1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

А стоит ли из-за Ирака наносить удар по ООН?

25.02.03

«Для этой организации настал момент определить для себя, будет или нет она иметь влияние в мире, который столкнулся с вызовами 21 столетия. Мы надеемся, что она успешно выдержит это испытание». Вот так, в представлении Президента США Джорджа Буша выглядит роль Организации объединённых наций в будущем.

Как Вы уже поняли по этой первой цитате, мы сегодня продолжаем хронику войны. Войны, которая ещё не начавшись, уже внесла в мир столько ожесточенных споров и сумятицы. Раскол в Германии, раскол в Евросоюзе, раскол в НАТО. И вот теперь на очереди ООН. США, Великобритания и Испания внесли в Совет безопасности проект новой резолюции по Ираку. Текст сформулирован достаточно обтекаемо, прямого ультиматума в нём не содержится. Однако он предлагает членам Совета безопасности констатировать, что багдадский режим повинен в серьёзных нарушениях резолюции Совбеза номер 1441. Но та же резолюция 1441, которую, кстати единогласно поддержали все страны-члены Совета Безопасности угрожает Ираку самыми тяжкими последствиями в случае подобных нарушений. В переводе с дипломатического на общедоступный язык это, в конечном итоге, означает: США, Великобритания и их союзники получают от Совета Безопасности ООН «добро» на применение силы.

Практически одновременно Франция, Германия и Россия внесли в Совет Безопасности свой новый меморандум. Канцлер Германии Герхард Шрёдер, выступая вместе с Президентом Франции Жаком Шираком в ходе встречи в Берлине охарактеризовал этот документ так:

«Мы оба убеждены, что разоружения Ирака можно добиться мирным путём. Это определяет нашу совместную политику, и мы сделаем всё, чтобы Ирак в полном объёме выполнил требования инспекторов ООН. Может быть, добрая старая Европа тем и отличается, что в коллективном сознании населения навсегда отпечаталось, что такое война».

Президент Франции Жак Ширак развивает эту мысль:

«Ирак представляет собой опасность для всего региона, может быть, для всего мира. Поэтому его надо лишить оружия массового уничтожения. Но сделать это надо мирным путём. С моральной, с человеческой, с экономической и с политической точки зрения война - самое худшее решение. Война - это всегда поражение. Поэтому надо сделать всё, чтобы избежать наихудшего из всех возможных решений».

Если и эти тексты перевести с дипломатического языка, то получается, что Франция, Германия и Россия в очередной раз предлагают продлить миссию инспекторов ООН как минимум на 3 месяца. Этот предложение уже поддержал Китай, тоже обладающий правом вето в Совете безопасности. Реакция Вашингтона последовала немедленно. Представитель США в ООН Джон Нигропонте подчеркнул:

«Но 11 лет, 10 месяцев и 23 дня - неужели этого времени было недостаточно для Саддама Хусейна?»

Многие наблюдатели полагают, что решающим вопросом станет согласие Ирака на уничтожение ракет «Аль-Самуд-2». Напомним, что глава контрольной миссии ООН Ханс Бликс в ультимативной форме потребовал ликвидации этих ракет, поскольку дальность их полёта на 30 километров превышает установленные ООН пределы. Срок ультиматума истекает 1 марта. Однако иракский диктатор в интервью американской телекомпании Си-Би-Эс уже заявил, что не намерен уничтожать эти ракеты. Вместо этого он вызвал Джорджа Буша не теледуэль.

Итак, расписание событий на ближайшие дни вырисовывается. 7 марта состоится голосование по американо-британской резолюции в Совете Безопасности. До этого лидеры обеих противоборствующих лагерей будут пытаться всеми правдами и неправдами перетянуть на свою сторону колеблющихся. Примером может послужить Турция. США добиваются разрешения на переброску в страну своих солдат, чтобы нанести удар по Ираку с севера. В результате многодневных переговоров Анкара уже выторговала 5 миллиардов прямого возмещения убытков, и 10 миллиардов льготных кредитов. Но торг ещё продолжается.

Знаете, порой складывается впечатление, что за всеми спорами и борьбой за передел влияния сильные мира сего напрочь забыли о самих иракцах. Поэтому я попросил моего коллегу Сергея Вильгельма поговорить с семьёй иммигрантов из Ирака, которая живёт в Кёльне. Вот его сообщение:

42-летний иракский курд Мохаммед уже восемь лет живёт вместе с женой и тремя детьми в Кёльне. В Германии он получил статус политического беженца. Собеседник просил не называть его фамилии, чтобы не навредить родственникам, которые остались в Ираке. На родине Мохаммед работал инженером в сельском хозяйстве, но был вынужден бежать за границу от спецслужб, преследовавших его за политические взгляды. В Германии Мохаммед больше не занимается политикой - счастлив уже тем, что живёт вместе с семьёй в безопасности. Но оставаться в стороне в минуты, когда весь мир напряжённо следит за тем, как развиваются события вокруг Ирака, он, разумеется, не может. Вот что говорит Мохаммед:

Мы постоянно звоним одной нашей знакомой семье в Ирак, и я честно скажу: войны они не боятся, потому что уже имеют такой опыт. Зато они боятся Саддама Хусейна, того, как он отреагирует, когда начнётся война. Они боятся, что он применит в ответ отравляющие вещества против своего же населения, вот это нас по-настоящему тревожит.

Жена Мохаммеда Мадья - категорически против военного удара по Ираку:

Мы хотим, чтобы Саддам Хусейн ушёл. Но что будет в Ираке потом? Это нас и беспокоит. Потому что эта война – неоправданная. И её последствия будут ещё опаснее...

Против войны и их девятилетний сын-школьник Аран:

Я думаю, что не надо начинать войну. Потому что погибнет много людей, а это будет плохо и для нашей семьи, и для всего Ирака...

Мохаммед и его жена с одобрением относятся к позиции Германии, которая по-прежнему отвергает планы военной операции против Ирака. Они поддерживают и проходящие во многих городах страны демонстрации в пользу мирного решения конфликта:

Я рад, что постоянно проходят антивоенные демонстрации, это значит, что люди ещё проснулись. Раньше в Ираке происходили страшные вещи, и никто этого не замечал. Саддам Хусейн уничтожил ядовитыми газами тысячи человек, в том числе ни в чём не повинных детей и женщин. Но никто тогда не протестовал. Я рад, что сегодня многие хоть что-нибудь делают в этом плане, но надо изменить лозунг. Мы должны говорить не только «нет» войне, но и «нет» - Саддаму Хусейну.

Но вернёмся от забот простых людей к высокой политике. Со мной в студии Эксперт «Немецкой Волны по Ближнему востоку Петер Филипп. Господин Филипп, Джордж Буш в свойственной ему кавалеристской манере заявил, что ООН пора определиться, хочет ли она в будущем иметь какое-то влияние в мире или нет. Грубовато по форме, но, может быть, верно по содержанию?

Наверное, он до определённой степени прав, ведь именно ООН приняла резолюцию номер 1441, ООН после освобождения Кувейта принимала свои резолюции, вводила санкции. И ООН должна всеми силами добиваться выполнения своих резолюций. Угроза применения силы уже записана в резолюции 1441. Своих сил у ООН нет, а американцы, которые готовы применить силу от имени ООН, в этой самой ООН и наталкиваются на сопротивление против войны. Одновременно Джордж Буш готовит почву для односторонних действий, если в Совете Безопасности ему не удастся собрать большинство.

Но картина, согласитесь, складывается отвратительная. США кнутом и пряником пытаются перетянуть малые страны на свою сторону, то же самое делает Франция. А где же идея об Организации равноправных объединённых наций?

А когда это было? Во времена конфронтации между Востоком и Западом США и СССР тоже выстраивали свои сателлитов и подкупали так называемых «неприсоединившихся». Мне как-то президент Танзании сказал, что очень сожалеет о тех временах. Тогда можно было поочерёдно доить и Восток и Запад. Теперь осталась только одна сверхдержава. И она ведёт себя как раньше: покупает себе поддержку и одобрение. Хотя бы на одно голосование.

Господин Филипп, могут ли вообще Кофи Аннан и ООН выйти из этого конфликта без потери лица?

Трудно, конечно, предугадать, как конкретно будут развиваться события, после того как Ханс Бликс 7 марта представить свой очередной и, наверное последний доклад. ООН действительно будет в странном положении, особенно если США нанесут удар без второй резолюции, особенно если одна из стран - Франция или Россия или Китай всё-таки наложат вето в Совете Безопасности. Я боюсь, на Буша это не подействует. Тогда расклад будет налицо: США - это мощь, ООН - это беспомощная говорильня.

Может быть, вопрос звучит цинично. Но стоила ли проблема Саддама Хусейна, стоило ли всё это его оружие, реальное или мифическое того вреда, который уже нанесён международным структурам? Раскол в НАТО, раскол в ЕС, вот теперь и раскол на два лагеря в ООН. Стоило ради Ирака идти на всё это?

Если так ставит вопрос, то нет. Но давайте честно, проблемы-то были давно, и в Евросоюзе, и в НАТО, и в ООН. Ирак только стал катализатором. Может быть, в этом есть и хорошая сторона. Раз проблемы так резко проявились, может быть мы возьмёмся за их решение. Возьмём Евросоюз. Да у него никогда не было единой внешней политики. Теперь мы расширяемся. Значит, вместо патетических речей и пышных застолий политикам пора взяться за нудную и серьёзную работу.

Не могу удержаться от последнего вопроса: Начнётся ли и когда начнётся война?

Бликс 7 марта представит свой доклад. Будет или нет новая революция Совета Безопасности, американцы всё равно считают, что Саддаму и так слишком долго потакали. Так что сразу после 7. марта, может быть, прямо 8. марта может начаться военная операция.

Это было мнение эксперта «Немецкой волны» по Ближнему Востоку Петера Филиппа.