1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Фокус

Афгано-туркменский наркотранзит

03.10.02

В средствах массовой информации постоянно поднимаются темы афганского наркотрафика, в том числе речь идет и о тех нитях, которые связывали афганских наркоторговцев с туркменскими силовыми структурами. /Собственно, сам президент Туркменистана Сапармурат Ниязов, проводя чистку в Комитете национальной безопасности республики, в качестве одной из основных причин назвал именно участие туркменских чекистов в наркотрафике/. Сегодняшняя программа "Фокус" не претендует на обобщения. В ней мы изложим только несколько дополнительных свидетельств, полученных нашим корреспондентом в регионе Оразом Сарыевым, встретившимся с двумя людьми, имеющими об афгано-туркменском наркотранзите непосредственное представление. Говорит один из бывших сотрудников КНБ Туркменистана, работавший в отделе по борьбе с наркотиками.

- Я в мае месяце этого года с полковником Кудриным приехал в Россию, убежал из органов внутренних дел Туркмении, где мы состояли офицерами в КНБ Туркменистана.

Мы, работая с Анатолием Кудриным, проводили оперативные мероприятия по пресечению наркотрафика на афганском направлении. Мы установили, что майор Аллеков Султаннияз, сотрудник КНБ, с помощью Тагаева Ахмета, помощника бывшего заместителя председателя КНБ, через предприятие "Гызылгюль" обеспечивали транзитный переход афганцев из Туркмении в Афганистан и обратно во времена существования талибского режима. Эти транзитные перевозки осуществлялись за соответствующие суммы из приграничного афганского города Герата через кушкинский пограничный переход и через погранпост Имам-Назар Чарджоузской области, возле города Кирки, и помогали им затем выехать за пределы Туркменистана, через Узбекистан, а затем на пароме до Астрахани. Эти маршруты обеспечивали указанные сотрудники КНБ. По нашей информации, в партиях перевозился героин – до 50 килограммов. За перевозку до 2-3 килограммов организаторы имели твердую ставку дохода в размере около 5 тысяч долларов, при увеличении веса перевозимого героина ставка эта возрастала. Мы приступили к возбуждению уголовного дела против предприятия "Гызылгюль". Тут ответственный сотрудник генеральной прокуратуры Туркменистана Пирназаров Шаназар эти дела прекратил. За это, по нашим сведениям, со стороны майора Аллекова и директора фирмы "Гызылгюль" Какаджановой Гульджахан ему была дана соответствующая денежная сумма и автомашина "Хюндаи". Эта машина и сейчас находится в пользовании сотрудника прокуратуры Пирназарова. Кроме того, в 1999 году мы проводили оперативное мероприятие на кушкинской трассе. Наша группа захвата установила засаду на трассе и ожидала прохода двух грузовиков с грузом наркотиков – как сообщили наши агенты с афганской территории, в этих грузовиках должна была поступить с территории Афганистана большая партия героина: 2,5-3 тонны, спрятанные в шерсти. Мы лежали в засаде, но в момент появления грузовиков появился джип. Нам дали команду не подниматься и не смотреть. Я проявил любопытство и увидел, что это джип, в котором находился сам Ниязов и его охрана. Я испугался, что сейчас охрана президента нас расстреляет, но, отменив нашу операцию, они уехали. Грузовики, ожидаемые нами, проследовали за этим джиппом. Нам же дала была команда находиться еще шесть часов на месте, никуда не двигаться. Мы все втроем являемся очевидцами этого события. Я не называю свою фамилию, потому что еще не нахожусь в столь безопасном отдалении от Туркменистана, как полковник Кудрин.

А вот второе свидетельство, полученное от Дауда Сарвари, ныне находящегося за пределами Афганистана.

- Я, Дауд Сарвари, проживал в Герате. При правительстве талибов через туркменское консульство в Герате я организовывал бегство многих афганцев из Афганистана в Туркменистан, но одновременно многие из беженцев перевозили с собой наркотики – с пустыми руками кто побежит, правильно? С 2000 по середину 2002 года через консульских работников я познакомился с майором КНБ Аллековым Султенниязом, и с сотрудником КНБ, курирующим визово-паспортную службу, Бабаевым Курбаном. Через меня они брали деньги у афганцев и переправляли их в Россию за 2000 – 2500 долларов через фирму "Гызылгюль"

Есть ли у Вас информация о том, что указанные Вами сотрудники туркменского КНБ знали о перевозимых афганцами наркотиках?

- Да, за провоз наркотиков была установлена отдельная ставка: если вес превышает больше 5 килограммов, то сотрудники КНБ брали больше 6 тысяч долларов. В течение двух лет я переправил более 35 человек из Герата через пограничный пост Имам-Назар. Люди из Афганистана перевозились сотрудниками КНБ вне зависимости от того, что о них было известно, среди них были не только жители Герата, о которых можно было найти информацию. Боевику Аль-Каиды или стороннику движения Талибан попасть таким образом при посредстве фирмы "Гызылгюль" в Туркменистан, Узбекистан и Россию было не сложнее, чем любому другому афганцу, имеющему нужную сумму денег.

Однако вопрос о боевиках Аль-Каиды, проникавших таким образом на территорию Туркменистана – это уже тема иной, отдельной передачи. Тем более, что информация об этих "тайных делах" стала в последнее время поступать в СМИ.

Виталий Волков, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА