1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Бабушка, дочь и внучка беседуют о женской доле

09.03.2006

Ну, что за безобразие? На календаре - весна, а на дворе - снег. И это - в Германии. Ну, ладно, сейчас вот за окном уже дождь идёт, а не снег, но в прошлые выходные он парализовал половину страны. Вот об этом мы и расскажем. Но сначала, можно я поздравлю всех наших слушателей и, особенно, слушательниц с тем, что 8-ое марта, наконец, позади? Это, как Вы сами понимаете, зависть во мне говорит. У вас 8-ое марта - всенародный праздник, а у нас вчера был обычный рабочий день, и никаких застолий, междусобойчиков и прочих увеселений. Скучно, дамы и господа! Ну, вот, не прижился в Германии международный женский день и всё тут, разве что профессиональные феминистки о нём вспоминают. Но и без него жизнь женщин в Германии за последние десятилетия радикально изменилась. Вот и давайте посмотрим, как это выглядит на примере трёх поколений:

Бабушка, дочь и внучка беседуют о женской доле

За столом сидят Марта - ей 71 год, её дочь Ариана - ей 46, и внучка Лена - ей 16. Женский семейный совет обсуждает важное событие: Ариана только что развелась с мужем, причём по собственной инициативе. Марта в лёгком шоке от такого решения своей дочери:

«Надо же при этом и о детях подумать. А стоит ли вообще разводиться? Ну, будет другой мужчина, у него будут другие недостатки. Я считаю, что если возникли проблемы, то надо с ними разобраться, а не убегать от них. От себя всё равно не убежишь».

И вообще, в её-то время и понятия такого не было - мать-одиночка. Ариана с матерью не согласна:

«Дело вовсе не в том, что я хотела убежать от кризиса. Это же только последний шаг. Если дело дошло до развода, значит, кризис уже годами назревал, правильно? Сколько ж можно тянуть? Надо было, наконец, решать проблему. И никакое это не бегство».

Ну, а внучка Лена в свои 16 лет уже преисполнена житейской мудрости. У большинства её подружек и знакомых родители в разводе. И вообще, что значит, о детях подумать? Она же не ребёнок. А вот как люди раньше могли жить по библейской формуле «пока смерть вас не разлучит», Лена себе представляет с трудом:

«Я так думаю, что тогда совместная жизнь, супружество имело мало отношения к любви».

Бабушка Марта признаёт, что во времена её молодости главный смысл брака действительно состоял в воспитании детей. Муж зарабатывал, жена вела домашнее хозяйство. Конечно, в конце 60-ых, начале 70 годов в Германии уже пышным цветом цвели эмансипация и даже «свободный секс», но для неё жизнь сводилась к традиционным «Киндер, кюхе, кирхе», то есть, «детям, кухне и церкви». И она об этом не жалеет. Сама Марта пошла работать, только когда Ариане исполнилось 11 лет:

«В 1971-ом году я снова пошла работать. Но для этого надо было получить карточку налогоплательщика - без неё на работу не берут. И вот в налоговом ведомстве меня спрашивают: а ваш муж согласен с тем, что вы собираетесь работать? Я сначала даже не поняла, чего от меня хотят. Оказывается я, взрослая женщина, ещё должна была получить разрешение от мужа на работу».

Для Арианы и, уж тем более, для Лены всё это звучит, как кошмарный сон. По книгам и фильмам они представляли себе те времена совсем иначе. Впрочем, и сама Марта тогда решилась на свою маленькую, домашнюю революцию:

«Всё решали тогда мужчины. Я была, скажем так, чем-то вроде министра иностранных дел. А муж - президентом. И тогда я сказала: я хочу быть ещё и министром финансов. У нас в семье было заведено, что муж каждый месяц выдавал мне определённую сумму на ведение хозяйства. Если мне нужно было купить, скажем, чулки или что-то из косметики, надо было просить мужа. Я вообще представления не имела, сколько у нас денег на счету, я даже не знала, какая у мужа зарплата».

Домашний бунт закончился тем, что у Марты появился собственный счёт в банке, на который муж каждый месяц переводил определённую сумму. Ну а потом она и сама пошла работать. И каждый месяц умудрялась что-то откладывать на образование для дочери. За это Ариана ей особенно благодарна:

«Ну, когда я сравниваю, как ты, мама, профессию осваивала и как я получила образование, мне просто обидно за тебя делается. С твоей-то светлой головой обязательно надо было учиться. Мне проще было. Для меня вообще никаких сомнений не было, что я должна закончить гимназию, а потом идти в университет. Этого и отец хотел. Кстати, Лена, ты не думай, что твой дедушка был какой-то жуткий тиран. Просто у него ещё было такое старорежимное воспитание. Мужчины тогда тоже другие были».

Но и сама Ариана после рождения Лены долго сидела с ней дома. Ни ей, ни её, теперь уже бывшему, мужу даже в голову не приходило, что заняться воспитанием дочери мог бы и он. Да и по деньгам не получалось. Несмотря на высшее образование, Ариана зарабатывала намного меньше, чем муж. Сейчас положение другое. По закону, после рождения ребёнка один из родителей может взять отпуск по воспитанию с сохранением части зарплаты. Но и сейчас такой отпуск в подавляющем большинстве случаев берут матери, а не отцы. Для Лены тема воспитания детей пока не очень актуальна. Однако она, как и большинство подростков, по всем вопросам жизни и любви имеет собственное мнение:

«Я бы в таком случае попробовала договориться, чтобы по очереди с ребёнком сидеть. Или отдать его в детсад. Но заставлять отца моего ребёнка бросать работу я не буду. Взрослые люди всегда могут без скандала договориться».

Ариана очень гордится своей мамой Мартой, которая пережила и годы войны и послевоенную разруху, и сохранила ровное и доброе отношение к людям. А внучка Лена любит и бабушку Марту и маму Ариану. Вот только жить так, как они, она не собирается. Всё-таки времена изменились.

Можно старый анекдот: кружатся две снежинки на небе. Одна говорит: «давай, полетим на Северный полюс. Будет нам вечная жизнь». Другая отвечает: «нет, это скучно, давай лучше, упадём в Германии и устроим хаос». И точно: хаос в эту зиму в Германии выдался отменный: бесконечные пробки на дорогах, обрушившиеся линии электропередач, отмены рейсов в аэропортах. Правда, и снега в этом году выпало рекордное количество. Вот и давайте на примере прошлых выходных посмотрим, что творилось в Германии всю эту зиму:

Что русскому здорово, то немцу смерть

На юге Германии был объявлен всеобщий аврал: все на уборку снега. Только за сутки в столице Баварии Мюнхене выпало 50 сантиметров снега, в предальпийских регионах - до метра. Люди часами расчищали подходы к своим домам, раскапывали свои машины. Пожарники убирали не устоявшие под тяжестью снега деревья, солдаты бундесвера помогали убирать пласты снега с крыш. Поспевали они не везде. В Мюнхене обвалилась крыша крытого теннисного корта. К счастью, случилось это ночью и никто не пострадал. В Баварии более 10.000 человек на несколько часов остались без электричества. А виноваты во всём этом хаосе были два циклона подряд: «Сандра» и «Юна». Вся зима выдалась снежной, но сейчас-то на дворе март, так что никто такого не ожидал. В Мюнхене только во вторник удалось полностью восстановить движение трамваев. Улицы стали вдвое уже из-за сугробов. А тут ещё, услышав по радио и телевидению про рекордные снегопады, десятки тысяч людей из Северной Германии и Голландии двинулись в сторону Альп - покататься на лыжах. Вместо этого он часами торчали в многокилометровых пробках на автобанах, сквозь которые не могли пробиться и снегоуборочные машины. Полиция и сотрудники автомобильных клубов снабжали застрявших автомобилистов горячим чаем, кофе, одеялами, и бесплатно раздавали маленькие канистры с горючим, чтобы люди не замёрзли. Всё равно, многие были близки к отчаянию:

«Я такого ещё никогда не видел. Хорошо бы найти гостиницу или пансион, чтобы дети отдохнули. Но для этого надо ещё из пробки выбраться. Мы поехали в горы, потому что думали, все дороги уже очистили. Километров 50 назад было какое-то предупреждение, но мы поехали дальше, потому что по радио ничего не передавали. Вот и покатались на лыжах».

Тем, кто стоял в пробках, ещё повезло. Только в городе Штутгарте за выходные произошло 634 аварии. 104 человека получили ранения, 4 человека погибли. В пятницу пришлось практически закрыть самый крупный аэропорт Германии во Франкфурте-на-Майне. Были отменены почти все внутренние рейсы. В аэропорту скопилось до 20.000 пассажиров. Кто-то вообще отложил поездку, другие ночевали за счёт авиакомпаний в гостиницах, многие решили добираться поездом. Но и железнодорожное движение выбилось из расписания. Например, пассажирам поезда, шедшего в Милан, пришлось всю ночь провести в вагонах у перрона маленького городка на юге Германии. Профессиональные и добровольные пожарники работали круглосуточно. Официальный представитель пожарной команды Мюнхена подводит итог выходных:

«Мощные снегопады в последние дни задали нам работы. Начиная с субботнего утра у нас было более тысячи выездов. Сейчас стало поспокойнее. Мы убираем упавшие деревья в предместьях города».

Но почему снегопады и морозы, не нарушающие нормальной жизни в других странах, приводят к такому хаосу именно в Германии? Газета «Зюддойче цайтунг» пытается объяснить это так: «Все поставки товаров и поездки людей организованы так, чтобы можно было в кратчайшие сроки передвигаться на ближние и дальние расстояния. Ведь время - деньги. Такси должно минута в минуту подъехать в станции метро, метро - доставить пассажира к поезду, поезд - в аэропорт. Малейшие заминки или задержки в аэропортах нарушают весь график полётов. А последствия этого ощущаются даже на другом конце света». В таком заорганизованном мире, где всё просчитано до минуты, достаточно и двух снежинок, чтобы устроить хаос. А рекордные снегопады этой зимой и вовсе поставили страну на грань катастрофы. Но, может быть, никакой катастрофы и не было, просто избалованные мягкой погодой последних лет немцы разучились импровизировать? Ведь и к рекордной зиме можно относиться стоически, как, например, вот эта домохозяйка из Мюнхена:

«Интересные выдались выходные. Сначала мы всей семьёй перелопатили тонны снега, а потом подъели все запасы в холодильнике, потому что не могли доехать на машине до магазина. Вот и здорово, и спортом занялись и деньги сэкономили».

Сейчас по всей Германии снег, вроде бы, прекратился. Зато идут дожди. Значит, жди сообщений о наводнениях.

Сегодняшнюю передачу мне помогли подготовить Катрин Эрдманн и Петер Шеффер.