1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Личное мнение

А был ли компромисс?

22.02.2003

Сегодня слово нашему брюссельскому корреспонденту Герде Мойер:

Вроде бы договорились, а оказалось ни о чём. Неделями длилось перетягивание каната между странами Евросоюза из-за позиции по Ираку. И вот, наконец, договорились и подписали совместный документ. Канцлер Германии Герхард Шрёдер назвал его классическим компромиссом. Классический компромисс на языке дипломатии означает, что ни одной из сторон не удалось удержать свои позиции, все пошли на уступки. И действительно, с одной стороны, в документе говорится о продлении миссии инспекторов ООН в Ираке и поисках мирного решения. Это противоречит изначальной позиции Великобритании, Испании, Италии и стран Восточной Европы. С другой стороны, не исключается и война как последнее средство. Это противоречит позиции Германии и, с оговорками, Франции.

Но не успели еще просохнуть подписи под декларацией, как всё единство пошло насмарку. Президент Франции Жак Ширак, обрушился с критикой на страны Восточной Европы, которые в апреле в Афинах будут официально приняты в Евросоюз. Эти страны, совместно с другими кандидатами на вступление, Великобританией и другими странами ЕС подписали письмо в поддержку позиции США. Так вот Ширак, отбросив весь французский политес, заявил, что «новички дурно воспитаны» и, вообще, им следовало бы молчать «в тряпочку». Министр обороны Франции госпожа Алио-Мари, выступая в Варшаве, договорилась до того, что, мол, дерзкое поведение Польши может поставить под угрозу приём страны в Евросоюз.

В ответ Комиссар Евросоюза по внешней политике Крис Паттен вынужден был напомнить французам, что Евросоюз - это всё-таки не Варшавский договор и у стран-кандидатов есть право на собственное мнение. А Тони Блэр направил премьер-министру Румынии Настасе письмо, в котором выразил сожаление по поводу того, что по уставу страны-кандидаты не могли участвовать в экстренном саммите ЕС и дебатах по выработке общей позиции ЕС по Ираку. Ну, а сам Настасе саркастически констатировал, что тоже кричит на своих детей, когда не решается возразить жене.

Спрашивается, зачем было бесконечно дискутировать, зачем созывать экстренный саммит, если после него складывается впечатление, что участники побывали на разных мероприятиях? Герхард Шрёдер твердит, что поставив подпись под документом, он не отступил от немецкой позиции «нет войне». Тони Блэр, в свою очередь, ни на йоту не отступает от своей старой позиции, мол, Ирак так или иначе будет разоружен, и только от Саддама Хусейна зависит, придётся ли применять для этого вооруженную силу. О каком «классическом компромиссе» может идти речь, если раскол в Евросоюзе сохранился? Если сохранились два лагеря: сторонники американского курса во главе с Великобританией с одной стороны и противники войны против Ирака во главе с Германией и Францией с другой?

Зря Канцлер Германии Герхард Шрёдер пытается принизить значение раскола, сделать вид, что это обычные разногласия, о которых все завтра забудут. Жак Ширак точно уловил веяние времени. Его выпад в адрес стран-кандидатов демонстрирует, что с расширением состава ЕС раскол только усилится. Главное же, предстоит передел влияния и власти в Евросоюзе. Жак Ширак уже сейчас опасается, что открытая поддержка странами Восточной Европы курса США приведёт к дальнейшему ослаблению позиций Франции в рамках ЕС. Ослабнет и роль Евросоюза в качестве противовеса США.

Это было личное мнение сотрудницы брюссельского бюро «Немецкой волны» Герды Мойер.