1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

Балканская нефропатия

23.07.2007

Так называемая балканская эндемическая нефропатия – болезнь не только очень тяжёлая, практически неизлечимая, но ещё и загадочная. Если во всём прочем мире почечная недостаточность является в подавляющем большинстве случаев следствием диабета, то в сельской местности на Балканах, на территории Хорватии, Румынии, Боснии, Сербии и Болгарии, люди часто умирают от другой формы почечной недостаточности, причина которой до недавнего времени оставалась для медиков полной загадкой. Но местное население знало: если однажды утром ты проснулся с отёкшими ногами, значит, жить тебе осталось от силы год-полтора. Так было здесь испокон веков, хотя строго научно заболевание было впервые описано в Болгарии в 1956-м году. Конечно, сегодняшняя медицина благодаря аппаратуре для диализа может несколько отсрочить летальный исход, но ненадолго, потому что через несколько лет у пациентов развивается рак верхних мочевых путей. Сегодня повышенному риску заболеть этой самой балканской нефропатией подвержены около 100 тысяч человек. И вот теперь тайна, судя по всему, раскрыта. Успеха добился американский учёный Артур Гроллмен (Arthur P. Grollman), профессор фармакологии университета в Стоуни-Брук, штат Нью-Йорк. Найти разгадку ему помог случай, причём произошедший не на Балканах, а в совсем другом регионе Европы – в столице Бельгии. Артур Гроллмен рассказывает:

Первая ценная информация поступила к нам около 10-ти лет назад. Тогда у нескольких женщин в Брюсселе тоже внезапно развилась острая почечная недостаточность. Оказалось, что эти дамы принимали какие-то пилюли для снижения веса, которые им дали в местном институте красоты. Эти пилюли содержали экстракт одного китайского, якобы лекарственного, растения, который и вызвал у женщин заболевание, очень похожее по симптоматике на балканскую нефропатию. Между тем, это китайское растение принадлежит к весьма обширному роду, один из видов которого – кирказон ломоносовидный ( Aristolochia clematitis ) – встречается и в Европе, главным образом на юге континента, в том числе и на Балканах.

Профессор Гроллмен отправился в Хорватию, чтобы на месте ознакомиться с условиями жизни пациентов, страдающих балканской эндемической нефропатией. Учёный поясняет:

Здесь речь идёт не о каких-то состоятельных дамах, коротающих время в институтах красоты, а о крестьянах, живущих в очень простых, можно сказать, примитивных условиях. У них есть земельные наделы, на которых они выращивают пшеницу. Эту пшеницу они перемалывают на небольших кустарных мельницах, и хлеб домашней выпечки из этой муки – основной продукт их питания. Они не ходят в супермаркет, а едят то, что сами вырастили. Я видел в местных больницах много пациентов, страдающих балканской нефропатией, я расспрашивал их, и мне сразу стало ясно, что об использовании кирказона в качестве целебного средства здесь и речи быть не может. Но на местных полях я видел, что этот сорняк сплошь и рядом растёт среди колосьев пшеницы.

Брюссельские дамы принимали свои китайские пилюли для потери веса на протяжении целого года, прежде чем у них проявились симптомы почечной недостаточности, хотя эти пилюли содержали высококонцентрированный экстракт ядовитого растения. Балканские же крестьяне десятилетиями ели хлеб из муки, в которой попадалось от силы одно-два зёрнышка кирказона. Но яд накапливался в их организме и в какой-то момент давал о себе знать острой почечной недостаточностью. Подвергнув лабораторному анализу пробы тканей, взятые у больных, профессор Гроллмен выявил то вещество, которое, судя по всему, и является единственным виновником всех бед. Это аристолохиевая кислота. Учёный поясняет:

Она вступает в реакцию с ДНК, носителем наследственной информации, и в результате образуются комбинированные молекулы – так называемые аддукты ДНК. В процессе деления клетки старая молекула ДНК служит матрицей для формирования новых молекул, но поскольку к ней прицеплена молекула аристолохиевой кислоты, процесс нарушается, и новая ДНК оказывается дефектной. Эти дефекты накапливаются, что со временем приводит к дисфункция почки или к раку верхних мочевых путей. Нам удалось выявить одну специфическую мутацию гена «р53», связанную с аристолохиевой кислотой. Это своего рода генетический отпечаток пальца, позволяющий однозначно изобличить «преступника», поскольку такая мутация имеет место только у пациентов с данной формой рака.

Надо сказать, что кирказон ломоносовидный с античных времён широко применялся в народной медицине. Более того, если заглянуть в русский Интернет, то там и сегодня найдётся немало сайтов, где кирказон преподносится чуть ли не как панацея от множества болезней, однако ни слова не сказано о том, что он ядовит и обладает канцерогенным и мутагенным действием. Между тем, учёные об этом знают давно, поэтому в Германии, например, продажа и применение препаратов, содержащих кирказон, запрещены с 1981-го года. Но о том, что именно это растение вызывает и балканскую эндемическую нефропатию, медики узнали лишь благодаря исследованиям профессора Гроллмена. А теперь, – говорит учёный, – самое время позаботиться о том, чтобы ни одно зёрнышко кирказона больше не попало в хлеб балканских крестьян:

Когда мы год назад снова поехали туда, то обнаружили, что в жизни тех людей ровным счётом ничего не изменилось. Тогда я организовал в Загребе большую конференцию и встретился с ответственными чиновниками из системы общественного здравоохранения. Я надеюсь, что теперь, когда результаты моей работы опубликованы в серьёзном научном журнале, будут приняты, наконец, все необходимые меры. Правда, в ближайшие десять лет здесь ещё немало людей всё же заболеют раком или почечной недостаточностью, потому что в их организме накопилось уже слишком много этих растительных ядов, и они обязательно дадут о себе знать, это лишь вопрос времени.

А теперь – другая тема. Многие бездетные супружеские пары всё чаще обращаются в центры репродуктивной медицины в надежде на то, что им там помогут преодолеть бесплодие и обзавестись потомством с помощью методики так называемого экстракорпорального оплодотворения, то есть искусственного зачатия в пробирке. Между тем, чем женщина старше, тем ниже качество её яйцеклеток, тем больше в них хромосомных дефектов, а значит, тем меньше у неё шансов забеременеть и выносить здорового ребёнка. Всё это касается и экстракорпорального оплодотворения, поэтому во многих странах медики предлагают таким парам так называемую преимплантационную диагностику, известную также как генетическое тестирование эмбрионов. Эта диагностика даёт возможность выбрать для имплантации в матку самый здоровый эмбрион, что, как считается, повышает вероятность нормальной беременности и избавляет мать от перспективы вынашивать ребёнка, обречённого быть инвалидом.

Сьюрд Реппинг (Sjoerd Repping), эмбриолог Центра репродуктивной медицины при Амстердамском университете, поясняет, в чём конкретно состоит процедура преимплантационной диагностики:

На третий день развития, когда эмбрионы в пробирке достигают стадии в восемь клеток, производится биопсия, то есть у них изымается по одной клетке. Эти клетки поступают в лабораторию на генетический анализ. Обычно от каждой пары получают 8-10 эмбрионов, и т от эмбрион, у которого никаких аномалий не обнаружено, имплантируется в матку для вынашивания. Дефектные эмбрионы отбраковываются и уничтожаются.

В Германии, Австрии и Швейцарии эта методика запрещена, в большинстве других европейских стран, а также в США разрешена и используется очень широко, хотя медицинская целесообразность её до сих пор оставалась более чем спорной. И вот теперь на прошедшей в начале месяца в Лионе сессии Европейского общества репродуктивной медицины группа нидерландских учёных во главе с профессором Себастианом Мастенбруком (Sebastian Mastenbroek) выступила с докладом, который иначе как сенсационным не назовёшь. Медики представили результаты масштабного исследования, в ходе которого более 400-т женщин старше 35-ти лет, решивших обзавестись ребёнком, зачатым в пробирке, методом случайной выборки были разбиты на две группы, и в одной из них имплантация эмбрионов производилась после генетического тестирования, в другой – без него. Сьюрд Реппинг говорит:

Результат оказался таким: вместо того, чтобы повысить долю успешных беременностей и здоровых новорождённых, генетическое тестирование привело к уменьшению числа беременностей. Мы можем сказать со всей определённостью, что преимплантационная диагностика уменьшает вероятность беременности на 30 процентов.

Иными словами, эта методика не оправдывает возлагаемых на неё надежд. Причины столь неожиданного результата ещё только предстоит выяснить, но кое-какие предположения Сьюрд Реппинг готов высказать уже сейчас:

При тестировании анализируются не все 24 хромосомы, а только 8. Возможно, что причина в этом. Другая причина может быть связана с изъятием одной клетки. Правда, считается, что эта манипуляция абсолютно безвредна для будущего ребёнка, поскольку на этой стадии развития эмбриона все клетки тотипотентны, так что каждая может развиться в полноценный организм. Однако не исключено, что биопсия всё же повреждает эмбрион. Наконец, есть и третья причина: исследованию подвергается только одна клетка, а ведь эмбрион к этому моменту уже состоит из восьми. Так что эта одна клетка может не иметь дефекта, а другая – иметь, или наоборот.

Между тем, за последние годы в мире было произведено несколько тысяч преимплантационных тестов эмбрионов, ряд фирм и клиник заработали на них миллионы. Сьюрд Реппинг говорит:

Поскольку наши результаты оказались настолько неожиданными, я рекомендую фирмам, предлагающим эту диагностику и уверенным в её целесообразности, провести собственные строго контролируемые научные исследования по методу случайной выборки. Я не исключаю, что в каких-то ситуациях такое тестирование необходимо. Но пока это не доказано, этот вид диагностики не должен практиковаться столь широко.

И в заключение передачи – о нутригеномике, то есть разделе молекулярной медицины, изучающем взаимосвязь между генетическими особенностями человека и процессами усвоения им различных продуктов питания.

Ваша ДНК знает Вас лучше, чем Вы сами. Исходя из Вашего уникального генетического профиля, мы сможет дать Вам строго научные и сугубо индивидуальные рекомендации по вопросам питания.

Так звучит в Интернете реклама американской фирмы «Sciona». Цена теста, включая почтовые расходы – 369 долларов. С одной стороны, это немало, с другой, речь идёт об одноразовой инвестиции, ведь генетический профиль в течение жизни не меняется. Фирма анализирует гены, кодирующие те белки, что так или иначе связаны с усвоением пищи. Каждому из них присущ полиморфизм, то есть они встречаются в нескольких вариантах, и от этих мутаций зависит реакция человеческого организма на те или иные продукты, – говорит профессор Ханс-Георг Йоост (Hans-Georg Joost), директор Немецкого института проблем питания в Потсдаме-Ребрюкке:

С вариантами гена «Apo A1» дело обстоит так: один из них приводит к тому, что продукты, содержащие много ненасыщенных жирных кислот, повышают содержание в крови липопротеидов высокой плотности, то есть «хорошего холестерина», а это снижает риск инфаркта миокарда. При другом варианте того же гена этот эффект не наблюдается или даже имеет место противоположный эффект. То есть генотипизация в принципе позволяет прогнозировать реакцию организма на те или иные продукты питания и на этой основе давать определённые рекомендации.

То есть кому-то надо есть больше орехов и жирной рыбы, кому-то нет. Но...

Проблема состоит в том, что наблюдаемый эффект очень незначителен.

Каждый отдельный вариант гена крайне слабо влияет на взаимосвязь между питанием и здоровьем, – говорит профессор Йоост:

Поэтому и рекомендации, даваемые на основе такой генотипизации, носят самый общий характер – бросьте курить, ешьте больше овощей, активнее двигайтесь и так далее. Чтобы давать подобные рекомендации, никакая генотипизация не нужна.

Поэтому профессор Йоост считает услуги, предлагаемые фирмой «Sciona», преждевременными. Понятно, что глава фирмы – доктор Розалинн Гилл-Гаррисон (Rosalynn Gill-Garrison) – придерживается иного мнения:

Я полагаю, что настала пора действовать. Мы знаем уже достаточно, чтобы дать людям полезную информацию, касающуюся их здоровья. Нужно делиться сведениями, которые уже есть, а не ждать, пока будут найдены ответы на все без исключения вопросы.

Влияние на здоровье всех анализируемых фирмой «Sciona» генов научно доказано. Скажем, ген-тригер фермента метилентетрагидрофолатредуктазы играет ключевую роль в метаболизме фолиевой кислоты – того витамина, который помогает поддерживать низкий уровень гомоцистеина в крови. Повышенный уровень гомоцистеина – известный фактор риска, способствующий развитию сердечно-сосудистых заболеваний. Но это не значит, что проблема решается потреблением большого количества шпината и печени, богатых фолиевой кислотой, – говорит профессор Андреас Пфайффер (Andreas Pfeiffer) из берлинской университетской клиники «Шарите»:

Сейчас были проведены масштабные исследования, в ходе которых людям, страдающим атеросклерозом, давали фолиевую кислоту. С помощью этой кислоты вполне можно понизить уровень гомоцистеина в крови, что вроде бы должно противодействовать развитию атеросклероза. Но оказалось, что вероятность инфаркта в обеих группах абсолютно одинакова – что с фолиевой кислотой, что без неё. А ведь это один из тех генов, на которые мы возлагали самые большие надежды.

Очевидно, биохимические взаимосвязи и механизмы обмена веществ столь сложны, что целенаправленно повлиять на них, обладая сегодняшними, довольно скудными данными об отдельных генах, совершенно нереально. Не говоря уже о сугубо практических трудностях, наличие которых признаёт и глава фирмы «Sciona»:

Я сама мать троих детей, и я даже представить себе не могу, каждому готовить что-то своё...