1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Афера Телекома

07.06.2008

Когда речь идет об охране приватной сферы, например, неприкосновенности жилища или тайны телефонных разговоров, шутки с немцами плохи.

default

Вот уже который год министр внутренних дел Вольфганг Шойбле добивается расширения полномочий полиции и спецслужб с тем, чтобы они могли, например, тайно проводить онлайн-обыски на частных компьютерах потенциальных террористов – с санкции судьи! и только в исключительных случаях! И каждый раз его инициатива наталкивается на мощное сопротивление правозащитников и общественности. На этой неделе правительство хоть и одобрило соответствующий законопроект, но его парламентское одобрение под вопросом. Или, скажем, прослушивание телефонных разговоров. Ограничений и бумажной волокиты столько, что себе дороже. Если же выясняется, что сыщики полиции или спецлужб все же пренебрегли установленным в законе порядком и действовали на свой страх и риск, то шум поднимается такой, что хоть святых выноси. Пресса бушует и, невзирая на чины, на ковер в ту или иную следственную комиссию бундестага вызывают то директора службы внешней разведки, то министра внутренних дел, то координатора спецслужб из ведомства федерального канцлера. Порой дело и до Конституционного суда доходит, как в случае с обыском в редакции журнала «Цицеро». Но страсть знать, что там на уме у людей, одолевает не только представителей государственной власти. Не так давно выяснилось, что менеджеры сети продовольственных магазинов «Лидл» с помощью миниатюрных видеокамер присматривали за собственным персоналом не только в кассовой зоне, но даже ... в отхожих местах. Магазинные же детективы сообщали в отделы кадров о наличии, допустим, у такой-то сотрудницы похожей на тюремную интимную татуировку, а у другой – пропотевшего, извините, белья и фирменной футболки. Но это что! На этой неделе Германию продолжал сотрясать скандал флагмана немецкой телекоммуникационной индустрии, фирмы Дойче Телеком. Внутриполитический эксперт фракции СДПГ в бундестаге Дитер Вифельпютц:

«Это мега-скандал. Свинарник «Телеком» следует вычистить. Охрану данных в сфере экономики, очевидно, нельзя доверять одной только экономике.»

Сюжет этой истории довольно прост. Бывший монополист Телеком, неуклонно теряющий прежде всего из-за своей неповоротливости позиции на немецком телефонном рынке, решил выяснить, кто это из ведущих менеджеров концерна выносит сор из избы, сливая журналистам конфиденциальную коммерческую информацию. Причем, информацию не самую презентабельную. Поначалу считалось, что нанятые частные детективы просто анализировали телефонные привычки ведущих членов наблюдательного совета. Благо звонили они, храня верность фирме, с телекомовских номеров – будь-то служебных, домашних или сотовых. Очень удобно. Распечатки под рукой. К тому же с недавних пор все немецкие телекоммуникационные операторы обязаны в течение полугода хранить в своих электронных базах данных сведения об абонентах – какой номер был набран, сколько длился разговор, дата и время звонка. Если звонили с мобильного телефона – то из какого места. В электронный банк провайдера заносится также адрес, по которому было отправлено электронное письмо и его титульная графа. С будущего года будут полгода архивироваться и маршруты передвижения по всемирной пуатине немецких пользователей интернета. Допуск к такой информации имеют только полиция и органы юстиции при наличие судебной санкции и если речь идет о раскрытии особо тяжкого преступления. У частных детективов таких полномочий нет, но уже очень велико было искушение. Вот она, база данных, даже ходить никуда не надо! Но изучением телефонных распечаток они, похоже, не ограничивались. Теперь появились сведения о том, что слежка была поставлена на широкую ногу – проверялись, в частности, приходы и расходы на банковских счетах членов наблюдательного совета и состоящих с ними в контакте журналистов, а по мобильным телефонам рисовались схемы передвижения их владельцев. Современная техника позволяет в режиме реального времени - каждые две секунды – устанавливать, где именно находится трубка. Если два аппарата оказались в одной точке, значит абоненты встретились. Не проблема и послушать, о чем они говорят. У всех расхожих моделей мобильных телефонов практически нет защиты от прослушки. Такую защиту ставят на свои аппараты только отдельные мало кому известные фирмы-производители – Бьюком, Роде энд Шварц, Сагем. Стоят такие телефоны от двух тысяч евро. Говорят, что прослушать разговор по ним невозможно, но определить, где он находится, какой номер был набран и сколько длилась беседа – всё равно не проблема. Скорее всего, в ходе следствия будут выявлены и другие детали. Как и заказчики слежки. Нынешний шеф Телекома Рене Оберманн уверяет, что сам он ни сном, ни духом. Всё, дескать, происходило либо до него, либо без его ведома. Эх, если б не одна мелочь, на которую обратили внимание репортеры еженедельника «Шпигель». В ноябре две тысячи шестого года деньги на оплату гонорара частному детективному агентству были переведены с бухгалтерского аккаунта фирмы, которым заведовали совместно Оберманн и председатель наблюдательного совета Телекома, в прошлом главный немецкий почтальон Клаус Цумвинкель. «Если это так, оправдывается Рене Оберманн, то это произошло без моего ведома.» Он, дескать, не видел ни выставленного счета и не подписывал расходной квитанции. Гонорар, между тем, был весьма солидный – свыше миллиона евро. Не заметить такую статью расходов, даже если деньги не твои личные?

Дополнительную пикантность всей этой истории придает то обстоятельство, что совсем уж безучастным немецкое государство в ней не является. Во-первых, это именно оно всё таки распорядилось полгода хранить данные абонентов. И как заметил заместитель председателя наблюдательного совета Телекома Лотар Шрёдер

«Если бы не было столь длительного хранения телефонных данных, то о таких проблемах и разговора бы не было.»

Это вполне логичная попытка свалить с больной головы на здоровую. Но, во-вторых, немецкое государство по-прежнему является крупнейшим одиночным акционером приватизированного ранее Телекома. Поэтому волей-неволей часть ответственности за произвол, царивший в концерне, ложится и на государственные плечи. Куда ж смотрел главный собственник? Ведь всё это происходило в нарушение действующих в Германии законов об охране личных данных. Вот почему ситуацию попробовал на этой неделе разрулить сам министр внутренних дел Вольфганг Шойбле:

«Граждане должны быть уверены в том, что законы соблюдаются. Это должно гарантировать государство, для чего ему необходимы определенные контрольные полномочия. Нам нужно государство, способное обеспечить соблюдение права. Законы есть, но бывает, что люди их нарушают. Но когда так поступают крупные предприятия, это особенно плохо.»

Прокуратура ведет следствие, оно еще не закончено, и юридические выводы на судебных процессах будут сделаны позже. Упреждая развитие ситуации Вольфганг Шойбле пригласил на встречу в свое ведомство представителей телекоммуникационных компаний ФРГ. Он хотел добиться от них добровольного обязательства соблюдать законы и тайну личных данных их абонентов:

«Я попросил представителей соответствующих компаний и союзов телекоммуникационых предприятий принять участие в совещении, чтобы подумать о том, какие выводы мы должны сделать из ставших известными фактов: насколько эффективны контрольные механизмы на самих предприятиях, нужны ли дополнительные меры? Некоторые требуют принять новые законы. Я против спешки. Сперва надо поговорить друг с другом и попытаться сделать правильные выводы. Совершенно очевидно, что доверие подорвано ко всей отрасли.»

Конкуренты Телекома – бывшего монополиста, по-прежнему контролирующего примерно половину немецкого телефонного рынка – смотрят на вещи иначе. Ни Водафон, ни Аркор, ни Е-плюс, ни О-ту приглашение министра внутренних дел не приняли. Они, очевидно, не захотели оказаться в одной компании с шефом Телекома Рене Оберманом. Как заявил управляющий делами союза предприятий телекоммуникационной сферы БИТКОМ Бернхард Роледер:

«Телекоммуникационные фиры считают несправедливым, что политики берут их в круговую поруку. Это всё – единичные случаи на одном единственном предприятии. Это не проблема всей отрасли или экономики в целом.»

Отказ конкурентов Телекома пожаловать на совещание в МВД поставил его главу – консерватора Вольфганга Шойбле - в неловкое положение – к радости политических оппонентов. Председатель внутриполитической комиссии Бундестага социал-демократ Себастьян Едати едко заметил:

«Министр по защите окружающей среды отправляется в зоопарк на встречу с белым медвежонком, а министр внутренних дел приглашает к себе представителей телекоммуникационной сферы. Приходит только один. Это сигнал для публики – мы, мол, озабочены проблемой. Другой вопрос, поможет ли это её решить. Думаю, законы у нас в порядке, а то что их нарушают – этого законодатели исключить не могут.»

Иначе смотрит на вещи Ханс-Кристиан Штрёбеле из партии «зеленых». Он ратует за изменение законов, а совещание в МВД считает пустой затеей:

«Пусти козла в огород. Ведь это само правительство, эти министры внутренних дел и юстиции своим законом навязали Телекому обязанность полгода сохранять данные абонентов. И это именно те данные – кто с кем говорил по телефону, как долго – которыми Телеком злоупотреблял в преступных целях.»

Но неужели ничего нельзя предпринять, если крупный концерн начинает играть в «большого брата». Кто кого, собственно, тут контролирует? Ведь в наблюдательном совете Телекома сидят и представители немецкого государства! Есть же в конце концов федеральный уполномоченный по охране тайны личных данных. Но Петер Шаар только руками разводит:

«Мои сотрудники могут в любое время нагрянуть на любое предприятие и проверить всю их докуметацию. Но на практике такое случается крайне редко. Кадров у меня мало. Сфера телекоммуникаций – это сотни предприятий, а занимаются ими только семь сотрудников.»

С точки зрения Петера Шаара и других немецких правозащитников необходимо отменить практику полугодового хранения телефонных данных. То, что задумывалось для повышения безопасности в стране, теперь само стало фактором риска. Вольфганг Шойбле оказался в цугцванге:

«Я понимаю, что общественность обеспокоена. Поэтому нам следует приложить еще больше усилий с тем, чтобы люди поняли: государство стоит на страже их прав, а не угрожает им.»

Задача не из простых. Но еще труднее будет самому Телекому вернуть подорванное к нему доверие клиентов – а это всё же почти половина имеющих в Германии телефон. Рекламного ролика на сайте Телекома будет явно недостаточно. К тому же в эти дни его содержание звучит, как прямое издевательство:

«Данные и сети немецкого Телекома находятся под профессональной защитой. Это гарантируют наши схемы безопасности и современные технологии...»

Технологии у Телекома и в самом деле самые современные. Особенно те, которые применялись для слежки. А вот толкового телефонного мастера домой – не дождешься.