1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Ашхабад становится все мраморнее и мраморнее

Туркмения отмечает 12-летие нейтралитета. Ашхабад решено "одеть" в еще более белый мрамор. Правда, местных жителей подобным украшательством не удивишь и не обрадуешь. Людям хочется простого, но доброкачественного жилья

default

Президентский дворец в Ашхабаде

Ашхабад готовится к торжествам, посвященным 12 годовщине туркменского нейтралитета. Новые жилые дома повышенной комфортности будут предоставлены сотрудникам МИД, МВД, Государственной товарно-сырьевой биржи, министерства текстильной промышленности, министерства энергетики и промышленности Туркменистана. Местная пресса вовсю трубит о достижениях страны и об уважении к Туркменистану со стороны международной общественности, о мииллиардных проектах, затеянных властью страны, вводе в строй новых объектов строительства и других приятных вещах.

О чем умалчивается в преддверии торжеств?

О вещах неприятных туркменская пресса говорить не любит. К примеру, ни один канал, ни одна газета словом не обмолвилась о трагедии, которая произошла на прошлой неделе в Ашхабаде: несколько учеников столичной школы № 42 подорвались на ... обыкновенном люке. Двое школьников погибли, пятеро получили ожоги.

Взрыв в районе „100 фонтанов“ в Ашхабаде произошел среди бела дня. Никто из находящихся поблизости людей так и не понял, что же случилось. Дети возвращались из школы. Кто-то потом сказал: „Наверное, бросили петарду“. Так это или нет, выяснит специально назначенная комиссия.

Житель одного из близлежащих домов объясняет случившееся таким образом:

„Тут у нас рабочие дорогу обновляли, взяли и заварили люки. Мой друг, инженер по образованию, подходил к ним, говорил, что там могут скопиться газы под асфальтом, а это очень опасно. Но здесь же все делают спустя рукава. Отмахнулись и все“.

Как и что сегодня строят в Ашхабаде?

Сотрудник Госпроекта (который специализируется на застройке) на вопрос, почему возможной стала нелепая смерть детей и кто теперь ответит за это, сказал: „Кто ответит – найдут. Находить виновных в Туркмении умеют, но надо смотреть глубже в суть происходящего. Не рабочие виноваты. Власти сейчас увлеклись грандиозными проектами, строительством новых зданий, Ашхабад „одевается“ в мрамор, но никто совершенно не думает о безопасности и здоровье жителей, которые постоянно живут в столице, а не приезжают, как туристы, на время“, - говорит сотрудник Госпроекта.

По его словам, „мрамор, который сейчас используется в строительстве, стоит 30 долларов за один квадратный метр. И получается, что целая элитная 12-этажка стоит в три раза дешевле, чем ее мраморная „одежка“. А будет стоить еще дороже. Потому что президент, который недавно от россиян получил звание почетного доктора экономических наук, на днях дал указание, чтобы „одевали“ дома не в этот низкосортный мрамор, а в дорогой. Вот на такие роскошества средства находятся, а то, что в городе давно обветшали все коммуникации, никого не волнует. И где еще может грянуть – никто не скажет“, - считает сотрудник Госпроекта.

Город одевается в мрамор, но трубы не обновляет

По его словам, трубы, которые уже по 30 - 40 лет лежат в земле, элементарно нужно менять. А руководителям об этом думать некогда. „Ведь какая кадровая политика в стране?“ – задается вопросом собеседник, - „сейчас в Госпроект назначили главным инженером сотрудника из молхладокомбината. Вместо проектов и норм проектирования, которые всегда должны находиться у него на рабочем столе, перед ним - лишь чай и газета. Вот и результат!“

Особенности ашхабадских "элиток"

Еще на одну проблему указала Лидия, жительница Ашхабада: „Все эти „элитки“ у нас кто строит? Подрядившиеся провинциалы, не имеющие никакой квалификации. Эти ребята порой даже бетон класть не умеют. Мои друзья въехали в новый дом, и у них на следующий же день стал отваливаться кафель. Люди, купившие квартиру за 60 тысяч долларов, еще пять тысяч тратят потом на то, чтобы привести ее в порядок. Кроме того, в некоторых высотках по ночам трещат стекла. А это означает, что дом стоит на кяризе (на подземном сооружении для сбора грунтовых вод и вывода их на поверхность). Значит, впереди еще много сюрпризов“, - поделилась жительница Ашхабада.

Сельби Атаева

Аудио- и видеофайлы по теме