1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Афганский долг платежом красен?

Центральная Азия становится центром не только антитеррористической, но и ”энергетической” операции, имеющей, судя по всему, не меньший геополитический размах.

default

Нефть и газ не являются гарантами счастья и процветания

В первую очередь это касается Туркмении и Сапармурата Ниязова, стремящегося нажить в данной ситуации экономические и, главное, политические дивиденды.

  • Нефть к добру снится?

    В Туркмении говорят: вода к добру снится. А вот президенту этой страны Сапармурату Ниязову уже давно в снах видятся нефть и газ, которые из туркменских недр текут по трубопроводам к портовым терминалам на берегах теплых морей. Господин Ниязов часто повторяет, что запасы природного газа его страны составляют чуть ли не 30% мировых ресурсов этого топлива.

    С президентом можно и поспорить, но газа в Туркмении, на самом деле, много. А чтобы он стал выгодным для экспорта, нужен трубопровод. Подключение к российским магистралям - дело реальное, но для Туркмении невыгодное, потому что монополист ”Газпром” вовсе не склонен уступать долю своих рынков сбыта.

    • Южное направление: Афганистан, Пакистан, Индия, Китай

      Весьма перспективно строительство газопровода в южном направлении - через соседний Афганистан к морским портам Пакистана. И такой проект еще шесть лет назад разработала аргентинская компания ”Бридас”. Общая протяженность магистрали должна составить полторы тысячи километров, из них 764 километра приходится на территорию Афганистана. Проектная стоимость работ оценивалась в два миллиарда долларов США, а по трубе предполагалось прокачивать более одного миллиарда кубометров газа в сутки.

      Подключившиеся к проекту две крупнейшие нефтяные компании - американская ”Юнокал” и саудовская ”Дельта Ойл” - вытеснили более скромную нефтяную компанию из Аргентины, однако осуществление планов было отложено из-за крайне нестабильной ситуации в Афганистане.

      Сейчас в США вновь обратились к необычайно выгодным, как с экономической, так и с политической точек зрения, проектам транспортировки туркменских углеводородов к побережью Индийского океана. И происходит эта реанимация уже на уровне Госдепартамента США.

      В реализации проектов весьма заинтересованы также Индия и Китай, не располагающие собственными природными топливными ресурсами. Афганистан и Пакистан могут рассчитывать на значительные доходы от выплат за транзит топлива через их территорию. Иран, у которого со Штатами довольно сложные отношения, оттесняется от выгодных проектов.

      В этом отношении не случайна та активность, которую Иран в последние недели проявляет в Афганистане, и в связи с которой он обвиняется в дестабилизации ситуации вокруг переходного правительства Хамида Карзая.

      • История и современность туркменской "трубы"

        Если не считать природного газа, транспортируемого в страны СНГ из Туркменистана по трубопроводам, построенным еще в советские времена, то можно начать отсчитывать попытки транспортировки туркменского углеводородного сырья на мировой рынок с 1995 года. Некоторые же за точку отсчёта берут 1993 год, то есть с туркмено-пакистанского маршрута компании ”Юнокал” через Афганистан (с месторождения Доулетабад через Кандагар).

        По данному контракту был составлен договор, куда афганская сторона была включена в 1995 году. На неё возлагались функции по обслуживанию магистрали. После взятия контроля над большей частью территории страны движением Талибан, Сапармурад Ниязов вступил в переговоры с талибами, а делегации от талибов были приняты конгрессом США для решения вопроса о выдачи кредитов. Конец этой истории положили события 11-го сентября. Тем не менее, интерес США к каспийским углеводородам сохранился.

        Помощник Президента США Стивен Ман в конце октября прошлого года прилетел к Ниязову и передал послание от Конгресса США, в котором содержалось и одобрение идеи о возобновлении застопорившегося проекта строительства трубопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан. Ударение было сделано на реализации природного газа в Афганистане. Далее в Ашхабад прилетел заместитель министра иностранных дел Ирана с пожеланием увеличить количество поставляемого в Иран газа с 8 млрд. до 24 млрд. кубометров. И, наконец, во вторник в Туркмению прилетел министр энергетики временного правительства Афганистана с просьбой увеличить объем поставляемых нефтепродуктов. В ответ Ниязов напомнил гостью, что у талибского правительства тут большие долги.

        "Мы-то поставляли свои продукции не талибам, а афганскому народу, - заявил Ниязов. - Следует помнить, что долг платежом красен".

        Впрочем, вопросы долгов министр переходного правительства Афганистана, в силу своей временности, решать был не уполномочен. Тем не менее, активность и афганских, и иранских, и американских политиков в Ашхабаде говорит о многом.

        Объяснять исторические события лишь с точки зрения ”энергетических” интересов сверхдержав - дело, наверное, неблагодарное, но то, что такие объяснения, основанные на фактах, помогают разобраться в скрытых причинах происходящих явлений, не вызывает сомнений.

        Нефть и газ, сами по себе, еще не являются гарантами счастья и процветания, - о чем красноречиво говорит и пример Туркмении, и пример афганского проекта строительства нефтепровода во времена власти талибов.

  • Дата 14.02.2002
  • Автор Виталий Волков, Юрий Земмель, Ораз Сарыев
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/1qzI
  • Дата 14.02.2002
  • Автор Виталий Волков, Юрий Земмель, Ораз Сарыев
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/1qzI