1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура сегодня

Балдинская коллекция (часть третья) / Если ты и так сидишь в яме, не рой её ещё глубже

01.04.2003

Темы:

И снова о ней: Балдинская коллекция. Часть третья, торжественная

«Если ты и так сидишь в яме, не рой её ещё глубже» - Дональд Рамсфельд и другие американские драматурги

Динамика развития скандал с так называемой «балдинской коллекцией», на мой музыкальный взгляд, напоминает структуру классической симфонии. После тихого начала, в котором однако прозвучали все основные темы произведения – историческая, моральная и сиюминутно-политическая, - последовала бурная вторая часть, так сказать «con brio». К третьей части, темпы снова несколько замедлились, зато тем более весомым стало высказывание. Моя музыкальная теория нравится мне и тем, что завершиться вся эта история должна «finale apotheoso».
Но обратимся к реальности.

О-тон директор Щусевского музея

В правоте этим словам Давида Саркисяна, директора Московского музея имени Щусева, что и говорить, не откажешь: действительно, история с коллекцией Балдина получила уже столь широкую огласку, что добавить уже нечего.
В далёком 45-ом году в замке Карнцов на территории оккупированной советской армией Пруссии были найдены тяжёлые пыльные папки со старыми рисунками, как их поделили между собой офицеры и солдаты, а молодой капитан Виктор Балдин сумел сосредоточить в своих руках наиболее ценные части коллекции и, уже много лет спустя, изъявил желание вернуть их владельцам – Бременскому художественному музею, умер, не дождавшись исполнения своего желания. Потом решение о передачи коллекции Балдина было принято на уровне министров культуры, и в прошлую субботу, 29 марта, рисунки уже были бы выставлены в родном бременском музее, если бы не скандал, устроенный Думой и председателем ея комитета по культуре и туризму Николаем Губенко, обвинявших российский минкульт чуть ли не в злонамеренном разбазаривании национальной собственности.

За прошедшие с тех пор две недели страсти вроде как улеглись, и музей Щусева, в котором Балдинская коллекция хранилась на протяжении нескольких десятилетий, получил совершенно справедливую возможность «прощальной выставки».

Но что же теперь? Как будет дальше решаться судьба коллекции, укоренённая скорее в политической и эмоциональной, нежели в юридической сфере? В течение последних дней в Москве шли усиленные совещания на эту тему. Профессор Вольфганг Айхведе (Wolfgang Eichwede), глава кафедры восточноевропейских исследований Бременского университета и одна из ключевых фигур воссоздания Бременской коллекции, в течение последних дней находился в Москве, где вёл усиленные переговоры с различными инстанциями. Насколько они были успешны? – этот и другие вопросы я задала Вольфгангу Айхведе сегодня утром, поймав его за несколько минут до вылета в Германию:

Интервью с Вольфгангом Айхведе

В качестве сторонника стратегии «позитивного мышления», я склонна в любой даже самой отрицательной истории искать положительный элемент. В истории с балдинской коллекцией этот «элемент» очевиден: пять лет спустя после своей смерти Виктор Балдин, в течение многих лет директорствовавший в музее архитектуры имени Щусева, сумел оказать своему музею неоценимую услугу, катапультировав его в центр общественного внимания – а то в начале даже российские СМИ называли его «щукинским музеем».

«Если ты и так сидишь в яме, не рой её ещё глубже» - Дональд Рамсфельд и другие американские драматурги

«Я – старый европеец»: маяки с такими надписями можно приобрести сегодня в модных магазинах города Кёльна. Если бы Дональд Рамсфельд вовремя запатентовал своё уже ставшее легендарным высказывание, то сегодня он, скорее всего, даже мог бы получать проценты за его коммерческое использование. Впрочем, как сообщило информационное агентство Franse Presse, в закромах Рамсфельда может было ещё немало перлов – вот уже на протяжении многих лет министр обороны США коллекционирует афоризмы и прочие мудрости. К числу его любимых относятся, в частности, такие: «Сомневаешься – не делай» и «Сидишь в яме – не рой её глубже». По крайней мере, такова информация Franse Presse.

Писатель, эссеист и драматург Штефан Копецкий несколько недель назад стал новым художественным руководителем проходящего раз в два года в Бонне фестиваля современной драматургии. В настоящий момент Штефан находится в Нью-Йорке – поскольку именно Нью-Йорк, прошлое и настоящее «большого яблока», должны стать центральной темой предстоящего фестиваля. Как чувствует себя «старый европеец» в Нью-Йорке?

- Прекрасно. Где бы я ни появлялся, я всюду встречаю удивительно дружный и единый фронт противников войны в Ираке и столь же дружную симпатию по отношению к европейцам. Я, конечно, говорю об интеллектуальных кругах «big apple». Они очень рады любой возможности поддерживать контакты со «старой Европой», в данном случае – в моём лице...

Именно театральный мир Нью-Йорка особенно активно выступал против войны в Ираке ещё до её начала. Состоялся даже театральный марафон – когда в одно воскресенье в театрах Бродвея исполнялись антивоенные пьесы и тексты. Удалось ли вам найти новые пьесы, связанные с проблематикой войны и терроризма, которые вы могли бы использовать в программе вашего фестиваля?

- Нет, для этого было слишком мало времени. Сейчас молодые драматурги занимаются темой Афганистана.

Но афганская операция имела совершенно иную специфику, нежели то, что происходит сейчас в Ираке?

- Театральный и художественный мир рассматривают военную деятельность США как единый процесс, не делая особого различия между афганской и иракской войной. Они выступают против войны в целом, и главное – против политики, в конце концов приведшей к этой войне. Они справедливо указывают на то, что в сегодняшней администрации работают люди, уже много лет находящиеся у кормила власти, люди, которые были в правительстве при «прошлом Буше». Для общественности очевидно, что администрация Бушей всегда выступала за войну...

- Многие сравнивают сегодняшнюю ситуацию с ситуацией во время войны во Вьетнаме. Почти у всех деятелей искусства старшего поколения есть опыт борьбы за мир со времён их молодости. Если говорить конкретно о театральном мире, то в Нью-Йорке существует так называемый «antio war theatre projekt» - каждый вечер в одном из театров читаются антивоенные тексты, написанные во время первой и второй мировых войн, во время войны во Вьетнаме и подвергшиеся, так сказать, ресайклингу. Сходства есть и в том, как ведёт себя полиция и другие органы. И многие опасаются, что вскоре можно ожидать и серьёзных репрессий.

Как вам кажется, не рискует ли при этом интеллигенция, так сказать, оказаться в оппозиции к «американскому народу», демонстрирующему дружный патриотизм – по крайней мере, если верить американским СМИ?

- Вы знаете, быть может, это прозвучит странно, но очень трудно составить себе реальное представление о том, что на самом деле происходит. Причём с этой сложностью приходится сталкиваться не только «старым европейцам», но и американцам. Люди, с которыми мне приходилось говорить, представители интеллектуальной элиты Нью-Йорка, не чувствуют себя информированными, несмотря на весь поток визуальной, акустической и текстовой информации. Более того: большая часть моих знакомых в принципе не доверяет информации СМИ – эта ситуация сравнима с тем, что имело место в Восточной Европе во времена холодной войны.

- Когда люди видят, что везде, на каждом здании, на каждом магазине, реют американские флаги, что какую программу ни включишь, какую газету ни откроешь – везде одно и то же, то реакция отторжения является просто нормальной человеческой реакцией. Именно поэтому фронт противников войны такой единый и такой мощный.

Штефан Копецки, новый художественный руководитель фестиваля современной драматургии в Бонне по телефону из Нью-Йорка.