1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

А слона-то мы и не заметили...

Послесловие к завершившемуся в Каннах 56-му международному кинофестивалю / "Говоря о слонах, можно иметь в виду и правительство, которое тратит деньги на вооружение и сокращает бюджет на нужды образования".

default

Гас ван Сент

В Каннах с большим уважением относятся к традициям. Традиций много. Так, например, есть традиция зорко охранять двери в кинозал, чтобы какой-нибудь запоздавший критик не вздумал составить себе ложное впечатление о фильме, пропустив его начало. Есть традиция проводить пресс-конференции в самом маленьком помещении фестивального дворца, так что даже обладатели высшей аккредитационной категории имеют шанс на конференцию не попасть. Кстати, награждать приехавших в Канны журналистов разными по цвету аккредитационными карточками – это тоже одно из традиционных и любимых занятий на Круазет. Есть традиция открывать фестиваль голливудским мюзиклом, показывать в конкурсе французские фильмы, а призами награждать "обычных подозреваемых". По традиции ближе к окончанию фестиваля уставшую профессиональную публику приводят в чувства показом очередного "шокастика" и отправляют её, пребывающую в полной уверенности, что на этот раз прогнозы сбудутся, на торжественную церемонию вручения призов, где по традиции победителем оказывается совсем не тот, кого в него прочили.

С художественной точки зрения...

В этом году Золотую пальмовую ветвь не получили ни Ларс фон Триер, ни Питер Гринуэй, ни Клинт Иствуд, приз за лучшую женскую роль опять-таки не получили ни Николь Кидман, ни Людивин Санье, ни Эммануэль Беар, а Шон Пенн остался без награды за лучшую мужскую роль и т.д. И всё-таки, и в этом тоже заключается одна из давних традиций Каннского фестиваля, побеждает хотя и "правильный", но всё-таки с художественной точки зрения того заслуживающий фильм.

Один день из жизни американской High School

"Слон" американца Гаса ван Сента, единственного в мире режиссёра, с равной уверенностью чувствующего себя в мэйнстриме, независимом кинематографе и в музейном контексте, подходит на роль главного фильма фестиваля сразу по нескольким причинам. Во-первых, это радикальное по стилю киноискусство (продолжение эксперимента с пространством и временем, знакомым нам по "Джерри"), во-вторых, фильм снят на злобу дня, а формулирует её, и это в-третьих, режиссёр из страны, которая хоть и поставляет незаменимых голливудских звёзд на красную ковровую дорожку, но в контексте последних политических событий критику вполне заслуживает. Горькая пилюля никогда не бывавшего за океаном европейца Ларса фон Триера - "Догвилль" - вряд ли пришлась бы по вкусу американским кинобоссам, которые на этот раз дружно проигнорировали фестиваль на Лазурном берегу. Да и призов у Триера уже достаточно много.

Скупыми кинематографическими средствами в строгой формальной эстетике и без морализаторских комментариев показывает фильм Гаса ван Сента один день из жизни американской High School, который завершается неожиданным актом жесточайшего и неоправданного насилия. Художественное продолжение документальной ленты участника прошлогоднего фестиваля Майкла Мура о вооруженном насилии в США, "Слон", по мнению наблюдателей, стал самым "болетворным" фильмом конкурсной программы. "Ага? Очень хорошо!" - комментарий его режиссёра.

Название к фильму ван Сент позаимствовал у одноименного документального фильма производства ББС о насилии в Северной Ирландии. "Об этом не принято говорить, как в семье об отце-алкоголике. Проблема столь громадна, громадная как слон, но в нашем обществе об этом лучше не говорить". Метафора сидящего посредине комнаты слона, присутствие которого все старательно игнорируют, применима, по словам режиссёра, и к Республиканской партии США. "Говоря о слонах, можно иметь в виду и правительство, которое тратит деньги на вооружение и сокращает бюджет на нужды образования."

"Такой мы любим Турцию"

Политическим стейтментом стало награждение заслужившего похвалу и кинокритиков фильма из Турции, которая в прошедшее воскресенье праздновала двойной триумф ещё и как победительница песенного конкурса "Евровидения". "Такой мы любим Турцию", - прокомментировала исполненный под английский рефрен танец живота немецкая пресса. И если признание Турции со стороны европейской культуры не произведёт должного впечатления на европейских политиков, то не исключено, что на одном из ближайших фестивалей появится ещё один кинематографический "слон". Во всяком случае, прошлогодняя попытка посредничества (фильмы израильского и палестинского режиссёров в конкурсной программе), очевидно, имела успех...

И ещё о приятных совпадениях

Поговаривают, что лучший российский режиссёр пригрозил лишить фестиваль своего присутствия, если тот, наконец, не наградит его Пальмовой ветвью. Сокурова наградили. Призом кинокритиков ФИПРЕССИ, жюри которого в этом году возглавлял не менее любимый в Каннах российский кинокритик Андрей Плахов. По сообщению российской прессы, Александр Сокуров высоко оценил нынешний фестиваль в Канне, где по его словам демонстрируются лучшие образцы современного кинематографа. "В профессиональной кинематографической среде это считается, по сути, первым призом. Самым главным, потому что присуждение приза мировой критики находится вне давления, вне всякого рода фестивальных интриг. Я знаю, что этот приз очень ценил в свое время Тарковский. Это чистая премия, честная. И очень важно, что ее получила именно эта картина". Речь идёт об "Отце и сыне", который в рецензиях немецких кинокритиков упоминается разве что в категории "фестивальные катастрофы". Упрекнуть немцев в необъективности трудно, уж свое-то многострадальное кино они не щадят, не смотря на в очередной раз ущемленные национальные интересы.

По поводу картины "Сентябрь" режиссёра Макса Фэрбебёка, единственной из Германии в официальной программе ("Особый взгляд"), ходят слухи, что Жиль Жакоб пригласил её с одной единственной целью: показать всему миру, почему он на протяжении десятилетия упорно отказывается приглашать немецкое кино на Круазетт. Лучшего доказательства, чем псевдо-философская притча о том, какие катастрофы вызвали теракты 11 сентября в семейной жизни немецких бюргеров, вряд ли удалось бы найти. Чего стоит один только эпизод, в котором владелец пиццерии пакистанского происхождения потирает руки от радости, что теракты приковали к экранам телевидения всё население города, и он сможет лихо заработать, развозя заказы по домам, а его жена-немка объявляет ему войну за то, что он ни слова не обронил о том, как осуждает эти теракты. Единственный положительный герой фильма вводится в сюжетную канву словами: "Я – еврей..."

56-й Каннский кинофестиваль сделал свой выбор. И жюри во главе с французским театральным и кинорежиссёром Патрисом Шеро своим предпочтением аутсайдеров доказало несправедливость упреков в застое и консерватизме. И сделало оно это с присущей только для этого главного международного фестиваля элегантностью. Ещё одна давняя традиция на Круазетт.