательстве Португалии не происходит никаких изменений, не стоит их ожидать и в области детского труда».

Такой вывод справедлив в первую очередь в отношении родины Нуно, северной Португалии. Там ведущиеся по старинке сельские хозяйства давно уже не приносят никакой прибыли, а предприятия текстильной и обувной промышленности, которые поставляют полуфабрикаты для иностранных фирм, переживают кризис, потому что их с международных рынков вытесняют более рентабельные конкуренты из Азии. Средний уровень доходов семей в этой части Португалии не превышает шестисот евро в месяц. Поэтому многие дети вынуждены подрабатывать на стройках и фабриках, в кафе и ресторанах. Все более распространенным становится также надомный труд. Чтобы обойти строгие предписания по охране труда, многие предприятия переносят производства из цехов в дома работников и одновременно снижают его себестоимость. Многие семьи занимаются дома пошивом одежды и обуви, объясняет Тереза Кошта, председательница общественного объединения «Кнасти», которое борется против нелегального использования детского труда:

«Надомный труд оплачивается сдельно. Поэтому работать приходится работать очень быстро и очень много, чтобы хоть что-нибудь заработать. Тем не менее, многие семьи охотно занимаются надомным трудом, потому что такой приработок помогает прокормить семью».

В результате возникает порочный круг, из которого местные жители не могут выбраться из поколения в поколение. Так как денег в семье не хватает, дети вынуждены бросать школу и начинать работать. А, вырастая, они пополняют ряды неквалифицированных, низкооплачиваемых работников, и их детям тоже приходится отказываться от учебы и работать с малолетства. Вот почему социолог Мануэль Сарменту кардинальных изменений в социальной политике:

«Одним из механизмов противодействия детскому труду могло бы стать расширение уже существующей в стране системы выплаты гарантированного государством прожиточного минимума бедным семьям с детьми. К тому же необходимо понять, что все оказавшиеся в нужде члены общества имеют право на такую помощь. Следует перестать относиться к ней как к подаяниям для бедных».

Это был репортаж о детском труде в Португалии. Ну что же, очередной выпуск журнала «Европа и европейцы» подошел к концу.