1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Афера "Флоутекса"

О крупнейшем случае квалифицированного экономического мошенничества за всю послевоенную историю Германии

default

Манфред Шмидер, Карл Шмитц, Клаус Кляйзер и Ангелика Нойман

Общий ущерб от махинаций с липовыми договорами о продаже и лизинге бурового оборудования составил 4 миллиарда триста миллионов марок. В качестве платежей по лизингу были выплачены лишь около половины этой суммы. Чистый ущерб составил около двух миллиардов марок, значительную часть которых, в свою очередь, прикарманили босс "Флоутекса" Манфред Шнидер, по прозвищу "Биг Мани", и его сообщники.

Необычайно высокие по германским меркам сроки заключения для четырёх подсудимых - от восьми до 12 с половиной лет - судья объяснил небывалым размахом мошенничества и рекордной в истории германской экономической преступности суммой ущерба, причинённого 80 банкам и партнёрским фирмам. В ходе процесса, который длился четыре недели, все четверо обвиняемых признались в том, что, организовав систему, действующую по принципу снежного кома, продали более трёх тысяч не существовавших в природе буровых установок, которые, в свою очередь, тут же "возвращались" к "Флоутексу" в аренду через специально созданные строительные фирмы. Посетители судебного заседания с удовлетворением приняли к сведению решение суда:

"Рождество им теперь придётся провести вдали от семей, но, как выяснилось на суде, жёны главных обвиняемых были прекрасно осведомлены об их махинациях. Я считаю, что приговор справедлив на все сто процентов. Речь идёт о многомиллиардной афере. Я не знаю, каковы максимальные сроки лишения свободы за преступления такого масштаба. Думаю, что они немного выше, чем те, что были назначены судом. Но, поскольку обвиняемые сами во всём признались, суд, очевидно, немного снизил планку".

Крупнейший случай мошенничества за всю историю экономики Германии функционировал по принципу финансовой пирамиды. Банки и лизинговые фирмы не могли заподозрить, что обладатель лицензии на производство специальных горизонтальных буровых систем для прокладки труб, поставщик этого оборудования и сервисная фирма по обслуживанию систем – на самом деле одна и та же корпорация "Флоутекс".

Экономический обозреватель "Немецкой волны" Томас Киршнинг поясняет механизм обмана:

- Предприятие "Флоутекс", то есть, руководители группы "Флоутекс", были заинтересованы в том, чтобы получать всё новые и новые банковские кредиты. Собственные дела шли у них неважно. Как это им удавалось? Была создана инкорпоративная система фирм. "Флоутекс" продавал или сдавал в аренду лизинговым фирмам оборудование, - с тем, чтобы сразу же взять его в аренду через подставные строительные фирмы, принадлежащие к корпорации. Получается такой круговорот, в котором постоянно появляются всё новые и новые буровые установки, которые, якобы, хранятся на складе, либо продаются, либо сдаются в аренду, но на самом деле почти все эти договоры были липовыми. В общей сложности были заключены сделки о продаже или лизинге 3 411 установок, тогда как на самом деле в распоряжении "Флоутекса" было не более 270 единиц оборудования.

Бойкая торговля воздухом, то есть, горизонтальными буровыми системами, специфика которых, кстати, состояла в том, что с их помощью можно прокладывать трубы, не вскрывая асфальтированной поверхности, продолжалась с 1994 по 1999 годы. На полученные обманным путём миллиарды Шмидер вел королевский образ жизни: приобрел фешенебельные виллы в Майами, на Майорке, в Южной Франции и в швейцарском горном курорте Санкт Мориц, шикарные автомобили, личный самолёт. Яхту класса люкс Шмидер купил у брата брунейского султана.

Скрягой Шнидера назвать было нельзя, на свой 50-летний юбилей он пригласил около 500 гостей, вечеринка обошлась примерно в миллион марок. До сих пор следователи продолжают поиски неизвестно куда подевавшихся драгоценностей, нескольких картин кисти Марка Шагала и примерно 50 миллионов марок. По данным следствия, на собственные нужды Шмидер израсходовал не менее 325 миллионов марок. Он платил себе баснословное жалованье и держал 13 человек прислуги.

Аппетиты его сообщников на этом фоне предстают сущей безделицей. Клаус Кляйзер присвоил около 27 миллионов марок, получив за это 9 с половиной лет, Ангелика Нойман и Карл Шмитц – осуждены соответственно на семь с половиной и шесть с половиной лет лишения свободы. Подсудимые, были сильно удивлены столь высокими сроками, поскольку в ходе процесса упорно отрицали причастность государственных чиновников и политиков к своими махинациям, надеясь снискать таким путём милость правосудия. Однако буквально за несколько дней до вынесения приговора следствие выявило несколько случаев подкупа сотрудников налоговой инспекции боссами "Флоутекса". Следствие не исключает, что криминальная цепочка окажется разветвлённой, и полное расследование аферы займёт ещё не один год.

Задаваясь вопросом, что такое рыночная экономика и как она функционирует, приходишь к выводу, что надувание партнёра и есть основной и, в значительной степени, легальный принцип рыночных отношений. Гражданское право Германии проводит весьма расплывчатые границы между обманом и легальной сделкой, предусматривая наказание за так называемый "договор - несоответствующий общепринятым нормам морали и тем самым обосновывающий недействительность сделки".

Германское уголовное право также весьма туманно запрещает "получать прибыль и обделывать выгодные сделки "обманным путём". Но, очевидно, в стремлении за всё более высокой прибылью при всё более низких инвестициях "деловым людям" провести чёткую границу между правовыми и неправовыми действиями бывает нелегко: обман остаётся интегративной частью нашего общества. А глупость и халатность – самым дешёвым и доступным сырьём из которого можно быстро сделать приличный капитал. В чём же слабые места германской системы контроля над экономикой?

- Да, конечно, этот вопрос сразу возникает. С одной стороны за "Флоутексом" наблюдала аудиторская фирма "КПМГ". Кроме того, банки, предоставлявшие кредиты вполне могли заметить, что что-то не в порядке, не говоря уже о финансовой инспекции, с которой, как теперь выяснилось у "Флоутекса" были проблемы, которые, возможно удалось урегулировать дачей взяток. Проверки, предпринятые аудиторской фирмой в 97-м и 98-м годах прошли безупречно, а дополнительная ревизия в марте 99-го показала, как явствует из отчёта, что "нет никаких признаков того, что права лизинговых фирм нарушаются". Все эти инстанции упустили существенный момент: проверять наличие продаваемых и арендуемых машин. Но даже если контролёр появлялся, у "Флоутекса" всегда находились на складе несколько буровых систем, Их снабжали новыми фирменными щитками и этикетками и выставляли на обозрение посетителя. Тем, как правило, вполне достаточно было увидеть несколько десятков машин, и проверка на этом благополучно заканчивалась. Почему проверка была столь поверхностной? Господин Шмидер в своём регионе считался образцово-показательным предпринимателем, который и камни сможет обратить в золото. Шмидер был на короткой ноге с политиками федеральной земли Баден-Вюрттемберг и с руководством многих банков, щедро жертвовал в кассы сразу трёх партий – ХДС, СДПГ и либералов, выступал спонсором скачек в Иффецхайме и культурных мероприятий. Его "доброе имя" и репутация человека солидного и делового были лучшим поручительством. Никому и в голову не приходило провести действительно серьёзную проверку. И таким образом, вместо реального обмена товарами и услугами продолжалась "торговля воздухом", заключались фиктивные договоры.

- То есть то, что в цивилизованном обществе деловые отношения часто строятся на доверии, на репутации партнёра, может, на самом деле иметь столь печальные последствия?

- Такие случаи действительно всё время повторяются. У всех на памяти афера строительного магната Шнайдера, который, используя липовую документацию, добивался всё более высоких кредитов, надув банки и предпринимателей на миллиарды марок, похожим образом действовал Фридель Бальзам, который манипулировал балансом своих строительных фирм на сотни миллионов марок. Конечно, в Германии достаточно механизмов контроля разных уровней, которые должны бороться с экономической преступностью. Но, к сожалению, люди, этот контроль осуществляющие очень часто обманываются внешне солидным и стабильным обликом предприятия, его финансовой мощью и не углубляются в детали, не задаются лишний раз вопросами "а где же, собственно деньги, оборудование и на чём всё это держится?". Следствие по делу "Флоутекс" продолжается, против банков или аудиторских фирм пока никаких судебных решений вынесено не было. Но я полагаю, что самое время заняться расследованием, насколько действия пострадавших объясняются их собственной небрежностью и халатностью, а возможно и умышленным сотрудничеством с жуликами из "Флоутекс".

- Нелегальный и легальный обман в равной мере вредят обществу в правовом, демократическом государстве, где, казалось бы можно друг другу доверять. Что необходимо сделать, чтобы механизмы регулирования и контроля работали?

- То, что подобные махинации вскрываются и преследуются свидетельствует о том, что правовая система ФРГ функционирует.

Не следует совершать ошибку и считать, что правовое государство работает, лишь, когда в нём вообще нет коррупции. Это глупости. Коррупция была, есть и будет, в любой точке мира, такова человеческая природа. Решающий вопрос, сколько процентов экономических преступлений вскрываются и преследуются в уголовном порядке, и какова тёмная цифра. У нас нет повода предполагать, что правовая система ФРГ нестабильна. Наоборот, Германия - одна из наиболее стабильны стран и в экономическом и в правовом отношениях.

Новости

Контекст