1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Афганистан поставляет. Таджикистан пытается бороться

А есть ли они вообще - эффективные методы борьбы с наркотрафиком?

default

Основным поставщиком опиума в мире уже много лет является Афганистан. Ни страны Юго-Восточной Азии, ни южно-американские государства не в состоянии больше с ним конкурировать. И каждый год сообщается о новых рекордных урожаях опийного мака, собранных в Афганистане. Несмотря на то, что все (от правительства Афганистана до сил коалиции) постоянно заявляют о готовности бороться с этим злом и сделать все возможное ради выхода страны из порочного круга. А наркотики тем временем продолжают из Афганистана распространяться по всему миру. И среди прочих путей вывоза опия из страны большой популярностью пользуется таджикско-афганская граница.

Что делается для того, чтобы ограничить наркопоток? О новых данных и новых опасностях, связанных с наркотрафиком, а также о новых методах борьбы с ним - в сегодняшнем выпуске программы «Фокус», с Дарьей Брянцевой:

Афганистан фактически превратился в страну с наркоэкономикой. Потому что именно от этой, если можно ее так называть, отрасли производства зависит благосостояние чуть ли не большинства афганских граждан. И до сих пор все методы борьбы с наркобизнесом, были либо малоэффективны, либо неэффективны вообще. Уничтожение посадок мака фактически ведется уже после того, как с полей был собран урожай. Все попытки убедить крестьян выращивать другие культуры, пока мало к чему приводят. Потому что никакой шафран в жизни не принесет таких доходов, как опийный мак. При этом обычно принято считать, что афганцы выращивают зелье только на вывоз, таким образом поставляя зависимость и болезни на экспорт. Однако, по данным сотрудников реабилитационного центра в городе Гардез, где лечатся наркозависимые, большая часть урожая мака все-таки остается в стране, и производные от него продукты употребляются местными жителями, то есть - афганцами. Вот что рассказывает врач реабилитационного центра Байан Мохаммед:

«Среди групп, наиболее подверженных риску стать зависимыми, я бы выделил беженцев, которые возвращаются домой, в Афганистан. Как правило, употреблять наркотики они начинают, еще будучи за рубежом, в таких странах, например, как Иран, где наркомания сильно развита. В Афганистане тоже всегда было много зависимых, но не столько, сколько сейчас».

По мнению Лео Бранденберга – представителя немецкого Общества технического содействия (GTZ), которое активно участвует в различных мероприятиях по борьбе с наркотрафиком, главная проблема состоит в том, что борьба эта ведется не с теми, с кем надо:

«Крестьяне заинтересованы не столько в том, чтобы высадить и собрать как можно больше опийного мака. А в том, чтобы у них появились покровители – наркобароны, полевые командиры и так далее. Собственно, основной доход от продажи наркотиков идет не крестьянам, а посредникам и тем, кто защищает весь этот грязный бизнес. И самое ужасное, что среди этих людей очень многие находятся у власти, и бороться с ними очень сложно, практически невозможно».

В общем, борьба с наркотрафиком в Афганистане ведется. На разных уровнях. Периодически в крупных городах проводится церемония демонстративного сжигания наркотиков. В эти дни министерство внутренних дел Германии начало осуществление нового проекта в Афганистане. Немецкие полицейские обучают афганских, каким образом и на каких стадиях уличать наркоторговцев и перекрывать пути распространения. Обучены будут около 600 афганцев в Кабуле, Герате и Кундузе.

Но, тем не менее, пока опасное зелье продолжает поступать из Афганистана в другие страны. Например, в Таджикистан – страну, ставшую в какой-то степени перевалочным пунктом на «нешелковом» наркотическом пути. При этом, по словам генерала Нуралишо Назарова, начальника Главного штаба Комитета по охране госграницы при правительстве Таджикистана, в республике делается все возможное для борьбы с наркотрафиком.

Тему продолжит наша корреспондентка в Душанбе Нигора Бухари-заде:

«Таджикским пограничникам, недавно сменившим российских на таджикско-афганской границе, сразу же пришлось столкнуться с серьёзными испытаниями. Продолжающийся уже второй месяц паводок на пограничной реке Пяндж значительно осложнил охрану южных рубежей, особенно на протяжённом участке Московского погранотряда. Вода нанесла большой ущерб пограничной инфраструктуре и вытеснила стражей границы вглубь территории. Об этом в среду в Душанбе сказал начальника штаба Комитета по охране госграницы Таджикистана Нуралишо Назаров:

- К сожалению, нам не повезло: мы приняли охрану таджикско-афганской границы, и в этом же году уровень воды в Пяндже поднялся на полтора метра. Смыло несколько сотен метров инженерно-технических сооружений в Московском погранотряде. Пограничные заставы «Рыбхоз» и «Сайёд» находились под угрозой затопления, и мы были вынуждены эвакуировать их на расстояние где-то 300 метров. Сейчас пограничники там несут службу в палатках. Нам приходится тяжело, потому что вновь нужно восстанавливать линию инженерно-технических сооружений, а это большие затраты.

Природные капризы таджикским пограничникам сейчас совсем некстати – и без них нужны миллионные средства на улучшение пока ещё очень слабого технического оснащения и профессиональной выучки отечественных погранвойск. Тем не менее, по словам Нуралишо Назарова, пограничное ведомство уже имеет на своём счету и некоторые успехи. С начала года на таджикско-афганской границе были проведены около двух десятков спецопераций, в результате которых задержали 33 нарушителя. В их числе 23 крупных афганских наркодельца - те, кто стоит у истоков организации наркотрафика. Из незаконного оборота таджикскими пограничниками изъято более 400-сот килограммов наркотиков. В сравнении с показателями прошлых лет цифра небольшая, поэтому нагрузка на плечи силовых струкутр, работающих внутри республики, сейчас увеличилась. А некоторые участки границы, по признанию самого Назарова, перекрыть практически невозможно. Один из таких «слабых» участков - Шуроабадский Московского погранотряда - стал у контрабандистов излюбленным направлением переброски наркотиков:

- В Шуроабадском направлении около 32 тысяч гектаров земли находятся, можно сказать, вне контроля пограничников. Почему? Потому что вдоль реки невозможно дислоцировать погранзаставы, комендатуры. В тыльную сторону горный рельеф иногда простирается на расстояние 10 километров. И пограничные заставы дислоцированы не на линии госграницы, а в тылу, в кишлаках. Вот в этом и заключается сложность. Афганцы используют эту территорию и пересекают границу. Там имеются тысячи тропинок. Контрабандисты имеют самые современные средства связи, договариваются с жителями приграничных районов, которые занимаются наркобизнесом, складируют наркотики в схроны.

По мнению экспертов в Таджикистане, пока не будет социально-экономического подъёма в Афганистане, все меры по уничтожению там столь прибыльного наркопроизводства не принесут желаемого результата. А значит, воротилы наркобизнеса ещё не один год будут испытывать на прочность стражей таджикско-афганской границы. Международное сообщество не оставляет таджикских пограничников один на один со своими проблемами. Помощь со стороны США, России и стран Евросоюза оказывается, и Нуралишо Назаров считает её весьма существенной:

- Многие международные организации по линии Евросоюза нам оказывают помощь. Сейчас предусматривается технический ремонт, восстановление погранзастав вдоль таджикско-афганской границы, строительство контрольно-пропускных пунктов в Теме, Рузвае. Кроме того, нам европейские доноры готовы представить нам типовые погранзаставы, которые будут заказывать в Казахстане. Мы считает, что это огромная помощь.

По словам Нуралишо Назарова, таджикские пограничники заметно укрепили сотрудничество с афганскими коллегами. Благодаря такому взаимодействию за последний год удалось освободить из афганского плена около 25-ти граждан Таджикистана, которых наркодельцы увели на сопредельную территорию и держали в заложниках за поставленные своим таджикским пособникам наркотики. Сейчас, по данным Назарова в Афганистане в заложниках продолжают находиться порядка 20 жителей таджикского приграничья, в том числе и женщины. Трудностями переходного периода на таджикско-афганской границе воспользовались и, так сказать, «свои». Среди пособников афганских наркодельцов выявлены и сами пограничники. С начала этого года в отношении военнослужащих погранведомства Таджикистана, замешанных в наркобизнесе, возбуждено 37 уголовных дел. Среди задержанных есть и офицеры.

Дарья Брянцева, Нигора Бухари-заде