Беженцы пойдут маршем на Ташкент? | Центральная Азия - события и оценки | DW | 24.05.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Беженцы пойдут маршем на Ташкент?

В лагере для узбекских беженцев на юге Киргизии побывал наш специальный корреспондент Михаил Бушуев

default

Представители ООН настаивают на том, чтобы киргизские власти дали разрешение на обустройство нового, более безопасного лагеря для беженцев

- "Я не скажу, что мы здесь живём в идеальных условиях, что у нас всё есть, но не это ведь главное. Главное то, что правительство, Каримов, его приближённые, должны ответить за то, что они сделали с народом, ответить за свои преступления. Именно это нас волнует сегодня больше всего",

- говорит беженец по имени Дододжон, который, по его собственным словам, в день митинга находился по делам в Андижане. Его фамилию он попросил не упоминать. Между тем, обстановкой во временном лагере беженцы в принципе довольны. На завтрак – лепёшки, чай и печенье, на обед – солдатский плов, который готовят охраняющие их пограничники. С утра люди чистят зубы, пользуясь водой из мутного ручья с примесью глины, там же умываются и стирают белье. Впрочем, несмотря на это представители Международного Комитета Красного Креста настроены довольно оптимистично. По их оценке, обстановка в лагере стабильная, и угрозы распространения инфекционных и других заболеваний сейчас нет. Только вот места в лагере маловато, говорят они, люди вынуждены спать по 50-60 человек в одной палатке. Правда, скоро в лагерь должны доставить ещё несколько временных укрытий. Представители Управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев настаивают на том, чтобы киргизские власти дали разрешение на устройство нового, более безопасного во всех отношениях лагеря подальше от границы. Однако киргизы не спешат, более того, по некоторым данным, под давлением со стороны официального Ташкента они могут согласиться на передачу беженцев узбекской стороне. Парадоксальным образом это совпадает с желанием самих обитателей временного лагеря:

- "Мы почему хотим вернуться? Нам уже неудобно перед своим народом, ведь погибло столько людей. И вот ради них, ради тех, кто погиб, кто потерял родных и близких, мы должны это сделать. Это наш протест против того, что сделал Каримов. Это уже не важно, как именно, но мы пойдём туда. Пусть нас там даже расстреляют, это уже не важно, мы всё равно пойдём".

- "Мы верим, что дойдём до Ташкента. Сейчас народ увидел, что натворил Каримов. Весь мир знает, что он наделал, что он приказал стрелять без предупреждения. И поэтому мы надеемся, что весь народ нас поддержит".

На предположение о том, что их сразу же после их вступления на узбекскую территорию схватят, 25-летний Билол говорит, что выбирать им особенно не из чего: либо смерть, либо жизнь и свобода. Для задуманного марша на Ташкент беженцам требуются белые флаги, а также помощь со стороны международных гуманитарных организаций и иностранных журналистов. По утрам мужчины собираются вокруг радиоприёмников и жадно вслушиваются в репортажи, передаваемые корреспондентами из их же лагеря. Дело в том, что они всерьез надеются, что эти сюжеты могут повлиять на их судьбу. Другое дело – киргизские пограничники. Они с подозрением смотрят на маленькие группки разговаривающих узбеков. По мнению военных, далеко не все беженцы столь невинны, какими хотят казаться перед многочисленными камерами и микрофонами. Пограничник по имени Эмиль, удостоверившись, что записывающее устройство отключено, посетовал: «Отобрать бы у них эти радиоприемники, а то слишком уж они много информации получают, как нам потом быть, если придется их отправлять восвояси?»