Безопасность в регионе: сила и слабость армии Узбекистана | Центральная Азия - события и оценки | DW | 10.05.2016
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Безопасность в регионе: сила и слабость армии Узбекистана

Узбекская армия - сильнейшая в Центральной Азии и одна из самых боеспособных среди постсоветских стран. Но соответствует ли она современным вызовам, учитывая угрозу безопасности?

Узбекская армия (фото из архива)

Военнослужащие армии Узбекистана (фото из архива)

Согласно одному из наиболее авторитетных мировых рейтингов вооруженных сил стран мира Global Firepower Index (GFP), Узбекистан имеет гораздо более боеспособную армию, нежели все его соседи по региону, а также большинство других стран бывшего СССР. В общем списке республика заняла 54-е место, тогда как Казахстан - 66-е, а, к примеру, Туркмения - 90-е. Соответствует ли армия Узбекистана современным вызовам, учитывая растущие угрозы безопасности в регионе?

Преимущество перед соседями

Превосходство узбекской концепции развития армии над основной конкурирующей военной доктриной в регионе - казахстанской - в беседе с DW признал на условиях анонимности один из хорошо информированных источников в Астане.

По его словам, в то время как в Казахстане один за другим сменялись министры обороны, среди которых были люди, далекие от военного дела, Ташкент последовательно модернизировал структуру управления армией. "У нас даже нет настоящего генерального штаба, а в Узбекистане есть современный объединенный штаб, введена разумная система военных округов, отвечающая характеру угроз", - посетовал источник из Казахстана.

Военная "чересполосица"

Российский военный эксперт Лев Корольков согласен с тем, что узбекские военные обошли соседей. По его словам, "бедой" казахстанской и туркменской армий была "чересполосица" в организации импорта вооружений при отсутствии собственного производства - закупки техники осуществлялись то в Турции, то в Европе, то в России, то в Израиле.

Узбекский спецназ во время событий 2005-го года в Андижане

Узбекский спецназ во время событий 2005-го года в Андижане

"Узбекистан не обошла стороной эта проблема, но его армия все же более унифицирована", - продолжает эксперт. Однако, указывает он, сейчас проявляется другой изъян в планировании. В начале 1990-х Ташкент не стал полностью отказываться от советской армейской модели, чтобы не начинать с нуля, но твердо рассчитывал перейти на военный стандарт НАТО.

"США до середины 2000-х это намерение поддерживали на политическом уровне. Но после Андижана и особенно в конце 2000-х - начале 2010-х США дали понять, что не станут оплачивать этот дорогостоящий проект. И наоборот, заметное ослабление контингента НАТО в Афганистане на фоне растущих рисков для безопасности поставило Ташкент перед необходимостью в большей мере рассчитывать на собственную армию", - говорит Лев Корольков.

Ташкент вне фарватера

Однако к этому времени Узбекистан политически оказался вне фарватера военного сотрудничества с Россией, а это сказалось на состоянии армии. "Техника в основном советского образца, она устаревает, необходим импорт запасных частей и других элементов, поддерживающих в боевом состоянии и модернизирующих ее, а этим пренебрегалось. Поэтому к тезису о силе армии Узбекистана я бы отнесся с настороженностью", - говорит военный эксперт.

Наталья Харитонова

Наталья Харитонова

Эту точку зрения, ссылаясь на свои источники информации, подтверждает координатор объединенной евразийской экспертной сети Jeen Наталья Харитонова. Она указывает на то, что цифры индекса GFP не отражают состояние техники и человеческий фактор.

К примеру, пилоты истребителей и штурманы, получившие дипломы созданного в 1994 году Джизакского авиационного училища, из-за нехватки топлива за всю учебу набирают пять вывозных полетов. При этом истребители советского производства в войсках стоят по большей части без двигателей, поскольку широко разрекламированная модернизация авиапарка не состоялась - из России были получены только два двигателя, продолжает координатор Jeen.

"Бронетехника в войсках старая. На границе с Афганистаном стоит армада танков, - их значительно больше, чем учтено в индексе GFP, - которая осталась там после окончания советско-афганского конфликта. Но техническое состояние этих машин вызывает большое сомнение. Имеются подаренные США более трехсот бронемашин MRAP, но область их применения не ясна. Для американских автомобилей "Хаммер" нет ни масла, ни запасных частей", - уточняет собеседница DW. По ее информации, уровень образования призывников очень низкий, там превалируют селяне. За год службы обучить их обращению с техникой сложно.

Против ИГ

"Узбекистан еще во времена СССР располагал развитым военно-промышленным комплексом. В частности, там был завод, выпускавший ИЛ-76 в разных модификациях. В Чирчике находилась бригада спецназначения с соответствующей инфраструктурой, которая была оставлена республике после распада СССР. Кроме того, у узбекской армии во многом за счет поддержания многолетних контактов с афганским узбекским ополчением генерала Дустума был наработан значительный разведывательный потенциал", - напоминает Лев Корольков.

Эти факторы, считает он, давали Узбекистану изначально ряд конкурентных преимуществ перед соседями. Но на сегодняшний день предполагаемые противники узбекской армии - а это, судя по его военной доктрине, "Талибан", ИДУ, "Исламское государство" (ИГ), - имеют многолетний опыт боевых действий, тогда как вооруженные силы Узбекистана этот опыт на сегодня утратили. Поэтому, полагает эксперт, Ташкент в свете растущей угрозы дестабилизации в регионе будет, помимо США, искать других партнеров в перевооружении армии.

Ставка на Россию?

Поднимался ли "военный вопрос" в ходе встречи в Москве в конце апреля 2016 года между президентами Узбекистана и России Исламом Каримовым и Владимиром Путиным, пресс-службы двух глав государств не сообщили, однако Лев Корольков исходит из того, что речь о восстановлении военно-технического сотрудничества, на этих переговорах велась.

В то же время, отмечает узбекский политолог Юрий Черногаев, во время визита в Самарканд госсекретарь США Джон Керри осенью 2015 года от темы военного сотрудничества США и Узбекистана уклонился. "Так что можно осторожно предполагать, что упор в модернизации армии сейчас будет сделан на Россию", - полагает Юрий Черногаев.

"Учитывая то, что на 9 мая власти в Ташкенте явно не способствовали проведению акции "Бессмертный полк", такой прогноз следует делать действительно очень осторожно. По крайней мере в 2015 году дивизион комплексов ЗРК HQ-9 был куплен у КНР, хотя это аналог российских С-300, только гораздо более низкого качества, и впервые вышел на экспорт", - добавляет Наталья Харитонова.

Смотрите также:

Контекст