1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Башистский ГУЛАГ

"В туркменских лагерях, тюрьмах, полицейских участках царит самое настоящее беззаконие, безудержная коррупция, полное пренебрежение к человеческой жизни и достоинству. Фирменная карточка ниязовских лагерей - голод."

default

Пытки применяются во всех республиках Центральной Азии.

26 июня по инициативе ООН провозглашено Международным днем в поддержку жертв пыток. Эта дата установлена в 1997 году по рекомендации Экономического и социального Совета организации. Цель проводимых в этот день мероприятий - недопущение бесчеловечного обращения с людьми и обеспечение эффективного функционирования Конвенции против пыток, которая вступила в силу 26 июня 1987 года.

"Пытки применяются во всех центральноазиатских республиках"

Несмотря на это, проблема применения пыток, по мнению "Международной амнистии", остается актуальной для всех государств Центральной Азии. Говорит сотрудница лондонского бюро организации Майзи Вайхердинг:

"Мне известно, что пытки применяются во всех центральноазиатских республиках. Я могу выделить Узбекистан, где побывал спецдокладчик ООН в декабре прошлого года и пришел к выводу о систематическом применении пыток в этой стране. Мы очень этим озабочены".

Пытки в Туркменистане

Самый закрытый и репрессивный режим из всех стран центральноазиатского региона господствует в Туркменистане. Положение в этой республике вызывает особую озабоченность "Международной амнистии":

"Мы очень озабочены ситуацией с пытками в Туркменистане и тем фактом, что мы не имеем никакого доступа к тюрьмам в этой стране. Поэтому очень трудно узнать, что там происходит. Пока неизвестно, каким образом можно оказать нажим на Туркменистан, чтобы побудить власти отказаться от жестокого обращения с заключенными и пыток. В настоящий момент мы особенно обеспокоены судьбой политических заключенных, которые были арестованы после событий в ноябре минувшего года".

"Международная амнистия" продолжает отстаивать права заключенных

Тем не менее, по мнению Майзи Вайхердинг, борьба "Международной амнистии" против применения пыток и произвольных арестов – отнюдь не сизифов труд. Успехов пока не много, но они есть:

"Один из позитивных результатов тех действий, которые мы предпринимали - освобождение Фарида Тухбатуллина. К сожалению, мы по-прежнему весьма и весьма озабочены судьбой всех других политзаключенных и их семей".

Правосудие "по-туркменски"

Вот свидетельство туркменского журналиста Батыра Мухаммедова, который сам в недавнем прошлом был узником ниязовского правосудия:

"Я знаком с туркменским правосудием не понаслышке. С 1992 по 1999 год я возглавлял бюро одной из российских газет в Туркменистане. Мы старались не лезть в политику и вести себя как можно более лояльно к существующей власти. Тогда мы наивно думали, что лояльность спасет
нас от расправы. В начале 1999 года нашу организацию задушили. Просто блокировали счет в банке, а потом закрыли. Я по профессию юрист, и пришлось мне переквалифицироваться в адвокаты. Но тут ко мне обратились члены религиозной общины Свидетели Иеговы. Их гражданские права грубо нарушались властями. Конкретно КНБ, который создавал для них невыносимые условия. После того, как я выступил на суде в качестве защитник, а мне было заявлено, что это дело для меня так просто не кончится. И действительно, не прошло и двух недель как меня задержала милиция и доставила в участок. Там было объявлено, что у меня нашли щепотку героина и, что за это против меня будет возбуждено уголовное дело. Я был осужден на три года лагерей. 14 июня 2000 года я был арестован и после недолгого пребывания в пересыльной тюрьме Теджен был этапирован в лагерь Шагал на востоке страны. Со всей ответственностью заявляю, что в туркменских лагерях, тюрьмах, полицейских участках царит самое настоящее беззаконие, безудержная коррупция, полное пренебрежение к человеческой жизни и достоинству. Фирменная карточка ниязовских лагерей - голод. Заключенные лишены какого либо полноценного питания. Рацион лагеря - 300 граммов хлеба и 3 черпака пустой баланды. Полное отсутствие в рационе жиров, белков и витаминов. Рабский труд в так называемых промзонах, где не соблюдаются никакие трудовые нормы и правила. Карцер и ШИЗО за малейшую провинность и неприкрытое рукоприкладство со стороны надзирателей и надсмотрщиков мастеров".

О своих злоключениях Батыр Мухаммедов написал в книге "Башисткий ГУЛАГ: 27 недель" которая вышла в Москве.

Узбекистан – под международным давлением

Как уже упоминала Майзи Вайхердинг, многочисленные сообщения о применении пыток к инакомыслящим продолжают приходить из Узбекистана. Тем не менее, руководитель регионального отделения Международного общества прав человека Марат Захидов указывает на наличие позитивных изменений в этой сфере, хотя и призывает сохранять бдительность:

"Есть позитивные изменения. Члены нашей организации, находившиеся в заключении, например, Махмедов из Кашкадарьинской области, дают информацию о том, что пытки к ним не применялись. Хотя именно в этой области Узбекистана местные власти применяя пытки и избивая заключенных дошли до предела. В правоохранительных органах сложилась устойчивая тенденция использования противозаконных методов обращения с заключенными. Это уже неоднократно приводило к гибели людей".

Причину некоторых позитивных сдвигов в вопросе применения пыток Марат Захидов видит в международном давлении, которое оказывается на Узбекистан с целью демократизации внутриполитической жизни этой страны:

"Я этому придаю этому давлению огромное значение, поскольку в ряде случаев без вмешательства иностранных представительств, международных организаций, многие вопросы не были бы решены".

Контекст