1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Балдинская коллекция: в Германии надеются на возвращение

При жизни Балдин неизменно настаивал на возвращении рисунков законным владельцам – писал Брежневу, обращался в посольство, первым опубликовал статью в газете "Правда"...

default

Прецедент существует...

Несколько слов к, возможно, уже поднадоевшей истории вопроса

В богатом ганзейском городе Бремене меценатство и покровительство издавна было традицией старых богатых семей, быт и нравы которых столь блестяще описал в своих "Будденброках" Томас Манн. Примерно в середине 19-го века – на исходе эпохи Просвещения – в городе был образован "Kunstverein" - объединение коллекционеров, передавших свои собрания на хранение городскому музею, чтобы они были доступны общественности. Собирали бременские меценаты и северогерманскую средневековую живопись, и современное искусство, но одним из основных акцентов бременской коллекции были рисунки и гравюры различных эпох - от Дюрера до Тулуз-Лотрека.

К началу Второй мировой войны в Бремене усилиями частных коллекционеров была собрана одна из ценнейших и крупнейших в Европе коллекций графики. В 1943 году, когда Бремен начала бомбить авиация союзников, драгоценная коллекция стала одним из первых кандидатов на эвакуацию – она была вывезена в казавшуюся тогда безопасной Пруссию, в замок Карнцов. Всего - более двух тысяч листов графики и несколько десятков картин.

Прошло два года. Пруссия оказалась в зоне советской оккупации. Прочёсывавшая местность бригада сапёров разместилась в замке Карнцов. Первыми тяжёлые папки в подвале замка нашил солдаты. Некоторые из гравюр (предпочтение отдавалось изображением обнажённых женских тел) тут же были разобраны солдатами-красноармейцами. Остальное разделили между собой офицеры. Таким образом значительная часть коллекции разошлась по рукам людей, большинство из которых не понимало истинной ценности того, что оказалось в их владении.

Капитан Виктор Балдин был редким исключением: архитектор по образованию, он постарался сосредоточить в своих руках наибольшее число рисунков, выменивая их у солдат и других офицеров. Таким образом, являясь с формально юридической точки зрения "мародёром", Балдин, в сущности, был спасителем значительной части бесценной бременской коллекции. Кстати, не единственным.

Malerei Albrecht Dürer zurück in Bremen

Прецедент существует

В 2000 году при личном участии канцлера ФРГ Герхарда Шрёдера и российского президента Владимира Путина состоялась передача Бремену 101 рисунка, вывезенного в Россию другим, пожелавшим остаться неизвестным, а на сегодняшний день уже скончавшимся однополчанином Балдина.

При жизни Балдин настаивал на возвращении рисунков законным владельцам

Что касается Виктора Балдина, то он руководил музеем архитектуры имени Щусева, в который и передал на хранение свою коллекцию. Некоторое время Балдин заведовал реставрационными работами в Загорске. И именно Балдин стал инициатором дискуссии о "трофейном искусстве" в России. При жизни Балдин неизменно настаивал на возвращении рисунков законным владельцам – писал Брежневу, обращался в посольство, первым опубликовал статью в газете "Правда" о существовании секретных музейных фондов "трофейного искусства".

Kulturstaatsministerin Christina Weiss und der russische Kulturminister Michail Schwydkol

Christina Weiss, Michail Schwydkol


После его смерти в 1997 году инициатива перешла в руки официальных структур, однако лишь в начале этого года договорённость о безвозмездной передаче "балдинской коллекции" Германии была достигнута между министром культуры России Михаилом Швыдким и государственным министром ФРГ, уполномоченной по вопросам культуры и СМИ Кристиной Вайс, о чём 8 февраля 2003 года и было сообщено журналистам на пресс-конференции в Берлине. При этом неоднократно подчёркивалось, что возвращение коллекции Балдина не подпадает под действие российского Закона о реституции, так как в данном случае речь идёт не о культурных ценностях, принадлежавших одному государству и вывезенных другим в целях компенсации понесённых потерь. Речь идёт о частном имуществе. Бременский музей - объединение частных коллекционеров, чьё собрание было вывезено частным лицом в частном порядке.

В дело включились президент и прокуратура

Месяц спустя, 7 марта, Николай Губенко (депутат Госдумы и председатель её комитета по культуре и туризму) подал депутатский запрос с целью предотвратить передачу коллекции. Дума поддержала апелляцию Губенко абсолютным большинством голосов.

Губенко упрекал министерство культуры России в попытках обойти парламент и общественность, "тайно" отдав коллекцию Балдина Германии, и заявлял о необходимости "равноценного обмена". В дело включились президент и прокуратура.

Владимир Путин рекомендовал министру культуры попытаться найти общий язык с парламентом. Но на встрече Губенко и Швыдкого в понедельник стороны, согласно заявлению пресс-службы министерства культуры, "к обоюдному согласию не пришли".

Заключение прокуратуры

Во вторник стало известно заключение прокуратуры. К сожалению, нам не удалось получить полный текст данного документа, но вот две цитаты из сообщения информационного агентства:

- Проверка Генпрокуратуры установила, что Россия приобрела право собственности на указанные произведения искусства в силу приобретательской давности на основании статьи 225 Гражданского кодекса России.

- При вывозе культурных ценностей Бременским кунстхалле или Художественным обществом Бремена необходимо документальное подтверждение их права собственности на вывозимые предметы. Однако таких документов в министерство культуры предоставлено не было. Предоставленные данные о наличии штампов Бременского кунстхалле на произведениях искусства, а также ксерокопия инвентарной книги Бременского кунстхалле могут лишь свидетельствовать о том, что культурные ценности хранились либо экспонировались там.

Принадлежат рисунки России или "законным владельцам", которые должны себя легитимировать?

Во втором случае мы имеем дело с нестыковкой принятого процедурного порядка: в Германии музейные инвентарные книги – вполне достаточное доказательство права собственности, в России - нет. Возможно, что прокуратура России затребует старые дарственные и другие документы, на розыск которых, даже если они уцелели во время Второй мировой и войны и в послевоенные годы, потребуется время.

Если же речь идёт об опровержении права собственности немецкой стороны как такового, то за этим последует череда сложных юридических разбирательств.

Официальные органы Германии и СМИ, в которых история получает всё более широкую и негативную огласку, по-прежнему надеются, что возращение коллекции состоится, несмотря на скандал, как и было запланировано, 29 марта в Бремене – городе, почётным гражданином которого является Виктор Балдин.

Анастасия Рахманова, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Мнение эксперта

- Что случится, если выход из ситуации так и не будет найден? Какой результат будет иметь "замораживание" передачи рисунков на неопределённый срок?

На эти вопросы в интервью "Немецкой волне" отвечает историк Григорий Козлов (Аудиофайл радиожурнала).

Контекст